ru
Unavailable
this book isn’t available at the moment
Want to read

Тереза Батиста, Сладкий Мед и Отвага

Латиноамериканская проза — ярчайший камень в ожерелье художественной литературы XX века. Имена Маркеса, Кортасара, Борхеса и других авторов возвышаются над материком прозы. Рядом с ними высится могучий пик — Жоржи Амаду. Имя этого бразильского писателя — своего рода символ литературы Латинской Америки. Магическая, завораживающая проза Амаду давно и хорошо знакома в нашей стране. Но роман «Тереза Батиста, Сладкий Мёд и Отвага» впервые печатается в полном объеме.
more
Impression
Add to shelf
Already read
595 printed pages

QuotesAll

Нет, они, конечно же, не похожи друг на друга. Один – белый, богатый, образованный, утонченный, другой – смуглый, обветренный ветрами мулат, бедный и малограмотный. И все-таки что-то их роднило. Что? Уверенность в себе, веселость, доброта. Мужская цельность.
одна-одинёшенька на всём белом свете против Бога и против Дьявола, ведь к ней даже сам Бог не испытывал жалости.
Тереза слушала его, слушала шум прибоя, свист ветра в надутых парусах и доносившиеся откуда-то песни. Тереза ничего не знает о море, она впервые на берегу соленых вод океана в бухте Аракажу, по другую сторону города, рядом с рослым человеком с раскачивающейся походкой – человеком моря, опаленным солнцем и обветренным ветром.
Радость сохраняется в шампанском
Где же прятала Тереза свою печаль? Да ведь печаль для Терезы, мой друг, ничего не значила, радость — вот что она ценила.
На дворе бедняка, друг, беда в изобилии, другого растения и не увидишь
Любовь не покупается и не продастся, её не завоюешь и ножом, приставленным к груди, но и уйти от неё невозможно, когда она приходит.
Уверенность в себе, весёлость, доброта. Мужская цельность.
ведь она родилась для любви и в любви была требовательной.
Que ta coquille soit très dure pour te
permettre d'être très tendre,
la tendresse est comme l'eau: invincible.
André Bay. Aimez-vous les escargots?[5]
Но Жануарио, этого великана, нигде не было. Ей ничего не оставалось, как вернуться домой, постараться забыть его, потушить пылающий в груди жар, пока еще это возможно. Безрассудное сердце! Именно тогда, когда она находится в мире с самой собой, спокойная и ни на что не обращающая внимания, желающая наладить жизнь, оно, непокорное, вспыхивает любовью. Полюбить легко, любовь приходит, когда ты меньше всего её ожидаешь; взгляд, слово, жест – и огонь занялся, обжигает грудь и губы, трудно погасить его, тоска раздувает его; любовь не заноза, её не вынешь из тела, не опухоль – не удалишь, это – болезнь неизлечимая и упорная, убивающая изнутри. Закутанная в испанскую шаль, Тереза идет в сторону дома. Она не плачет, не привыкла; глаза сухи и горят, как угли.

On the bookshelvesAll

ReadRate

Вера Полозкова: книги, которые отзываются эхом в душе.

Мария

Мой маст-рид

Мария

Латинская Америка

Estère Kajema

FICTION

Related booksAll

Related booksAll

Жоржи Амаду

Город Ильеус

Жоржи Амаду

Бескрайние земли

Жоржи Амаду

Военный мундир, мундир академический и ночная рубашка

Жоржи Амаду

Полосатый кот и ласточка Синья

Жоржи Амаду

Подполье свободы

Жоржи Амаду

Дона Флор и ее два мужа

Жоржи Амаду

Чудо в Пираньясе

On the bookshelvesAll

Вера Полозкова: книги, которые отзываются эхом в душе.

Мой маст-рид

Латинская Америка

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)