Read

Бабий Яр

Эта книга – полная авторская версия знаменитого документального романа “Бабий Яр” об уничтожении еврейского населения Киева осенью 1941 года. Анатолий Кузнецов, тогда подросток, сам был свидетелем расстрелов киевских евреев, много общался с людьми, пережившими катастрофу, собирал воспоминания других современников и очевидцев. Впервые его роман был опубликован в журнале “Юность” в 1966 году, и даже тогда, несмотря на многочисленные и грубые цензурные сокращения, произвел эффект разорвавшейся бомбы – так до Кузнецова про Холокост не осмеливался писать никто. Однако путь подлинной истории Бабьего Яра к читателю оказался долгим и трудным. В 1969 году Анатолий Кузнецов тайно вывез полную версию романа в Англию, где попросил политического убежища. Через год “Бабий Яр” был опубликован на Западе в авторской редакции, однако российский читатель смог познакомиться с текстом без купюр лишь после перестройки.
more
Impression
Add to shelf
Already read
560 printed pages
Современная прозаИстория

ImpressionsAll

💀Spooky
💧Soppy

Как после всего того, что Украина пережила в первой половине двадцатого века, после всего этого ужаса, могло возникнуть то, что сейчас происходит в Незалежной.

👍
💀Spooky
🚀Unputdownable
💧Soppy

Книга, которая открыла новые страницы в истории насилия и подавления человеческой личности. Казалось, давно уже нет открытий: меняются имена, даты, цифры. Но это - новая страница! И она страшнее и беспощаднее предыдущих. Она - другой взгляд. Сильно, правдиво, безкомпромиссно.
И мое личное открытие: люди, описывающие это, почему-то намного более откровенно пишут и о себе, о своих личных поступках, о своей морали и пишут правду, признаются в таких вещах, которые сложно рассказать даже очень близким людям. И я особенно благодарна за это. Потому что выживание, сохранение человека как личности, без этого не происходит. Нужно оступиться, чтобы найти себя.

💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Захватывающее чтение, с интересом и ужасом представляла жизнь обыкновенного мальчишки в сердце военных действий, как умудрялись люди выживать и как привыкали ко всему происходящему...но пометки автора в квадратных скобках пропускала: уж больно желчные, наполненные ненавистью ко всему советскому настолько, что впитывать это в себя неприятно, будто возишься в помоях.

💀Spooky

Не читала ничего более впечатляющего про историю оккупации и лагерей. Читается очень легко и очень тяжело. Прекрасный чистый язык, доходчиво описывающий ужасные апокалипсические события недавнего прошлого. Не оставляет живого места внутри, ни надежды, ни веры, что все будет хорошо и самое страшное позади. Книга-предупреждение для всех, кто еще не "спит". Уфф. Подумайте несколько раз, прежде чем начинать, серьезно...

💀Spooky
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Книга раскрывает ужасную тайну - то, что случилось в Киеве в «Бабьем яре» во времена ВОВ. Повествование от самого автора, которому тогда не было еще и 14 лет. Но который видел, как ручей вымывал маленькие камешки - остатки костей трупов людей.
Самое страшное, что даже в СССР долго не признавали этой трагедии, да и есть те, кто не признает и сейчас...
Очень рекомендую. Читается запоем.

b6709321228
b6709321228shared an impression8 months ago
👍
💀Spooky
💡Learnt A Lot
💧Soppy

Очень сильное произведение. Правда истории советской жизни частью которой не хотелось бы оказаться. Я читал похожую историю "Побег из Бухенвальда", в чем отличие? Там герой оценивает свою степень живучестям и везения промыслом Божьим, здесь же ситуация оценивается здраво и логично, "как Бог если он существует может способствовать всему этому?" У меня нет ответа, как и нет его у героя "Бабьего яра". Лишь везение и случай, как много они значат в жизни маленького человека, которому вероятно суждено было рассказать все будущим поколениям, чтоб не пропали эти зверства в потоке событий и режимах. Как и у всех кто читал я думаю осталось горькое послевкусие от книги, оно не постижимо, не нашим взглядом, не сейчас...

