Рассказы и крохотки, Александр Солженицын
Read

Рассказы и крохотки

Первый том 30-томного собрания сочинений А.И. Солженицына являет собой полное собрание его рассказов и «крохоток». Ранние рассказы взорвали литературную и общественную жизнь 60-х годов, сделали имя автора всемирно известным, а имена его литературных героев нарицательными. Обратившись к крупной форме – «В круге первом», «Раковый корпус», «Архипелаг ГУЛАГ», «Красное Колесо», – автор лишь через четверть века вернулся к жанру рассказов, существенно преобразив его. Тексты снабжены обширными комментариями, которые позволят читателю в подробностях ощутить исторический и бытовой контекст времени.
more
Impression
Add to shelf
Already read
798 printed pages
Современная проза

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

всё, что бы ни сказали про Солженицына — правда. говорят, он мученик своего времени, голос ссыльных осуждённых, ни за что изгнанных, навеки без имени сгинувших. говорят, что он исключительный выдумщик, приумноживший реальность во сто крат, что он старательно выворачивает из карманов памяти только всё самое жуткое, обязательно побольнее. что бы из этого ни было по-настоящему правдивым словом — ничто не умолит абсолютного гения рассказчика. этот мягкий, богатый описательный и сравнительный язык. эта вечная стойкая трезвость и рассудительность повествования создают то самое погружение, от которого часто хочется сбежать. потому что оказаться так близко с жизнью каторжного лагерника не хочется никому. и какие бы эмоции это ни вызвало (плохие, разумеется), это именно тот гений, который способен вывести из равновесия только лишь словами.

Lukovolga
Lukovolgashared an impression4 months ago
👍

"Один день ..." и "Матренин двор", "Случай на станции Кочетовка" - все это потрясает, заставляет думать, особенно сейчас!

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Талант,он и в Африке талант.

gkojevnikova
gkojevnikovashared an impression2 years ago
🔮Hidden Depths
💧Soppy

QuotesAll

Работа – она как палка, конца в ней два: для людей делаешь – качество дай, для начальника делаешь – дай показуху.
– отвлёкся один из них.
Никак не годилось с утра мочить валенки.
обутка, след автомобильный). Теперь вроде с обувью подналадилось: в октябре получил Шухов (а почему получил – с помбригадиром вместе в каптёрку увязался) ботинки дюжие, твердоносые, с простором на две тёплых портянки. С неделю ходил как именинник, всё новенькими каблучками постукивал. А в декабре валенки подоспели – житуха, умирать не надо
Но я уже видел, что жребий мой был – поселиться в этой темноватой избе с тусклым зеркалом, в которое совсем нельзя было смотреться, с двумя яркими рублёвыми плакатами о книжной торговле и об урожае, повешенными на стене для красоты.
Один день Ивана Денисовича
– Две загадки в мире есть: как родился – не помню, как умру – не знаю.
Рядом с Шуховым Алёшка смотрит на солнце и радуется, улыбка на губы сошла. Щёки вваленные, на пайке сидит, нигде не подрабатывает – чему рад? По воскресеньям всё с другими баптистами шепчется. С них лагеря как с гуся вода. По двадцать пять лет вкатили им за баптистскую веру – неуж думают тем от веры отвадить?
Скинули мешок, чтоб обмывать. Всё было месиво – ни ног, ни половины туловища, ни левой руки.
Меня поразила её речь. Она не говорила, а напевала умильно, и слова её были те самые, за которыми потянула меня тоска из Азии:
– Пей, пей с душою желáдной. Ты, потáй, приезжий?
Летом 1956 года из пыльной горячей пустыни я возвращался наугад – просто в Россию.
Считается по делу, что Шухов за измену родине сел. И показания он дал, что таки да, он сдался в плен, желая изменить родине, а вернулся из плена потому, что выполнял задание немецкой разведки. Какое ж задание – ни Шухов сам не мог придумать, ни следователь. Так и оставили просто – задание.
В контрразведке били Шухова много. И расчёт был у Шухова простой: не подпишешь – бушлат деревянный, подпишешь – хоть поживёшь ещё малость. Подписал.
А было вот как: в феврале сорок второго года на Северо-Западном окружили их армию всю, и с самолётов им ничего жрать не бросали, а и самолётов тех не было. Дошли до того, что строгали копыта с лошадей околевших, размачивали ту роговицу в воде и ели. И стрелять было нечем. И так их помалу немцы по лесам ловили и брали. И вот в группе такой одной Шухов в плену побыл пару дней, там же, в лесах, – и убежали они впятером. И ещё по лесам, по болотам покрались – чудом к своим попали. Только двоих автоматчик свой на месте уложил, третий от ран умер, – двое их и дошло. Были б умней – сказали б, что по лесам бродили, и ничего б им. А они открылись: мол, из плена немецкого. Из плена?? Мать вашу так! Фашистские агенты! И за решётку. Было б их пять, может, сличили показания, поверили б, а двоим никак: сговорились, мол, гады, насчёт побега.
легко было приехать. Но не уехать.
Уже закруживалось пугающее дыхание зимы – и щемило сердца.
И барака что-то не шли отпирать, и не слыхать было, чтобы дневальные брали бочку парашную на палки – выносить.
пор декрет был, и солнце выше всего в час стоит.
– Чей же эт декрет?
– Советской власти!
Работа – она как палка, конца в ней два: для людей делаешь – качество дай, для начальника делаешь – дай показуху.
В Торфопродукт легко было приехать. Но не уехать
подлинный вкус жизни
У тех людей всегда лица хороши, кто в ладах с совестью своей.
Тут узнал я, что плач над покойной не просто есть плач, а своего рода политика
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)