Read

Нет

В мире, где главный враг творчества — политкорректность, а чужие эмоции — ходовой товар, где важнейшим из искусств является порнография, а художественная гимнастика ушла в подполье, где тело взрослого человека при желании модифицируется хоть в маленького ребенка, хоть в большого крота, в мире образца 2060 года, жестоком и безумном не менее и не более, чем мир сегодняшний, наступает закат золотого века. Деятели индустрии, навсегда уничтожившей кино, проживают свою, казалось бы, экстравагантную повседневность — и она, как любая повседневность, оборачивается адом. Творчество обесценивается, человеческая жизнь хрупка, и невозможно отмахнуться от ужаса бытия.

Известный поэт, прозаик и переводчица Линор Горалик и писатель Сергей Кузнецов, автор трилогии «Девяностые: сказка» и нашумевшего романа «Шкурка бабочки», создали книгу, за последние годы ставшую классикой. Казалось бы — фантастический роман о порнографии и будущем. На самом деле — отчаянно честный роман об экзистенциальном ужасе и любви.
more
Impression
Add to shelf
Already read
479 printed pages

ImpressionsAll

Masha Ryavina
Masha Ryavinashared an impressionlast year

Великий роман без вопросов: любовь, смерть и порно. Что ещё надо.

vorykhanovanv
vorykhanovanvshared an impression17 days ago
👍

Класс!

Perversity Sheer
Perversity Sheershared an impression3 months ago
💀Spooky

Tai Ga
Tai Gashared an impression9 months ago
👍

4/5

Аримейн
Аримейнshared an impressionlast year
👎
💤Borrrriiinnng!

Не особо интересная антиутопия. Скучные персонажи, сюжет ни о чем.

