Полная иллюминация, Джонатан Сафран Фоер
Read

Полная иллюминация

«Юмор – это единственный правдивый способ рассказать печальный рассказ», – утверждает Джонатан Фоер устами своего героя. В печально-смешном путешествии двух подростков – американца и украинца – сплелись воедино события Второй мировой войны, традиции еврейского народа и взгляд на современную молодежь, которая цинизмом и бахвальством скрывает свои по-детски тонкие, ранимые души… Книга, которую трудно пересказывать, но хочется цитировать и перечитывать.
more
Impression
Add to shelf
Already read
356 printed pages
Современная проза

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

👎
👍
🐼Fluffy
🌴Beach Bag Book
🔮Hidden Depths

Классная идея и великолепная реализация книги: сложно умудриться написать о холокосте так, чтобы это было не тяжело читать. Но одновременно я не могу сказать, чтобы эта книга меня затронула. Список Шиндлера — затрагивает. Комикс Маус — затрагивает. Иллюминация… По сути дела, холокосту в книге отведено буквально шесть-семь страниц. И меня терзает крамольная мысль, что они туда добавлены для придания веса книге, ведь путешествие затевалось именно ради него, разобраться с прошлым, а иначе оно было бы «подвешено» в пустоте.

Читать нормально этот искорёженный русский переведенный английский я не мог. Меня он заинтересовал, я поищу книгу на языке оригинала. На русском же это читать… мозг ломается. Некоторые выражения да, кажутся очевидными, так, наверно, и говорим. А какие-то ставят в тупик и пытаешься понять, что же хотел сказать герой, и почему именно так перевёл переводчик. Утомительно. Но смешно. Классно соответствует тому странному действию, которое разворачивается перед нами.

Книга написана очень логично и последовательно в том плане, что многие вопросы, возникшие в ходе просмотра фильма, тут довольно подробно разобраны и не возникают в принципе. Однако две истории, история Трахенброда и история путешествия в поисках Августины, практически не перекликаются между собой. В самом деле, где пересечение? Разве что в дедушке Саши, деревню которого постигла та же участь, что и деревню дедушки Джонатана. Всё. В остальное время мы читаем интереснейшую историю Трахенброда, в которую, правда, совершенно неограничиваемыми количествами добавлен секс. Ну что, невозможно сегодня нормальную книгу без секса написать? Обязательно необходимо устраивать эпатаж? Можно, и тому есть масса примеров.

А смысл названия для меня так и остался, в некотором роде, загадкой. Иллюминацией считать содержимое главы Иллюминация совсем не хочется. Слишком близок оттенок к адскому. Считать иллюминацией подробный разбор проблем дедушки тоже как-то язык не поворачивается. В душе поковырялись, конечно, но кому от этого лучше стало? За чьи грехи он заплатил, что изменилось? Что-то прояснилось для Саши. При этом прояснилось на столько, что ему эту правду хотелось бы забыть. И забавно, но для Героя никакой иллюминации, по-моему, не состоялось. Тут даже не очень понятно, с какой целью он сюда приехал и доволен ли полученными знаниями. Ясно только, что он крайне впечатлён поездкой: на книгу материала хватит.

Вообщем, для меня это две непересекающиеся истории. Одна — о жизни еврейского поселения. Очень интересно было читать про ведение книг, «враждующие» синагоги. Вторая — смешная и яркая история про путешествие в современном мире. Эти две линии сошлись в самом конце, но они фактически друг на друга не повлияли. Как два поезда на параллельных путях: ветром обдало, и разъехались каждый в своём направлении. И слишком яростно они стремятся зацепить читателя, недобрым юмором в путешествии и сексом в прошлом. Как-то это… мелочно.

👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💧Soppy

По началу я радовалась, т.к. эта книга действительно уникальна по своему стилю. Особенно радовали меня те части повествования, которые написаны на английском языке от лица украинского парня. Вызывало отклик и симпатию огромное количество ошибок, которое мне как неофиту в изучении английского языка очень понятно. Я легко себе представляла себя на месте героя, коверкающей английскую речь.

Вот отрывок из книги, дающий некоторое впечатление о том, в каком стиле написала одна из ее частей: «Когда поезд его наконец прибыл, обе мои ноги были несгибаемыми от пребывания вертикальным человеком такую длительность. Я бы, может, и присел насестом, но пол был очень грязный, а я был в бесподобных синих джинсах, надетых, чтобы обескорёжить героя... Я держал табличку с его именем перед собой, и много раз припадал на ноги, заглядывая в глаза встречным. Когда мы обнаружили друг друга, я был очень фраппирован его наружностью...»

