Накануне, Иван Тургенев
ru
Free
Read

Накануне

Заглавие своего произведения сам автор объяснял так: «Повесть „Накануне“ названа мною так ввиду времени ее появления (1860 — за год до освобождения крестьян)… Новая жизнь началась тогда в России — и такие фигуры, как Елена и Инсаров, являются провозвестниками этой новой жизни». Небывалый общественный подъем накануне коренных преобразований в жизни России и послужил непосредственным стимулом к работе над романом. Тургенев занят поиском положительного героя — молодого, сильного, с новой идеологией, «сознательно-героической натуры». По свидетельствам современников писателя, революционно настроенная молодежь 1860–1870-х годов подражала Елене и Инсарову. Однако роман не случайно открывается спором о счастье и долге. Елене и Инсарову кажется, что их любовь служит высшей цели. Но сама жизнь вступает в противоречие с надеждами и чаяниями героев. Их историю любви Тургенев завершает финалом, который, по словам А. П. Чехова, «полон трагизма».
more
Impression
Add to shelf
Already read
176 printed pages
Бесплатно

Related booksAll

Накануне, Иван Тургенев
Накануне
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths

Тургенев напоминает нам, что не все в жизни идёт так, как мы задумали. Иногда даже самые благородные цели недостижимы из-за жестоких поворотов судьбы. Книга заставляет задуматься о смысле жизни, о её ценностях и идеалах.

🔮Hidden Depths

Повесть о жизни русского дворянства, чистой нежной любви, самопожертвовании, о борьбе менталитетов, но честности и чести.

Semenova Sofia
Semenova Sofiashared an impression2 years ago
🚀Unputdownable

🎯Worthwhile

👍
🐼Fluffy
🚀Unputdownable

b9119551232
b9119551232shared an impression5 months ago
👎

Скучно

👍
💀Spooky
🚀Unputdownable
💞Loved Up
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Как у всей, почти всей, классики довольно трагический конец. Поначалу читать немного скучно, кажется все бесполезной болтовнёй, но перейдите этот момент и вы не пожалеете! Книга достойна всех похвал. Правда, оооочень жаль, что ничего не известно о судьбе Елены (((

👍

💞Loved Up
💧Soppy

💤Borrrriiinnng!
💞Loved Up

🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
💧Soppy

Aisel
Aiselshared an impression10 months ago
👍
🔮Hidden Depths

Yana
Yanashared an impression11 months ago
👍
🚀Unputdownable
💞Loved Up

agasha28
agasha28shared an impressionlast year
👍
💞Loved Up
🎯Worthwhile

Советую прочитать книгу, а потом посмотреть фильм, старой постановки. Там артиста подобрали настоящий Инсаров как в книге. Очень интересно. А Шубина Табаков сыграл ну просто супер

👍
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Всё больше люблю Тургенева)Советую прочитать)Перед прочтением следует немного узнать о предыстории и знать почему произведение называется "Накануне"

