Read

Машина различий

Шедевр альтернативной истории, краеугольный камень субкультуры стимпанка («парового панка»), единственный пример полновесного сотворчества двух жанровых революционеров, которым тесны рамки любого жанра. «Машина различий» – это широкомасштабная, полифоничная панорама мира, в котором одновременно с промышленной революцией произошла революция информационная, так что компьютер явился на век раньше положенного. Мира, в котором Чарльз Бэббидж построил свою разностную машину, а власть у аристократии перехватили лорды-радикалы во главе с Байроном. Мира, в котором палеонтологи-катастрофисты ожесточенно спорят с униформистами, возглавляемая Карлом Марксом коммуна взяла власть в Нью-Йорке, вычислительные мощности измеряются суммарной длиной зацепления медных шестеренок, Лондону грозит экологическая катастрофа, а бунтовщики-луддиты предоставляют конспирологам богатую пищу для размышлений…
more
Impression
Add to shelf
Already read
563 printed pages

ImpressionsAll

vkropaneva
vkropanevashared an impression2 months ago
👍
💡Learnt A Lot

Mm mm

Приятный, продуманный стимпанк/альтернативная история
Отдельно хочу отметить отличное примечание

Egor Mikhaylov
Egor Mikhaylovshared an impression4 months ago
👍

Eugene Boiko
Eugene Boikoshared an impression5 months ago
👍

👍
🚀Unputdownable

va61623
va61623shared an impression11 months ago
👍
🔮Hidden Depths

Максим
Максимshared an impressionlast year
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Странная. Финал странный. Наверное давно не читал Гибсона. А по стиле стимпанк.

Alexander Pravikov
Alexander Pravikovshared an impressionlast year

!