В общем и целом - роман и правда весьма интересен. Но мне было архи-сложно его читать, и вот наконец таки закончив его - я недоумеваю - зачем было создавать такую сложную форму? У меня возникло 2 гипотезы:
1. Таким образом, автор хотел смягчить ужасы и безысходность связанные с событиями 2-ой мировой войны. А может быть сделать более доступными для молодого поколения, которые не очень хочет вдаваться в печальную историю.
2. Автор экспериментировал со стилем, и в результате родилось тройственное повествование, включающее в себя:
а) историю Трахимброда
б) историю путешествия в поисках Трахимброда
в) письма Алекса содержащие рефлексию о поездке в поисках Трахимброда и истории Трахимброда.

То, что мне очень понравилось в этой книге - это:
- метафоричность истории Трахимброда, она и правда местами похожа на творчество Павича, местами на Мирча Илиаде... в общем, что-то мифологическо-восточно-славянское.
- идея развитая автором о приемственности, о том, что встреча с историей своих корней (даже самой трагической, а может наоборот именно с трагической) делает из мальчиков мужчин, стирает все второстепенное, дает возможность проявится истинной личности.

То, что мне не понравилось:
- слишком затейливая форма повествования (для кого-то это явится достоинством)
- моментами автор впадает в интеллектуальные размышления, и в результате мне была не понятна движущая сила, которая обуславливала те или иные поступки героев. Ярко и мифологично прописанные описания и жизнеописания жителей Трахимброда, порой поражают отсутствием логичности поступков - как в плане здравого смысла (это я еще могу понять :)), так и в плане эмоциональной обусловленности поступков (это для меня уже сложнее).
- то, что в этом произведении одной из центральных является опять же "еврейская тема", которая мне совсем не близка.

👍
💀Spooky
🚀Unputdownable
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Я очень люблю книги Джонатана Сафрана Фоера.

Он пишет о сложных, грустных и страшных вещах, но об этом должен помнить каждый, чтобы не допустить новых катастроф. В то же время, как и на самом деле, даже во время трагических событий люди находят повод улыбнуться и воспрять духом. "Юмор - это единственный правдивый способ рассказать печальный рассказ."

Да, у Сафрана Фоера свой особенный стиль. Сначала он режет глаз и даже немного отталкивает, но к нему очень быстро привыкаешь и даже влюбляешься.

Спустя год после прочтения этой книги ко мне всё же пришла это полная иллюминация. Со мной, как с относительно юным читателем, это произошло впервые: такая серьезная книга раскрылась передо мной без посторонней помощи. Не побоюсь сказать, что после этого я смотрю на мир немного другими глазами.

Alla  Stoyanova
Alla Stoyanovashared an impression3 months ago
👍
😄LOLZ
🚀Unputdownable
🔮Hidden Depths
💧Soppy

👍

💀Spooky
😄LOLZ
🚀Unputdownable
💧Soppy

👍
🌴Beach Bag Book
💞Loved Up
💡Learnt A Lot

Natalya Nesterova
Natalya Nesterovashared an impression9 months ago
👍
😄LOLZ
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Bella Talovskaya
Bella Talovskayashared an impression11 months ago
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths
💧Soppy

Julia Sinelnikova
Julia Sinelnikovashared an impressionlast year
💞Loved Up

Egor Zotov
Egor Zotovshared an impressionlast year
👍

4 из 5. Книга сильная, но за пошлость минус балл.

Yulia Nikolaeva
Yulia Nikolaevashared an impression2 years ago

4

🚀Unputdownable

Nadezhda Pirogova
Nadezhda Pirogovashared an impression6 days ago
👍
🔮Hidden Depths

Alexandr Barshevsky
Alexandr Barshevskyshared an impression23 days ago
👍
🎯Worthwhile

Очень хорошо

🙈Lost On Me

👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths

Даже не рассказать, какая это книга. Просто нужно прочитать.

