Дорога уходит в даль, Александра Бруштейн
Read

Дорога уходит в даль

В этой книге вы прочитаете замечательную трилогию Александры Бруштейн «Дорога уходит в даль…», «В рассветный час», «Весна». Вечные темы не устаревают – именно поэтому этой книгой зачитывается уже не одно поколение читателей.
Для среднего школьного возраста.
more
Impression
Add to shelf
Already read
945 printed pages
ДетиСовременная прозаКлассика

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Marik Holdobo
Marik Holdoboshared an impression6 months ago
👍

Потрясающая книга, очень жаль, что ее не было в моем детстве.

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichshared an impressionlast year

Наивный, добрый детский роман, до которого я добралась только в 26. Читается на одном дыхании вприкуску с чаем и бутербродами (как в детстве), несмотря на 800 страниц. Жизнь гимназистки в дореволюционном Вильнюсе - отношения с родителями, родственниками, дружба, взросление, первые разочарования. И как все книги той поры - прославление революции и ненависть к царскому режиму (охи никто еще не знал, что будет!). Но все же отличается от других книг “комсомольской поры” тем, что основное воспитание и первые уроки жизни Саша получает от родителей, а не от учителей-проповедников ленинских догм и “пионЭрского коллектива”. Лично мне близка еще тем неповторимым родным сочетанием языков, который можно услышать только на границе Польши, Литвы, Беларуси.

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

👎
💤Borrrriiinnng!

Совковая пропаганда, не стоит потраченого времени

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Одна из лучших книг для детей!

👍
🚀Unputdownable
😄LOLZ
💧Soppy

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

QuotesAll

Владимир Иванович очень волосатый. Такое впечатление, что волосы его уже и девать некуда, они запиханы куда попало: в нос, в уши… А сросшиеся брови — как толстая, мохнатая гусеница, изогнувшаяся над глазами
Бывает, сахар лежит на дне чашки с чаем. Отхлебнешь – не сладко. Но чуть помешаешь ложечкой, как вкус сахара наполняет весь чай, доходит до самых верхних его слоев
по дороге на костер смотри себе под ноги – не толкни старую женщину, не урони на землю ребенка, не отдави лапу собаке…
Потом идет урок русского языка, его преподает сама Дрыгалка. Это тоже очень скучно, – проходят имя существительное, склонения, падежи и т. д., я это давно знаю, – но тут уж я слушаю внимательно: я знаю, Дрыгалка мне ничего не простит! И в самом деле, она вызывает меня и велит мне просклонять во всех падежах слово «подорожник». Немножко подумав, я отвечаю ей урок, как учили меня Павел Григорьевич и Анна Борисовна:
– Именительный – около тропинки рос подорожник. Родительный – мы увидели в траве листья подорожника. Дательный – мы подошли к подорожнику. Винительный – мы сорвали подорожник. Творительный – мы вернулись домой с подорожником. Предложный – ведь мы знали о подорожнике, что он – целебная трава.
Дрыгалка слушает меня с каменным лицом.
– А звательный падеж где?
Я на секунду задумываюсь, потом отвечаю:
– Звательный – спасибо, подорожник, за то, что ты лечишь людей.
«Я – Рыцарь Печального Образа. Я никогда не смеюсь. Я всегда страдаю и плачу. Даже цветы при виде меня вянут и с деревьев осыпается листва. Жизнь потеряла для меня всякую цену с тех пор, как моя обожаемая супруга Изабелла безвременно сошла в могилу».
. В течение ряда лет, утром, открывая глаза, я видела дорогу среди деревьев, из-за которых вставало солнце, и вспоминала слова художника: «Упал – встань. Расшибся – не хнычь. Дорога уходит в даль, дорога идет вперед!» Это были мужественные слова мужественного человека
«Поезжай, папка, к губернатору – пускай присылает солдат с пушкой, пускай всю эту мразь перестреляют!»
Тетя Женя совсем не похожа на свою сестру Серафиму Павловну. Та – крупная, полная, устойчивая, как массивное, неподвижное кресло. А тетя Женя худая, стремительная, как пустая качалка, которую кто-то, идя мимо, задел ногой и она качается на холостом ходу. Все у нее валится из рук, пенсне поминутно слетает с носа, на руке звенит браслетка из серебряных гривенников. И говорят обе сестры по-разному. Серафима Павловна медленно, басовито воркует, как сытый голубь, а тетя Женя повизгивает, оглушая собеседника непонятными словами.
сидит над молитвенником. Наверно, тоже про Абрахама читает!
Я впервые понимаю, что не всякого человека, не всякую жизнь озаряет такая большая любовь…
vtm
vtmhas quotedlast year
вопросы созревают в моей голове, как крыжовник на кусте.
— Вот что я тебе скажу, дурачок! — Поль говорит очень серьезно. — Не ходи по улицам с таким лицом, будто ты ищешь, где тот костер, на котором тебя могут сжечь, или где тот ребенок, которого ты можешь выловить из реки! На кострах сейчас никого не сжигают, а плавать ты ведь не умеешь?
— Не умею…
Поль тихонько смеется:
— Надо начинать с малого. Маленькое геройство — думаешь, это легко? Например, у тебя болят зубы или живот, или тебя ужалила оса, или даже просто у тебя тесные ботинки, жмут… Можно захныкать и испортить всем настроение, а ты улыбайся! Думаешь, это пустяк? О-ля-ля! Попробуй!
«Запах мамы»… Все забывает человек, только не это… Потому что это — запах спокойствия, прибежища в беде. Запах, в котором растворяется оскорбительная горечь всего, что пережито мною в этот первый день самостоятельной жизни…
— Видишь это полосатое? — говорит он внуку. — Так это зеберь… — И, обращаясь уже к моей маме, старичок добавляет: — Этот зеберь, я вам скажу, мадам, — это пункт в пункт человеческая жизня… Черная полоса — горе, а за ней белая полоса — радость, и так до самой смерти! И потому, когда начинается белая полоса, надо идти по ней медленно, тупу-тупу-тупочки, надо пить ее маленькими глотками, как вино…
— А когда потом приходит черная полоса, — с улыбкой спра
В доме Шабановых, как во всех домах на свете, свой собственный запах: пахнет солодом — от пивоваренного завода, яблоками — из кладовки, свежим тестом и корицей — из кухни и немного — собаками.

Related booksAll

Александр Житинский
Ста­ри­чок с Боль­шой Пуш­кар­ской
Александр Житинский
Старичок с Большой Пушкарской
Визит вежливости, Александр Житинский
Александр Житинский
Визит вежливости
Остров в море, Анника Тор
Анника Тор
Остров в море
Детская книга, Антония Байетт
Антония Байетт
Детская книга
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)