QuotesAll

Где-то вдали стиснутый железной хваткой зимы Биг Бен проревел десять
В их с Хетти пестрой беспорядочной жизни чтение вслух было одним из тех мелких ритуалов, которые заменяли им домашний уют.
– А кстати, что ты думаешь об Индии?
– Ужасная страна, – с готовностью отозвался Брайан. – Ужасная при всех своих чудесах, а чудес там этих столько, что плюнуть некуда, и одно чудеснее другого. В Азии только один народ имеет какие-то начатки здравого смысла – японцы.
Все это добро в вашем распоряжении, потому что принадлежит в равной мере всем нам!
– Всем нам? – переспросил Мэллори.
– Конечно. Всем товарищам.
– А как насчет него? – Мэллори указал на негра.
– Ты про моего слугу Юпитера? – недоуменно сморгнул маркиз. – Конечно же, Юпитер тоже принадлежит всем нам! Мой слуга служит не только мне, но и общему делу. – Он снова подтер обильно текущий нос. – Пошли.
«Вин Мариани» — самая популярная из множества распространенных во второй половине XIX в. винно-кокаиновых смесей, выпускалась с 1863 г. во Франции корсиканцем Анджело Мариани. Чудодейственные целебные свойства этого напитка воспевали Анатоль Франс и Генрик Ибсен, Жюль Верн и Александр Дюма, Конан Дойль и Р. Л. Стивенсон, Фредерик Бартольди (автор статуи Свободы), королева Виктория, главный раввин Франции, а также папы Пий X и Лев XIII. Американский аптекарь из Атланты Джон С. Пембертон начинал с попыток имитации «Вин Мариани» и весьма преуспел, а когда в 1886 г. в Джорджии ввели сухой закон, то заменил вино сахарным сиропом — так появилась кока-кола; кокаин же был выведен из ее рецептуры лишь в 1904 г.
Пытаясь унять безудержную дрожь, накинула пальто на плечи. Прекрасная, мягкая шерсть, надеть такое – все равно что закутаться в теплые деньги.
лондонцы, подумал Мэллори, подобны газу, облаку крохотных атомусов. Стоило только разорваться скрепляющим общество связям, и они попросту разлетелись, как абсолютно упругие сферы законов Бойля.
Даже наши бисквиты к чаю пекут особо, чтобы снизить риск крошек!
Как верно говорит мистер Олифант, мы – ваши младшие братья в этом мире.
– Но мы будем учиться, – вмешался другой японец. Этого вроде бы звали Аринори. – Мы в долгу перед Британией! Британские стальные корабли открыли наши порты для свободного мореплавания [94]. Мы пробудились, и мы восприняли великий урок, который вы нам преподали. Мы уничтожили сегунаи его отсталое бакуфу [95].Теперь микадо поведет нас по дороге прогресса.
– Мы с вами будем союзниками, – гордо провозгласил мистер Юкиси. – Азиатская Британия принесет цивилизацию и просвещение всем народам Азии.
–Весьма похвальные намерения, – кивнул Мэллори. – Однако создание цивилизации, строительство империи – дело долгое и каверзное. Это труд не на годы, а на века...
– Мы всему научимся от вас. – Лицо мистера Аринори раскраснелось, жара и виски заметно его разгорячили. – Подобно вам, мы построим великие школы и огромный флот. У нас есть уже одна вычислительная машина, в Тосу! Мы купим их еще. Мы будем строить собственные машины!
Мэллори хмыкнул. Странные маленькие иностранцы светились юностью, интеллектуальным идеализмом и особенно – искренностью. Жалко ребят.
– Прекрасно! Ваши высокие стремления, молодой сэр, делают вам честь! Только ведь это совсем не просто. Британия вложила в свои машины огромный труд, наши ученые работают над ними уже не одно десятилетие, и чтобы вы за несколько лет достигли нашего уровня...
– Мы пойдем на любые жертвы, – невозмутимо ответил мистер Юкиси.
– Есть и другие пути возвысить вашу страну, – продолжал Мэллори. – Вы же предлагаете невозможное!
– Мы пойдем на любые жертвы.
– В клакерстве потребности пользователя всегда превышают мощность доступной машины. Это – почти закон природы!
Руки состоят из сухожилий, тканей, сочлененных суставами костей.
Я заполнил в трех экземплярах две ваши анкеты на обоих подозреваемых
Мистер Лоренс Олифант [58],
Может быть, она действительно испытывает к Мику нечто вроде любви, а если да, то это многое объясняет, можно успокоиться и не изводить себя. Если это любовь, она вправе сжечь за собой все мосты, парить в небесах, жить, повинуясь сердцу, а не уму. И если она любит Рэдли, у нее есть наконец что-то, что она знает, а он нет. Тайна, принадлежащая ей, только ей.
«СЕМЬ ПРОКЛЯТИЙ ВАВИЛОНДОНСКОЙ БЛУДНИЦЫ».
“Бывают борения разума, подобные титаническим судорогам самое Природы, когда все вокруг кажется анархией и первозданным хаосом, однако часто именно в эти моменты величайшего смятения возникает, словно в родовых схватках Вселенной, некий новый принцип упорядоченной организации, некий новый побудительный мотив, и этот новый принцип, этот мотив смиряет и приводит к гармоническому соответствию страсти и стихии, грозившие отчаянием и ниспровержением всех основ”.
– Кинотропы – вот корень всех бед, – сказал Мэллори; они шли по Бромптон-роуд, мимо дворцов науки, окутанных зловонным туманом. – Когда я уезжал из Англии, такого и в помине не было. Два года назад этих штук было совсем мало. А теперь мне не позволяют выступить с публичной лекцией без кинотропа. – Он закашлялся. – Меня про

On the bookshelvesAll

Владимир Харитонов

Новое и/или самое интересное

Азбука-Аттикус

«Иностранка»: раздвигать границы

janlynn

Фантастика

Varya Go

Зарубежная фантастика и фэнтези.

Related booksAll

Related booksAll

Уильям Гибсон

Виртуальный свет

Уильям Гибсон

Идору

Уильям Гибсон

Нейромант

Уильям Гибсон

Периферийные устройства

Брет Уиттер

Охотники за сокровищами. Нацистские воры, хранители памятников и крупнейшая в истории операция по спасению мирового наследия

Джон Ширли, Уильям Гибсон

Принадлежность

Уильям Гибсон

Страна призраков

On the bookshelvesAll

Новое и/или самое интересное

«Иностранка»: раздвигать границы

Фантастика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)