💀Spooky
🚀Unputdownable

Даже зверства фашистов тускнеют, когда автор парой строчек упоминает о местных в "вышиванках", строящих очередь на расстрел, или про некого тихого учителя, который вдруг при новой власти заявляет, что он всегда был петлюровцем и надеется стать директором школы

Ekaterina Titenko
Ekaterina Titenkoshared an impression10 months ago
💧Soppy

👍
💀Spooky

Воспоминания автора о немецкой оккупации заставляют содрогнуться. Впрочем, некоторые рассуждения автора слишком наивные, хотя и искренние.

Nik Zolotuhin
Nik Zolotuhinshared an impression2 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Ляйсан
Ляйсан shared an impression3 months ago
💀Spooky
💧Soppy

Ни один триллер и голливудский фильм ужасов не сравнится с тем, что произошло в реальности... В голове никак не может уложиться, что такие события происходили на самом деле, совсем недавно. Читать всем! И советовать знакомым! Чтобы помнили и никогда не забывали.

... Над Бабьим Яром шелест диких трав. Деревья смотрят грозно, по-судейски. Все молча здесь кричит, и, шапку сняв, я чувствую, как медленно седею.
И сам я, как сплошной беззвучный крик, над тысячами тысяч погребенных.
Я - каждый здесь расстрелянный старик.
Я - каждый здесь расстрелянный ребенок... (с)

🚀Unputdownable

Можно только поклониться человеку, прошедшему такое. Удивительно откровенные и правдивые воспоминания.

👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Lisa Pakleeva
Lisa Pakleevashared an impression5 months ago
💡Learnt A Lot
💧Soppy

Страшная правда. Хочется рассказать об этом каждому

Alexandra Pletneva
Alexandra Pletnevashared an impression5 months ago
💀Spooky
💧Soppy

💀Spooky
🔮Hidden Depths

Двойственные впечатления оставила эта книга. Книга-предостережение...Тем, чьё сознание "не спит".

Maria Adno
Maria Adnoshared an impression9 months ago
💀Spooky
🚀Unputdownable
💧Soppy

Страшные события времен ВОВ глазами обыкновенного 14-летнего мальчишки. Страшно, очень страшно. Читается на одном дыхании, внутри все сжимается, горит. Не дай Бог гам пережить такое. В нас нет столько силы, смелости, сколько в людях, переживших эти события.

Alena
Alenashared an impressionlast year
💀Spooky
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
💧Soppy

Документальный роман об уничтожении еврейского населения в оккупированном Киеве осенью 1941 г.
Будучи 14-летним подростком, Анатолий Кузнецов вел тайный дневник о событиях, которым был свидетелем, а позже собирал о них материалы и записывал воспоминания других очевидцев.
В Советском Союзе «Бабий Яр» был опубликован в 1966 г. с многочисленными цензурными сокращениями. Через год роман был опубликован без купюр на Западе, а российский читатель смог познакомиться с полной версией лишь после перестройки.
«Бабий яр» - наиважнейший документ и для тех, кто хорошо знаком с историей XX в., и для тех, кто только собирается узнать о ее наиболее трагических страницах.

