Read

Нейромант

«Нейромант» — это классический дебют жанрового революцио­нера, которому оказались тесны рамки любого жанра. Это книга, определившая лицо современной литературы на десятилетия вперед. Это краеугольный камень киберпанка — стиля и культурного феномена. Будущее в «Нейроманте» — мир высоких технологий и биоинженерии, глобальных компьютерных сетей и всемогущих транснациональных корпораций, мир жестокий и беспощадный. Буквально по лезвию ножа должны пройти хакер-виртуоз Кейс и отчаянная девушка-самурай Молли, чтобы выполнить таинственную миссию, запрограммированную десятилетия назад в неведомых глубинах искусственного разума…Кроме романа, открывающего трилогию «Киберпространство», в книгу включен цикл рассказов «Сожжение Хром», среди которых — «Джонни Мнемоник», послуживший основой для культового фильма Роберта Лонго (в ролях Киану Ривз, Такэси Китано, Дольф Лундгрен), и «Отель „Новая роза“», экранизированный Абе­лем Феррарой (в ролях Уиллем Дефо, Кристофер Уокен, Азия Ардженто).Переводы публикуются в новой редакции.
more
Impression
Add to shelf
Already read
543 printed pages

ImpressionsAll

Anna Nikonova
Anna Nikonovashared an impression4 months ago
👍
🚀Unputdownable

Стиль Гибсона запоминающийся и узнаваем с первых строк, сравнения и метафоры как нельзя лучше соответствуют духу его книг и похожи на внезапные уколы игл. Сюжет держит в напряжении, а взгляд на дату издания "Нейроманта" заставляет усомниться в том, что среди людей не бывает пророков и провидцев.

Alexey Strelkov
Alexey Strelkovshared an impression3 months ago
👍

Божественно

LoneGunman
LoneGunmanshared an impressionlast year
👍
🚀Unputdownable

Классика киберпанка

timurbelyalov
timurbelyalovshared an impressionlast month
👍

Достижения науки и техники на службе человечества в будущем. Обычно пишут либо про развитие либо про деградацию общества. Вперед или назад. Ну и есть супергерой.
Но первый раз читаю про нас обычных в будущем.
Очень впечатляет!

b9123532816
b9123532816shared an impression2 months ago
👍

Одно слово - киберпанк.

Yana Rusanova
Yana Rusanovashared an impression3 months ago

~kартинка каkахи~

Danila Smirnov
Danila Smirnovshared an impression6 months ago
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Очень мощная фантастика, в плане мира и технологий. А вот персонажи это марионетки в машине происходящего. Это классика, обязательно к прочтению! Но для меня суховато, я люблю когда главный персонаж в книге, а не мир вокруг него.

sbrednikhin
sbrednikhinshared an impression7 months ago
👍

Olzhas Salmurza
Olzhas Salmurzashared an impression8 months ago
👍
🚀Unputdownable

Рассказы в конце книги мне показались лучше, чем сам роман. В любом случае, "Нейромант", сам по себе, стоит прочтения. Увлекательное чтиво.

Aliona Vozna
Aliona Voznashared an impression10 months ago
👍

💩Utter Crap
💤Borrrriiinnng!

Несвязный бред высказанный нечленораздельным бормотанием невнятной художественной дикцией. Классический пример, когда время убивает "Минаева" своего времени.

Zool84
Zool84shared an impressionlast year
👍

Саша
Сашаshared an impressionlast year

Откуда есть пошел киберпанк

victorlyashok27675
victorlyashok27675shared an impressionlast year

В наше время фантастики в Нейроманте всего ничего, мы уже сами здесь живем. Осталось дождаться ИскИнов!
PS Особенно восхищает первая фраза романа. Очень точно очерчивает границы книги.

