Read

Судьба человека

Михаил Александрович Шолохов — один из самых выдающихся писателей русской советской литературы, лауреат Нобелевской премии, автор романов «Тихий Дон» и «Поднятая целина». В настоящее издание вошли произведения автора, посвященные Великой Отечественной войне: «Они сражались за Родину», «Судьба человека», «Наука о ненависти», «Очерки военных лет» — возможно, наиболее пронзительные, яркие, трагичные и вместе с тем жизнеутверждающие тексты, созданные на тему войны не только в отечественной, но и в мировой литературе.
more
Impression
Add to shelf
Already read
347 printed pages
Классика

ImpressionsAll

marine101
marine101shared an impressionlast year
👍
🎯Worthwhile

Как же изменились люди(( Отличная книга о русском непродажном народе. В нынешней ситуации её необходимо прочитать всем: от школьников до пенсионеров, чтобы вспомнить кто есть кто и получить огромный заряд патриотичности! Что сейчас позволяют делать с землями, защита которых досталась такими жертвами и кровью...в войну Донбасс отстояли, а сейчас он разрушен, как же так....((((

👍
🚀Unputdownable
💞Loved Up
💧Soppy

Душераздирающая история, которая не оставит равнодушным никого — о том, как война перевернула жизни людей с ног на голову...

Наслаждайтесь чтением!

Sonya Malova
Sonya Malovashared an impressionlast year
💧Soppy

После прочтения начинаешь ценить время в которое мы все с вами живём.

👍
🐼Fluffy
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Великолепно!!! Обязательна к прочтению!

👍
💀Spooky
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

Одна из самых любимых книг.

🚀Unputdownable
🔮Hidden Depths

hotunicorn13
hotunicorn13shared an impression15 days ago
👍
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile

Великолепное произведение!
Тронуло за душу, всем советую!

👍
🐼Fluffy
💡Learnt A Lot
💧Soppy

Отличная книга. Полезна для тех, кому предстоит сдавать ЕГЭ xD

b4711401337
b4711401337shared an impression6 months ago
👍
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot

Круто , всем советую

👍
💧Soppy

Очень трогательная, рвуЩая сердце и душу книга. Читается очень тяжело. Подчас слезы так и лились из меня ручьем.

b6753669794
b6753669794shared an impression7 months ago
👍

👍
🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths

🚀Unputdownable
💧Soppy

🔮Hidden Depths
💧Soppy

Очень сильно. Жестокая, реалистичная, но в то же время очень теплая история о человеке, потерявшем все, но не отчаявшемся. Буквально до слез.

Анастасия
Анастасияshared an impression9 months ago
👍

👎

🔮Hidden Depths
💧Soppy

🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot

🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Пронизывает всё нутро,даже жаль,что книга закончилась

