Read

Сентиментальное путешествие по Франции и Италии

Творчество Лоренса Стерна, выдающегося романиста XVIII века, оказало огромное влияние на европейскую литературу. Его роман «Сентиментальное путешествие» завоевал любовь читателей всего мира и дал название целому литературному направлению.
Пастор Йорик принимает решение отправиться путешествовать по Франции, «чтобы самому все увидеть», и увлекает читателя с собой. Его путеводные записки и любовные похождения никого не оставят равнодушным. Знаменитые преемники Стерна отмечали их неподражаемые иронию и юмор, парадоксальное сочетание благородства и мелочности, чувственности и скептицизма.
Все это делает «Сентиментальное путешествие» бессмертной классикой, стоящей у истоков современного романа.
more
Impression
Add to shelf
Already read
149 printed pages
Классика

ImpressionsAll

🙈Lost On Me

Екатерина
Екатеринаshared an impressionlast year
😄LOLZ

QuotesAll

Если праздные люди почему-либо покидают свою родину и отправляются за границу, то это объясняется одной из следующих общих причин:
Немощами тела,
Слабостью ума или
Непреложной необходимостью.
Во Франции, – сказал я, – это устроено лучше.
– А вы бывали во Франции? – спросил мой собеседник, быстро повернувшись ко мне с самым учтивым победоносным видом.
они могут заблуждаться, подобно другим людям, но в их крови есть нечто кроткое.
что же таится в мирских благах, если они так озлобляют наши души и постоянно ссорят насмерть столько добросердечных братьев-людей?
едва ли в Европе найдется страна или уголок, лучи которых не перекрещивались и не смешивались бы друг с другом
Когда человек недоволен собой, в этом есть, по крайней мере, та выгода, что его душевное состояние отлично подходит для заключения торговой сделки
Совершенно верно, — сказал я в ответ на брошенный кверху взгляд, которым он закончил свою речь, — совершенно верно — и да поможет небо тем, у кого нет иной помощи, кроме мирского милосердия, запас которого, боюсь, слишком скуден, чтобы удовлетворить все те многочисленные громадные требования, которые ему ежечасно предъявляются.
Во Франции, – сказал я, – это устроено лучше.
– А вы бывали во Франции?
ведь нет точно установленных правил приливов или отливов в нашем расположении духа; почем я знаю, может быть, они зависят от тех же причин, что влияют на морские приливы и отливы, – для нас часто не было бы ничего зазорного, если бы дело обстояло таким образом; по крайней мере, что касается меня самого, то во многих случаях мне было бы гораздо приятнее, если бы обо мне говорили, будто «я действовал под влиянием луны, в чем нет ни греха, ни срама», чем если бы поступки мои почитались исключительно моим собственным делом, когда в них заключено столько и срама и греха.
Только дома помещает она нас в благоприятную обстановку, где нам есть с кем делить наше счастье и на кого перекладывать часть того бремени, которое везде и во все времена было слишком тяжелым для одной пары плеч.
Чувствительный путешественник (под ним я разумею самого себя), предпринявший путешествие (за описанием которого я теперь сижу) поневоле и вследствие besoin de voyager [6], как и любой экземпляр этого подразделения.
Мы живем в столь просвещенном веке, что едва ли в Европе найдется страна или уголок, лучи которых не перекрещивались и не смешивались бы друг с другом. — Знание, в большинстве своих отраслей и в большинстве жизненных положений, подобно музыке на итальянских улицах, которую можно слушать, не платя за это ни гроша
Если праздные люди почему-либо покидают свою родину и отправляются за границу, то это объясняется одной из следующих общих причин:
Немощами тела,
Слабостью ума или
Непреложной необходимостью.
то было лицо женщины лет двадцати шести, — чистое, прозрачно-смуглое — прелестное само по себе, без румян или пудры — оно не было безупречно красиво, но в нем заключалось нечто привлекавшее меня в моем тогдашнем состоянии сильнее, чем красота — оно было интересно; я вообразил себе на нем черты вдовства в тот его период, когда скорбь уже пошла на убыль, когда первые два пароксизма горя миновали и овдовевшая начинает тихо мириться со своей утратой, — но тысяча других бедствий могли провести такие же борозды
Я насчитал двадцать ударов и уже близился к сороковому, как неожиданно вошедший из задней комнаты муж немного сбил меня со счета. — Ничего, это только ее муж, сказала она, — так что я начал новый десяток. — Мосье так добр, сказала она мужу, когда тот проходил мимо нас, — что взял на себя труд послушать мой пульс. — Муж снял шляпу и, поклонившись мне, сказал, что я делаю ему слишком много чести, — сказав это, он надел шляпу и вышел.
Праведный боже, — сказал я себе, когда он вышел, — и может же такой человек быть мужем такой женщины!
Но так как в Париже целуются только мужчины — то я сделал вещь равнозначную

On the bookshelvesAll

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Bookriot

ЛикБез: Зарубежная классика

Maria Burykhina, PhD

Путешествия, кулинария, история

Evgeniya S. Butko

Классическая зарубежка

Related booksAll

Related booksAll

Никола Буало-Депрео
По­э­ти­че­ское ис­кус­ство

Никола Буало-Депрео

Поэтическое искусство

Чарльз Диккенс

Картины Италии

Пьер Корнель

Гораций

Дени Дидро

Монахиня

Дени Дидро

Племянник Рaмo

Стендаль

Рим, Неаполь и Флоренция

Жан Расин

Андромаха

On the bookshelvesAll

1001 Books You Must Read Before You Die

ЛикБез: Зарубежная классика

Путешествия, кулинария, история

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)