Анни Ленц
Анни Ленцshared an impressionlast year
👍

🙈Lost On Me

QuotesAll

я, видимо, совершенно не могу выдернуть из себя эту вросшую в меня страшную страну, у которой под европейской тонкой кожей прячется гниющее червивое мясо, разъеденное многовековой дикостью, опричниной в тех или иных ее проявлениях, коррупцией, общей какой-то непреодолимой грязью — всем, что складывается в понятие «свинство»
Ученые выяснили давно, что от чесания — ну, вот от того, что ты чешешь рукой, Да? — зуд не должен проходить, ничего же, типа, не меняется, — но это тот случай, когда более сильный сигнал из определенной точки тела заглушает более слабый и мозг его игнорирует.
Я понимаю, что патриотизм должен быть не таким, а, что ли, небрезгливым, как любовь, когда любимой женщине можно, ну, клизму поставить во время там запора. Я не могу относиться к этой стране так; если заставить меня подойти к ней с клизмой, мне станет дурно, да, я отдаю себе отчет. Но я странным образом при этом совершенно не готов воспринимать ее как бессмысленное грязное существо
вот, мол, что глупому иностранцу депрессивный криз, то русскому любовь к Родине
Ученые выяснили давно, что от чесания — ну, вот от того, что ты чешешь рукой, Да? — зуд не должен проходить, ничего же, типа, не меняется, — но это тот случай, когда более сильный сигнал из определенной точки тела заглушает более слабый и мозг его игнорирует.
Я готов с тобой обойти палатки в основных местах, купим то, что там; и если еще где увижу — буду скупать, обещаю; такие сеты не слишком ценятся, месяца через два они его просто снимут с тиражирования — и, дай бог, никто не увидит и не узна
Такое впечатление, что красотка была удушена на нудистском пляже. Причем в последний миг узрела бога да так и осталась лежать — с широко распахнутыми глазами.
Классическая болезнь русской интеллигенции, дорогой Евгений Степанович, — это хроническое бессилие
я искренне боюсь, что не продержусь долго, не зная, как скоро закончится эта пытка бесконечного к тебе приклеивания и отдирания тебя от себя снова
Если любому ее представителю ткнуть стволом под подбородок со словами: гаджет или жизнь – он умрет, считая, что совершил прекрасную сделку.
пожалуйста, послушай
сегодня утром я вышла на кухню и увидела баночку из-под йогурта; она лежала на боку, потому что ее повалила оставленная внутри ложка
ты, как всегда, не выкинул баночку и ложку не убрал
это все, чего я хочу от жизни: каждое утро думать: черт, он опять не выкинул баночку!
ты понимаешь?
самая честная женщина — это бывшая блядь, а самая страшная блядь — это бывшая монашка.
битва, думаю я, это путь слабых, а путь мудрых — это принятие мира
я хочу тебя совершенно невыносимо я хочу, чтобы ты медленно в меня входил медленно, по сухому чтобы я чувствовала, как ты пробираешься во мне с трудом и понимала, что вот так я впускаю тебя в себя, в свое тело в свою жизнь медленно и трудно но с любовью и с желанием всего я боюсь, что у тебя ничего не получится в смысле, по сухому я мокрая даже сейчас когда просто представляю себе я люблю тебя
EA
EAhas quoted6 years ago
каждый раз, когда ты уезжаешь, я чувствую себя Эвридикой, наблюдающей в муке, как Орфей спускается в ад, и кричащей ему надсадно: да не лезь же туда!
– Ты знаешь, – Кама отзывается, не поднимая головы от занесенья протокола в комм, – ты знаешь, тебя тут пару дней назад Лепай назвал «Красной Шапочкой»,. – Это почему это? – Ну, говорит, Кшися идет в пасть волку, несет с coбой в зубике сигнальную кнопку; волк ее, естественно, в положенный момент: цап! Отъел левую руку! Кшися сигнал подала – и ждет. Цап! Правую руку – а Кшися ждет, а бригады все нет; цап! – ножку левую! Кшися в три ручья: уууу! Пощади меня, Серый Волк! – а про себя: блядь, да где эти ебаные пидарасы, тоже мне охотники! Волк правую ногу – цап! Тут – бабах! – вваливаемся мы, а Кшися лежит вся в кровище, без ручек без ножек, и орет детским голосочком: блядисукипидарасы! Вы там что – цветочки собирали? Спали на посту? Да я вас суки старше по з-званию каждого третьего пидарасы говны мямли я па вас рапорт паскуды бляди куда ведете сучьего волка я с ним щас сама блядь разберусь он мне ножки повыплевывает блядь назад! – Лучше бы входили быстрее, суки бляди пидарасы тоже мне охотники. – В суде необъеденное не считается.
Буль-буль-буль-буль. С пальцев капают мыльные слезы. Буль-буль-буль-буль. Я не плачу, но как же обидно. Буль-буль-буль-буль. С локтя капают мыльные слезы. Буль-буль-буль-буль. Я не плачу, но как же противно. Буль-буль-буль-буль. С уха капают мыльные слезы. Буль-буль-буль-буль. Я не плачу, но как же ужасно.

On the bookshelvesAll

Bookriot

Современная русская проза без Донцовой и Минаева

Книжный магазин «Додо»

Додо-книги, которые помогают нам не сойти с ума

Карусель

Прочитать в первую очередь!

По

Зарубежное

Related booksAll

Related booksAll

Линор Горалик

Короче: Очень короткая проза

Линор Горалик

Агата возвращается домой

Линор Горалик

Не местные

Линор Горалик
Ни слова о войне и о смерти (рас­сказы)

Линор Горалик

Ни слова о войне и о смерти (рассказы)

Линор Горалик

Вот, скажем (Сборник)

Линор Горалик
Ин­тер­нет для пси­хо­пата

Линор Горалик

Интернет для психопата

Линор Горалик, Станислав Львовский
ПО­ЛО­ВИНА НЕБА

Линор Горалик, Станислав Львовский

ПОЛОВИНА НЕБА

On the bookshelvesAll

Современная русская проза без Донцовой и Минаева

Додо-книги, которые помогают нам не сойти с ума

Прочитать в первую очередь!

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)