QuotesAll

Иногда читаешь хорошую книгу советского писателя – и вдруг натыкаешься на места, такие безвкусные, «идейные», что плюнуть хочется. Автор их дописывал, отлично зная, что они вызовут только недоумение и презрение читателя, но далеко не все читатели знают, что только такой ценой могло выйти в свет произведение
от Ленина все беды, что тот «играл в Россию, как в рулетку, все проиграл и сдох»
Умерла она на улице, тихо и незаметно, как погибают воробьи, ее погрузили на телегу и где-то закопали.
так принято. Тот, кто нападает, всегда – освободитель от чего-нибудь.
существует правило: никогда, ни при каких обстоятельствах не допускать контакта автора с профессиональным цензором. И сколько я ни пытался, так ни разу не смог увидеть таинственных «их» и не знаю их имен.
Редакция позвонила мне домой и сообщила, что вся правка уже проделана, новый текст заново перепечатан, а мне лучше не смотреть, чтобы не портить нервы.
Читая книгу советского автора, всегда делайте поправку на цензуру, мысль ищите между строк.
– Про Сталина забудь, дурная! – весело сказал дед. – И ныне, и присно, и во веки веков. Будет хороший царь.
– Нет, – сказала мать. – Может где-нибудь на Мадагаскаре, в Америке, в Австралии, только не в России. В России – нет.
Горела Александрийская библиотека, горели инквизиторские костры, сжигали Радищева,
. Вот только насчет выдумки: поскольку всё это действительно было, упрек в неудачной выдумке надо, может быть, адресовать самой этой невероятной жизни?
Слышала какие-то утробные звуки, стоны, икоту, плач вокруг и из-под себя: было много недобитых. Вся эта масса тел чуть заметно пошевеливалась, оседая, уплотняясь от движения заваленных живых.
Он не знал, что делать с Пушкиным: с одной стороны поэт русский, то есть, москаль, с другой стороны – жил давно, не был против Германии и не был против большевиков. Так у нас из всех книг остался один Пушкин.
Его рассказ “Артист миманса”, опубликованный в 1968 году
Это было свирепое казенное идиотство для детей: мы заседали, совсем как взрослые, приучались говорить казенные фразы. Время от времени выстраивались, и звеньевые по-военному докладывали мне:
– Председателю совета отряда. В звене номер один по списку десять человек, на линейке присутствует девять человек. Один отсутствует по болезни. Рапортует звеньевой Жора Гороховский.
При этом я чувствовал себя дураком, Жорик чувствовал себя дураком, и все остальные стояли, как остолбенелые. Потом
А представьте себе, что, родись вы на одно историческое мгновение раньше, – и это уже была бы ваша жизнь, а не книжное чтиво
Всех голубей в городе и пригородной зоне надо немедленно уничтожить.
Кто после 26 октября будет держать еще голубей, тот будет РАССТРЕЛЯН как саботажник.
я опять и опять, хоть убейте меня, не могу понять, почему на этой прекрасной, благословенной земле – с таким небом и таким солнцем, – в среде людей, одаренных умом, размышлением, не просто животных с инстинктами, но в среде мыслящих, понимающих людей возможно такое предельное идиотство, как война, диктатуры, терроры, все эти взаимные смертоубийства и садистские издевательства одних над другими
Ибо, если на секунду поверить и допустить, что так
… Герман вытащил из сумки словарик, рылся в нем, пока не нашел нужное слово и несколько раз повторил его с отчаянным выражением в глазах:
– Ужис. Ужис! Понимаешь? Ужис!
Из всего потока слов я уловил общий смысл: что Франция или Африка – курорт по сравнению с сегодняшним боем. Русские бьют «катюшами». Грохот и землетрясение с утра – это были в основном «катюши». Русские наступали от деревни Петривци и вошли в Пущу-Водицу. Немецкие части смяты, разгромлены, лес горит, земля горит. Им самим непонятно, как они остались живы.
– О малчик, майн малчик! – Рыжий Франц руками обхватил голову, покачал ею и так застыл, упершись локтями в стол.
“Социалистический реализм обязывает писать не столько так, как было, сколько так, как это должно было быть, или, во всяком случае, могло быть. Ложный и лицемерный этот метод, собственно, и загубил великую в прошлом русскую литературу. Я отказываюсь от него навсегда”.

On the bookshelvesAll

Афиша Daily

Главные книги про нацистов

Бузин Алексей

Corpus. Non-fiction

Natalia Beloshytskaya

История

Elena Sycheva

Нон-фикшн

Related booksAll

Related booksAll

Виталий Сёмин

Нагрудный знак «OST»

Арон Шнеер, Павел Полян

Обреченные погибнуть. Судьба советских военнопленных-евреев во Второй мировой войне: Воспоминания и документы

Виктория Календарова, Влада Баранова, Елена Кэмпбелл, Илья Утехин, Марина Лоскутова, Николай Ломагин, Ольга Русинова, Татьяна Воронина

Память о блокаде. Свидетельства очевидцев и историческое сознание общества: Материалы и исследования

Светлана Алексиевич

Последние свидетели. Соло для детского голоса

Светлана Алексиевич

У войны не женское лицо

Кевин Сайтс

Синдром войны. О чем не говорят солдаты

Исай Кузнецов

Жили-были на войне

On the bookshelvesAll

Главные книги про нацистов

Corpus. Non-fiction

История

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)