👍
🚀Unputdownable
💞Loved Up

Kosta
Kostashared an impression2 years ago
👍

Daria
Dariashared an impression2 years ago
👍
🚀Unputdownable
💞Loved Up

sitala95
sitala95shared an impression2 years ago
👍

QuotesAll

«А горе бедной, одинокой матери?» – спросила она себя и сама смутилась и не нашла возражений на свой вопрос. Елена не знала, что счастие каждого человека основано на несчастии другого, что даже его выгода и удобство требуют, как статуя – пьедестала, невыгоды и неудобства других.
душа не яблоко: ее не разделишь.
Anna
Annahas quoted7 days ago
не любовь-наслаждение, любовь-жертва.
– Дитя, – проговорила Елена, поглядев ему вслед.
– Художник, – промолвил с тихой улыбкой Берсенев
пока она слыла за необыкновенного ребенка, стал ее бояться, когда она выросла, и говорил о ней, что она какая-то восторженная республиканка, бог знает в кого! Слабость возмущала ее, глупость сердила, ложь она не прощала «во веки веков»; требования ее ни перед чем не отступали, самые молитвы не раз мешались с укором. Стоило человеку потерять ее уважение, – а суд произносила она скоро, часто слишком скоро, – и уж он переставал существовать для нее. Все впечатления резко ложились в ее душу; не легко давалась ей жизнь.
кончилось тем, что она только и делала, что грустила и тихо волновалась.
эти загадочные слова вы изволили произнести вследствие какого-либо соображения вашей мыслительной способности или же под наитием мгновенной потребности произвести сотрясение в воздухе, называемое звуком?
Раз кто-то назвал его frondeur; это название очень ему понравилось. «Да, – думал он, самодовольно опуская углы губ и покачиваясь, – меня удовлетворить не легко; меня не надуешь». Фрондерство Николая Артемьевича состояло в том, что он услышит, например, слово «нервы» и скажет: «А что такое нервы?» – или кто-нибудь упомянет при нем об успехах астрономии, а он скажет: «А вы верите в астрономию?» Когда же он хотел окончательно сразить противника, он говорил: «Все это одни фразы». Должно сознаться, что многим лицам такого рода возражения казались (и до сих пор кажутся) неопровержимыми
Номером первым, – повторил Берсенев. – А мне кажется, поставить себя номером вторым – все назначение нашей жизни.
– Если все так будут поступать, как ты советуешь, – промолвил с жалобною гримасой Шубин, – никто на земле не будет есть ананасов
Я хотел только объяснить, почему природа, по-твоему, так на нас действует. Потому, что она будит в нас потребность любви и не в силах удовлетворить ее. Она нас тихо гонит в другие, живые объятия, а мы ее не понимаем и чего-то ждем от нее самой. Ах, Андрей, Андрей, прекрасно это солнце, это небо, все, все вокруг нас прекрасно, а ты грустишь; но если бы в это мгновение ты держал в своей руке руку любимой женщины, если бы эта рука и вся эта женщина были твои, если бы ты даже глядел ее глазами, чувствовал не своим, одиноким, а ее чувством, – не грусть, Андрей, не тревогу возбуждала бы в тебе природа, и не стал бы ты замечать ее красоты; она бы сама радовалась и пела, она бы вторила твоему гимну, потому что ты в нее, в немую, вложил бы тогда язык!
узнав, в чем дело, решительно объявил, что он не поедет; что скакать из Кунцева в Москву, а из Москвы в Царицыно, а из Царицына опять в Москву, а из Москвы опять в Кунцево – нелепость
тишина, похожая на усталость и на грусть
Номером первым, – повторил Берсенев. – А мне кажется, поставить себя номером вторым – все назначение нашей жизни.
Да знаете ли вы, стихийный вы чело
Кто не видал Венеции в апреле, тому едва ли знакома вся несказанная прелесть этого волшебного города. Кротость и мягкость весны идут к Венеции, как яркое солнце лета к великолепной Генуе, как золото и пурпур осени к великому старцу – Риму. Подобно весне, красота Венеции и трогает и возбуждает желания; она томит и дразнит неопытное сердце, как обещание близкого, не загадочного, но таинственного счастия. Все в ней светло, понятно, и все обвеяно дремотною дымкой какой-то влюбленной тишины: все в ней молчит, и все приветно; все в ней женственно, начиная с самого имени: недаром ей одной дано название Прекрасной. Громады дворцов, церквей стоят легки и чудесны, как стройный сон молодого бога; есть что-то сказочное, что-то пленительно странное в зелено-сером блеске и шелковистых отливах немой волны каналов, в бесшумном беге гондол, в отсутствии грубых городских звуков, грубого стука, треска и гама. «Венеция умирает, Венеция опустела», – говорят вам ее жители; но, быть может, этой-то последней прелести, прелести увядания в самом расцвете и торжестве красоты, недоставало ей. Кто ее не видел, тот ее не знает: ни Каналетти, ни Гварди (не говоря уже о новейших живописцах) не в силах передать этой серебристой нежности воздуха, этой улетающей и близкой дали, этого дивного созвучия изящнейших очертаний и тающих красок. Отжившему, разбитому жизнию не для чего посещать Венецию: она будет ему горька, как память о несбывшихся мечтах первоначальных дней; но сладка будет она тому, в ком кипят еще силы, кто чувствует себя благополучным; пусть он принесет свое счастие под очарованные небеса, и как бы оно ни было лучезарно, она еще озолотит его неувядаемым сиянием.
– Меня больше всего поражает в муравьях, жуках и других господах насекомых их удивительная серьезность; бегают взад и вперед с такими важными физиономиями, точно и их жизнь что-то значит! Помилуйте, человек, царь созданья, существо высшее, на них взирает, а им и дела до него нет; еще, пожалуй, иной комар сядет на нос царю создания и станет употреблять его себе в пищу. Это обидно. А с другой стороны, чем их жизнь хуже нашей жизни? И отчего же
Николай Артемьевич порядочно говорил по-французски и слыл философом, потому что не кутил.
она опустилась на колени, но молиться не могла. В ее душе не было упреков; она не дерзала вопрошать бога, зачем не пощадил, не пожалел, не сберег, зачем наказал свыше вины, если и была вина? Каждый из нас виноват уже тем, что живет, и нет такого великого мыслителя, нет такого благодетеля человечества, который в силу пользы, им приносимой, мог бы надеяться на то, что имеет право жить…
– Заметил ли ты, – начал вдруг Берсенев, помогая своей речи движениями рук, – какое странное чувство возбуждает в нас природа? Все в ней так полно, так ясно, я хочу сказать, так удовлетворено собою, и мы это понимаем и любуемся этим, и в то же время она, по крайней мере во мне, всегда возбуждает какое-то беспокойство, какую-то тревогу, даже грусть. Что это значит? Сильнее ли сознаем мы перед нею, перед ее лицом, всю нашу неполноту, нашу неясность, или же нам мало того удовлетворения, каким она довольствуется, а другого, то есть я хочу сказать, того, чего нам нужно, у нее нет?
– Меня больше всего поражает в муравьях, жуках и других господах насекомых их удивительная серьезность; бегают взад и вперед с такими важными физиономиями, точно и их жизнь что-то значит! Помилуйте, человек, царь созданья, существо высшее, на них взирает, а им и дела до него нет; еще, пожалуй, иной комар сядет на нос царю создания и станет употреблять его себе в пищу. Это обидно. А с другой стороны, чем их жизнь хуже нашей жизни? И отчего же им не важничать, если мы позволяем себе важничать?

Related booksAll

Рудин, Иван Тургенев
Иван Тургенев
Рудин
Вешние воды, Иван Тургенев
Иван Тургенев
Вешние воды
Дым, Иван Тургенев
Иван Тургенев
Дым
Несчастная, Иван Тургенев
Иван Тургенев
Несчастная
Свидание, Иван Тургенев
Иван Тургенев
Свидание
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)