Read

Река Потудань

«Трава опять отросла по набитым грунтовым дорогам гражданской войны, потому что война прекратилась. В мире, по губерниям снова стало тихо и малолюдно: некоторые люди умерли в боях, многие лечились от ран и отдыхали у родных, забывая в долгих снах тяжелую работу войны, а кое-кто из демобилизованных еще не успел вернуться домой и шел теперь в старой шинели, с походной сумкой, в мягком шлеме или овечьей шапке, – шел по густой, незнакомой траве, которую раньше не было времени видеть, а может быть – она просто была затоптана походами и не росла тогда. Они шли с обмершим, удивленным сердцем, снова узнавая поля и деревни, расположенные в окрестности по их дороге; душа их уже переменилась в мучении войны, в болезнях и в счастье победы, – они шли теперь жить точно впервые, смутно помня себя, какими они были три-четыре года назад, потому что они превратились совсем в других людей – они выросли от возраста и поумнели, они стали терпеливей и почувствовали внутри себя великую всемирную надежду, которая сейчас стала идеей их пока еще небольшой жизни, не имевшей ясной цели и назначения до гражданской войны…»
more
Impression
Add to shelf
Already read
37 printed pages
Классика

ImpressionsAll

Denis  Rogozin
Denis Rogozinshared an impressionlast year
💞Loved Up

Так хочется любить..

Саша
Сашаshared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🚀Unputdownable

«Нежным даётся печаль»
Нескончаемая глубина чувственной тоски Платоновских героев завораживает и уносит вдаль от мирской суеты.

👍

очень. рекомендую.

🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🚀Unputdownable
💧Soppy

Читая эту книгу, я словно прожил новую жизнь, и мне стало ясно, что никогда нельзя бежать от своего счастья, без него нет смысла жить на этом свете.

👍

О скромной, но сильной любви

QuotesAll

На небе, за окном, началось смутное прозябание – еще не рассвет, а только движение тьмы, медленное оголение пустого пространства
– Ты скоро поправишься… Люди умирают потому, что они болеют одни и некому их любить, а ты со мной сейчас…
Не всякое горе можно утешить; есть горе, которое кончается лишь после истощения сердца, в долгом забвении или в рассеянности среди текущих житейских забот.
печаль от своего горя делает людей равнодушными ко всем другим страдающим
– Вы теперь не забудете меня? – попрощалась с ним Люба.
– Нет, – сказал Никита. – Мне больше некого помнить.
Не всякое горе можно утешить; есть горе, которое кончается лишь после истощения сердца, в долгом забвении или в рассеянности среди текущих житейских забот.
Никита подумал, что, значит, им уже много жизни прожито, если большие, таинственные предметы обратились в маленькие и скучные.
ld
ldhas quoted2 years ago
Никита подумал, что, значит, им уже много жизни прожито, если большие, таинственные предметы обратились в маленькие и скучные.
Люди умирают потому, что они болеют одни и некому их любить
Трава опять отросла по набитым грунтовым дорогам гражданской войны, потому что война прекратилась.
Война ведь пройдет, а жизнь останется, и о ней надо было заранее позаботиться.
– Вы теперь не забудете меня? – попрощалась с ним Люба.
– Нет, – сказал Никита. – Мне больше некого помнить.
Там он садился на пол и лепил из глины фигурки людей и разные предметы, не имеющие подобия и назначения, – просто мертвые вымыслы в виде горы с выросшей из нее головой животного или корневища дерева, причем корень был как бы обыкновенный, но столь запутанный, непроходимый, впившийся одним своим отростком в другой, грызущий и мучаю
нагребал к себе в подол рубашки глину из старого погреба и шел с ней в квартиру. Там он садился на пол и лепил из глины фигурки людей и разные предметы, не имеющие подобия и назначения, – просто мертвые вымыслы в виде горы с выросшей из нее головой животного или корневища дерева, причем корень был как бы обыкновенный, но столь запутанный, непроходимый, впившийся одним своим отростком в другой, грызущий и мучающий сам себя, что от долгого наблюдения этого корня хотелось спать.
Как он жалок и слаб от любви ко мне!
На небе, за окном, началось смутное прозябание – еще не рассвет, а только движение тьмы, медленное оголение пустого пространства, и все вещи в комнате и новая детская мебель тоже стали заметны, но после прожитой темной ночи они казались жалкими и утомленными, точно призывая к себе на помощь
С тех пор он посещал Любу почти каждый день, лишь иногда пропуская сутки или двое, ради того, чтоб Люба поскучала по нем. Скучала она или нет – неизвестно, но в эти пустые вечера Никита вынужден был ходить по десять, по пятнадцать верст, несколько раз вокруг всего города, желая удержать себя в одиночестве, вытерпеть без утешения тоску по Любе и не пойти к ней.
Спал отец помногу, – с вечерней зари до утренней, – иначе, если не спать, он начинал думать разные мысли, воображать забытое, и сердце его мучилось в тоске по утраченным сыновьям, в печали по своей скучно прошедшей жизни.
Это был человек лет двадцати пяти от роду, со скромным, как бы постоянно опечаленным лицом, – но это выражение его лица происходило, может быть, не от грусти, а от сдержанной доброты характера либо от обычной сосредоточенности молодости.
jjxx
jjxxhas quotedlast year
Она училась теперь в уездной академии медицинских наук: в те годы по всем уездам были университеты и академии, потому что народ желал поскорее приобрести высшее знание; бессмысленность жизни, так же как голод и нужда, слишком измучили человеческое сердце, и надо было понять, что же есть существование людей, это – серьезно или нарочно?

On the bookshelvesAll

Ksenia Loginova

Нам бы чего покороче

Алена

Общество мертвых поэтов

Mariana Ko

Класика

Maxim Bindus

Андрей Платонов

Related booksAll

Related booksAll

Антонин Ладинский

На одной станции

Виктор Астафьев

Руки жены

Валентин Распутин

Изба

Юрий Олеша

Любовь

Василий Шукшин

Беспалый

Алексей Николаевич Толстой

Любовь

Михаил Зощенко

Аристократка

On the bookshelvesAll

Нам бы чего покороче

Общество мертвых поэтов

Класика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)