QuotesAll

Я боюсь смерти, это правда. Боюсь, что мир продолжится без меня, что мое отсутствие останется незамеченным или, хуже того, будет воспринято как естественное продолжение заведенного порядка вещей.
Но это как с советами детям: знаешь, что не помогут, а все равно даешь. Смотри по сторонам. Будь осторожен. Не пей холодное. Потому что желание поделиться нажитой мудростью – это почти условный рефлекс.
Если хотите знать, почему так много подружек меня домогается, то это потому, что для интимизации вдвоем я человек высшей пробы. Уютный и беспощадно смешной – а это выигрышные вещи.
Что же до его имени, то оно Игорек, но Отец обзывает его Неуклюжина, потому что он безостановочно прогуливается в предметы. Вот и за три дня до накануне он осинил себе глаз из-за плохого управления с кирпичной стеной.
мне говорит: «Я всхожу на автобус на час, чтобы работать весь день, делая вещи, которые ненавижу. Хочешь знать, почему? Ради тебя, Алексий-не-нервируй-меня! Когда-нибудь и ты станешь делать для меня вещи, которые ненавидишь. Это потому, что мы семья».
—Сон о том, что мы сами себе отцы.Не знаю зачем, но я пошел к Брод и посмотрел на свое отражение в воде. У меня не было сил оторваться. Что меня так приковывало? Что я так любил? И вдруг я узнал его. Как просто. Из воды на меня смотрело лицо отца, но вместо моего лица, оно видело лицо своего отца, а его лицо видело лицо своего отца, и так далее, и так далее, пока отражения не добирались до начала начал, то есть до лика Божия, по чьему образу и подобию все мы и были созданы. Мы сгорали от любви к самим себе, каждый из нас, мы страдали от огня, который сами же разжигали – наша любовь была недугом, от которого только любовь и могла исцелить…
потому что, дочитав книгу до конца, все равно приходится
Я обучил Игорька быть человеком от мира сего. Для одного примера, третьего дня я экспонировал ему непристойный журнал, чтобы он мог составить себе представление о тех многих позициях, в которых я предаюсь плотским утехам. «Так выглядит позиция шестьдесят девять», — сообщил ему я, презентуя перед ним журнал. На главное я указал пальцем, точнее, двумя, чтобы он ничего не упустил. «А почему ее обозвали шестьдесят девять?» — спросил он, охваченный неугасимым огнем любознательности. «Ее изобрели в 1969 году. Мой друг Грегори знаком с другом племянника изобретателя». — «А как же люди жили до 1969 года?» — «Просто сосали член или жевали передок, но никогда дуэтом». Будь моя воля, я бы сделал из него настоящего VIP.
Отец горбатит в туристическом агентстве, озаглавленном Туры Наследия. Оно для таких евреев, как мой герой, которым приспичивает покинуть эту облагороженную страну Америку и посетить смиренные городки в Польше и в Украине. С евреев, которые пытаются отрыть места, где некогда обитали их семьи, агентство отца сшибает за переводчика, гида и водителя.
Я обучил Игорька быть человеком от мира сего. Для одного примера, третьего дня я экспонировал ему непристойный журнал, чтобы он мог составить себе представление о тех многих позициях, в которых я предаюсь плотским утехам. «Так выглядит позиция шестьдесят девять», – сообщил ему я, презентуя перед ним журнал. На главное я указал пальцем, точнее, двумя, чтобы он ничего не упустил. «А почему ее обозвали шестьдесят девять?» – спросил он, охваченный неугасимым огнем любознательности. «Ее изобрели в 1969 году. Мой друг Грегори знаком с другом племянника изобретателя». – «А как же люди жили до 1969 года?» – «Просто сосали член или жевали передок, но никогда дуэтом».
Но это как с советами детям: знаешь, что не помогут, а все равно даешь.
будто это не лицо, а некое неведомое животное, неторопливо сползающее с черепа день за днем, пока однажды не повисает, уцепившись за челюсть, и, поболтавшись, не сваливается в подставленные ладони, чтобы женщина могла посмотреть на него и сказать: Вот лицо, которое я носила всю жизнь.
«Юмор – это единственный правдивый способ рассказать печальный рассказ»
Эффект в результате получается неожиданный: от многократного повторения ошибки превращаются в правила, безграмотность начинает восприниматься как стиль.
Это была хлопотливая просьба, потому что на заре июля Украина готовилась отмечать первый день рождения своей ультрамодерновой конституции, которая до того преисполняет нас национализмом, что сразу много людей отправляется в отпуск по зарубежным местам. Ситуация была невозможная, как на Олимпиаде в 1984-м.
не гоня волну из-за того, какой Иосиф неряха, где снял одежду – там и бросил, ведь Сара ее все равно подберет, выстирает и положит на место, как ему бы следовало, или из-за того, что Сара вечно приебывается ко всякой ерунде
«Юмор – это единственный правдивый способ рассказать печальный рассказ»
Чем меньше житель штетла знал, тем яростнее он спорил.
Если хотите знать, почему так много подружек меня домогается, то это потому, что для интимизации вдвоем я человек высшей пробы. Уютный и беспощадно смешной – а это выигрышные вещи.
Юмор – это единственный правдивый способ рассказать печальный рассказ».
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)