QuotesAll

— До самой смерти, до последнего моего часа, помирать буду, а не прощу себе, что тогда ее оттолкнул!..
Он положил на колени большие темные руки, сгорбился. Я сбоку взглянул на него, и мне стало что-то не по себе... Видали вы когда-нибудь глаза, словно присыпанные пеплом, наполненные такой неизбывной смертной тоской, что в них трудно смотреть? Вот такие глаза были у моего случайного собеседника.
Два осиротевших человека, две песчинки, заброшенные в чужие края военным ураганом невиданной силы… Что-то ждет их впереди? И хотелось бы думать, что этот русский человек, человек несгибаемой воли, выдюжит, и около отцовского плеча вырастет тот, который, повзрослев, сможет все вытерпеть, все преодолеть на своем пути, если к этому позовет его Родина.
русский человек, человек несгибаемой воли
некоторые из вас, еще не приобретете жизненного опыта, а уже беретесь судить обо всем, даже о том, чего еще как следует не осмыслили, не продумали до скрытой глубины, ну и поете с чужого голоса, щелкаете, как вот этот соловейко, а настоящего пения не получается...
Хорошая попалась мне девка! Смирная, веселая, угодливая и умница, не мне чета. Она с детства узнала, почем фунт лиха стоит, может, это и сказалось на ее характере. Со стороны глядеть — не так уж она была из себя видная, но ведь я-то не со стороны на нее глядел, а в упор. И не было для меня красивее и желанней ее, не было на свете и не будет!
Придешь с работы усталый, а иной раз и злой как черт. Нет, на грубое слово она тебе не нагрубит в ответ. Ласковая, тихая, не знает, где тебя усадить, бьется, чтобы и при малом достатке сладкий кусок тебе сготовить. Смотришь на нее и отходишь сердцем, а спус­тя немного обнимешь ее, скажешь: «Прости, милая Иринка, нахамил я тебе. Понимаешь, с работой у меня нынче не заладилось». И опять у нас мир, и у меня покой на душе. А ты знаешь, браток, что это означает для работы? Утром я встаю как встрепанный, иду на завод, и любая работа у меня в руках кипит и спорится! Вот что это означает — иметь умную жену-подругу.
Видел всего с головы до ног: красивое, смугло-румяное, круглое лицо с черной полоской усов, смоляную челку, выбившуюся из-под примятого поля серой мягкой шляпы, нарядный, красно-черный четырехугольник вышивки украинской рубашки, серый в полоску пиджак, небрежно накинутый на широкие ладные плечи; видел разъезжавшиеся по грязи ноги в черных стареньких брюках и заляпанных грязью коротких резиновых сапогах. Таким Юрий Овражний и сохранился в памяти Стрельцова на всю жизнь, как мгновенно выхваченный кадр из цветного фильма
Хитра утка, она на день по сорок раз ухитряется жрать, а я какой же хитрый? С утра кислого молока похлебал с хлебушком и вот тяну до ночи, по вашей милости ушицы попробую — опять живой. У нас на хуторе один я с простиной в голове, а остальные все умные, все в политику вдарились. Вот, к примеру, залезет Иванова свинья к соседу Петру в огород, нашкодит там, а Петро — нет чтобы добром договориться, вот как мы с тобой, — берет карандаш, слюнявит его и пишет в ГПУ заявление на Ивана: так, мол, и так, Иван, мой сосед, в белых служил и измывался над крас­ноармейскими семьями. ГПУ этого Ивана за воротник и к себе в гости приглашает. Глядишь, а он уже через месяц в Сибири прохлаждается. Брат Ивана на Петрова пишет, что он, мол, сам в карателях был и такое учинял, что и рассказать страшно! Берут и этого. А на брата уже карандаш слюнявит родственник Петра. Таким манером сами себя пересажали, и мужчин в хуторе осталось вовсе намале, раз-два и обчелся. Теперь в народе моих хуторян «карандашниками» зовут. Вот ведь как пересобачились. Вкус заимели один другого сажать, все политиками заделались. А раньше такого не было. Раньше, бывало, за обиду один другому морду набьет, на том и вся политика кончится. Теперь — по-новому.
Чужой, но ставший мне близким человек поднялся,
В восемнадцатом году его заинтересовала судьба одного вражеского офицера, а двадцать лет спустя не интересуют судьбы тысяч коммунистов.
«Воюем-то мы вместе, а умирать будем порознь, и смерть у каждого из нас своя, собственная, вроде вещевого мешка с инициалами, написанными чернильным карандашом... А потом, Коля,
Нет, не только во сне плачут пожилые, поседевшие за годы войны мужчины. Плачут они и наяву. Тут главное — уметь вовремя отвернуться. Тут самое главное — не ранить сердце ребенка, чтобы он не увидел, как бежит по твоей щеке жгучая и скупая мужская слеза…
Видали вы когда-нибудь глаза, словно присыпанные пеплом, наполненные такой неизбывной смертной тоской, что в них трудно смотреть?
День ото дня исчезала былая близость, надежно связывавшая их прежде, ушла в прошлое милая интимность вечерних супружеских разговоров, и уже ни у одного из них не возникало желания поделиться своими тревогами и заботами, неприятностями и маленькими радостями по работе.
Шолохов (наследники), 2015
Ты же, Федя, гляди там, не давай им спуску!
Раненые есть?» Вот что значит настоящий доктор! Он и в плену и в потемках свое великое дело делал.
Нет! На то ты и мужчина, на то ты и солдат, чтобы все вытерпеть, все снести, если к этому нужда позвала. А если в тебе бабьей закваски больше, чем мужской, то надевай юбку со сборками, чтобы свой тощий зад прикрыть попышнее, чтобы хоть сзади на бабу был похож, и ступай свеклу полоть или коров доить, а на фронте ты такой не нужен, там и без тебя вони много!
«Не слышит ни дождя, ни ветра... Спит так, как будто совесть у нее чище чистого»,
В восемнадцатом году его заинтересовала судьба одного вражеского офицера, а двадцать лет спустя не интересуют судьбы тысяч коммунистов. Да что же с ним произошло? Для меня совершенно ясно одно: его дезинформировали, его страшнейшим образом вводили в заблуждение, попросту мистифицировали те, кому была доверена госбезопасность страны, начиная с Ежова. Если это может в какой-то мере служить ему оправданием... — Александр Михайлович разом умолк, прислушался

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Anastasiya Nagurnova

Старая добрая классика

Эльвира Давлеткулова

Саморазвитие

Anastasiya Nagurnova

Стоп. Снято!

Related booksAll

Related booksAll

Александр Солженицын

Матренин двор

Михаил Шолохов

Тихий Дон

Михаил Булгаков

Собачье сердце

Иван Бунин

Господин из Сан-Франциско

Михаил Лермонтов

Герой нашего времени

Максим Горький

На дне

Иван Бунин

Темные аллеи

On the bookshelvesAll

Классика

Старая добрая классика

Саморазвитие

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)