Yuliya Tikhokhod
Yuliya Tikhokhodshared an impressionlast year
🌴Beach Bag Book

👍
🚀Unputdownable

Михаил
Михаилshared an impressionlast year
👍
🚀Unputdownable

Anton
Antonshared an impression2 years ago
👍
🚀Unputdownable

Ilia Cherniak
Ilia Cherniakshared an impression2 years ago
👍
🚀Unputdownable

QuotesAll

— Разве же я употребляю? — услышал Кейс, продираясь сквозь толпу к «Тацу». — Просто у моего организма острая алкогольно–наркотическая недостаточность.
Аллюзия на основной принцип построения машинного интерфейса: «What you see is what you get» (обычно не переводится). В свою очередь, эта фраза восходит к Льюису Кэрроллу. В «Алисе в Стране чудес» Шляпник рассуждает о нетождественности фраз: «Я вижу то, что ем» и «Я ем то, что вижу».
Мясо, подумал Кейс, и хочет мяса.
Если Господь Бог и создал что-нибудь лучшее, Он приберег это для себя
«Мясо, — подумал Кейс, — мясо хочет мяса».
Совсем не мой стиль, но как раз это мне и нужно: если тебя принимают за тупого — стань техничным, а если считают, что с техникой ты на «ты», — заделайся тупарем. Я-то парень техничный, вот и решил выглядеть тупым на все сто. Время, впрочем, такое: чтобы косить под тупого, надо быть настоящим профи.
— Если хочешь более высокоштильное объяснение — пожалуйста: ты видел семиотического призрака. Все контактерские истории, например, опираются на эти научно-фантастические образы, которыми наша культура пронизана сверху донизу. В принципе, инопланетян я еще могу допустить — но не инопланетян же из комиксов пятидесятых. Это всё семиотические фантомы, шматки глубоких культурных образов, которые откололись и зажили самостоятельно. Ну, как те жюль-верновские дирижабли, что вечно мерещились канзасским фермерам. А ты увидел призрак другого типа, вот и все. Когда-то этот самолет являлся частью коллективного бессознательного. Ты каким-то образом настроился на ту волну. Так что главное — не волноваться.
Если верно, что поэты — непризнанные законодатели мира, то фантасты — шуты при его дворе. Мы — те самые Мудрые Дураки, которым позволено кувыркаться, куролесить, бормотать пророчества и чесаться на публике. Мы можем играть Великими Идеями — будучи родом из дешевого плебейского чтива, мы кажемся всем безвредными
В окутавший Молли мрак, в мешанину синестезии, где ее боль имела вкус ржавого железа, запах дыни и была похожа на прикосновение к щеке крыльев ночной бабочки. Молли была без сознания, а в сны ее Кейс войти не мог.
Улыбка бармена стала еще шире. О его безобразии ходили легенды. Нынче, когда красота доступна каждому — и за вполне умеренные деньги, — отсутствие оной восприни­мается как нечто чуть ли не геральдическое. Допотопная механи­ческая рука при каждом движении жалобно завывала. Это был русский военный протез — семифункциональный манипулятор с механической обратной связью, заключенный в грязно-розовый пластик.
— Разве же я употребляю? — услышал Кейс, продираясь сквозь толпу к «Тацу». — Просто у моего организма острая алкогольно-наркотическая недостаточность.
Если верно, что поэты — непризнанные законодатели мира, то фантасты — шуты при его дворе. Мы — те самые Мудрые Дураки, которым позволено кувыркаться, куролесить, бормотать пророчества и чесаться на публике. Мы можем играть Великими Идеями — будучи родом из дешевого плебейского чтива, мы кажемся всем безвредными. А фактически фантасты имеют все возможности дать обществу пинка — мы обладаем влиянием, но не отягощены ответственностью. Ведь очень немногие полагают, что нас стоит принимать всерьез; тем не менее наши идеи пронизывают культуру, бурля в ней невидимыми, как фоновая радиация, пузырьками.
Наркотик ударил его, как скорый поезд, позвоночник превратился в раскаленный добела столб, вздымающийся из области простаты, просвечивающий все швы черепа рентгеновскими лучами накоротко замкнутой сексуальной энергии. Каждый зуб, подобно камертону, пел в своей лунке чистым и ясным, как девяностошестиградусный спирт, звуком. Под полупрозрачной оболочкой хромом и полировкой блестят кости, суставы покрыты тонкой пленкой силиконовой смазки. По внутренней выскобленной поверхности черепа били вихри песчаной бури, они генерировали волны тончайшего, непрерывного звона, разбивавшиеся о заднюю, внутреннюю оболочку глаз — прозрачных, непрерывно расширяющихся хрустальных шаров.
Ты мог спокойно доконать себя в Ночном Городе. У тебя было все для этого: стимуляторы, чтобы лишиться здравого смысла, выпивка, чтобы не думать, Линда для романтической печали, и улица, чтобы там тебе оторвали башку
Жизнь Ночного Города похожа на бестолковый эксперимент в области социального дарвинизма
Коретти не умел одеваться. Если искусство одеваться — это язык, то Коретти страдал заиканием; он не умел выглядеть­ так, чтобы постороннему человеку было легко с ним общать­ся.
— Разве же я употребляю? — услышал Кейс, продираясь сквозь толпу к «Тацу». — Просто у моего организма острая алкогольно–наркотическая недостаточность.
Нинсэй изнуряла его и скоро стала казаться внешней проекцией внутреннего стремления к смерти, таинственного яда, который постепенно переполнял тело.
Невольно закрадывалась мысль: сколько же тысяч – или миллионов? – феноменальных художников так и умерли за прошедшие века, не выразив себя, – все, кто не могли стать поэтами, живописцами или саксофонистами, хотя у них был дар, электроимпульсы в мозгу, ждущие лишь микросхем, которые сделают их фантазии доступными другим
Разве же я употребляю? — услышал Кейс, продираясь сквозь толпу к «Тацу». — Просто у моего организма острая алкогольно–наркотическая недостаточность.

On the bookshelvesAll

Мир фантастики

Что почитать из фантастики?

Geek Picnic

Человек-машина

Карусель

Премия «Хьюго» за лучший роман

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Related booksAll

Related booksAll

Уильям Гибсон

Граф Ноль. Мона Лиза овердрайв

Уильям Гибсон

Мона Лиза Овердрайв

Уильям Гибсон

Граф Ноль

Уильям Гибсон

Виртуальный свет

Уильям Гибсон

Идору

Брюс Стерлинг, Уильям Гибсон

Машина различий

Уильям Гибсон
Со­жже­ние Хром

Уильям Гибсон

Сожжение Хром

On the bookshelvesAll

Что почитать из фантастики?

Человек-машина

Премия «Хьюго» за лучший роман

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)