ru
Донна Тартт

Тайная история

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
Блестящая американская писательница Донна Тартт, лауреат Пулитцеровской премии 2014 года, покорила читателей первым же своим романом “Тайная история”. Книга сразу стала бестселлером. Она переведена на двадцать пять языков и продолжает расходиться многомиллионными тиражами во всем мире. Действие происходит в небольшом колледже в Вермонте, куда девятнадцатилетний Ричард Пейпен приезжает изучать древнегреческий язык. Новые друзья Ричарда — четверо молодых людей и одна девушка — умны, раскованны, богаты и так увлечены античной культурой, что рассматривают себя чуть ли не как особую касту ее хранителей. Их дружба не выдерживает, однако, натиска современного мира. В веселой и сплоченной компании происходит убийство. Пытаясь через много лет осмыслить случившееся, герой по дням воспроизводит свою студенческую жизнь, этапы отношений с однокурсниками и любимой девушкой. Под виртуозным пером Донны Тартт его исповедь превращается в захватывающий психологический триллер.
This book is currently unavailable
709 printed pages

Impressions

    hank owlshared an impression5 years ago
    👍Worth reading

    Написано отлично, налицо явное влияние русских классиков, упоминание которых вложено в уста одного из персонажей. Но, черт возьми, это же перепетый на свой лад Федор Михайлович. Генри - Раскольников Донны Тартт не раскаивается в содеянном, напротив он просыпается для жизни, выходит за рамки теоретических рассуждений и академических дисциплин после совершения двух убийств: случайного и намеренного. Подкашивает его лишь "предательство" любимого учителя, не поддержавшего его позицию, а самоустранившегося от правды, от последствий своего деяния. Особенно, если учесть, что все произошло не без влияния учителя, вольно или невольно внушившего своим студентам чувство избранности. Очередной доктор Франкенштейн трусливо сбежал от своего творения.
    Остальные персонажи пляшут под дудку Генри и тоже не вызывают симпатии. К счастью, у них в конце концов раскрываются глаза, иначе неизвестно сколько было бы жертв, потому что Генри явно не собирался останавливаться и подстраивал существующую реальность под свои нужды и интересы, отбросив любые понятия о морали и убирая со своего пути любую опасность.
    Единственный, кто мне понравился: это Банни. Жертва второго и сознательного, обдуманного убийства. Несмотря на все отрицательные качества и примитивность, он был единственным, кто страдал и ощущал чувство вины за несовершенное им убийство. Да, он неосознанно шантажировал, потому что ранее привык за чужой счет и вряд ли видел свой шантаж, и издевался над друзьями, тем не менее храня их тайну. А они в это время рассуждали, что несправедливо сидеть в тюрьме за то, что практически растерзали человека, будучи в измененном состоянии духа во время вакханалии. И обдумывали убийство друга, который мог проговориться об их преступлении.
    Больше всего неприятен Ричард, от лица которого ведется повествование. Трус, лгун, стадное животное, легко ведущееся на манипуляции Генри. Человек, не участвовавший в первом убийстве и сдавший Банни друзьям-убийцам. Их мотивы более, чем понятны. Существа высшего порядка не должны сидеть в тюрьме за убийство какого-то фермера. Но Ричард мог не влезать в грязь и предательство. У него был выбор, но он влез по самые уши. И, похоже, дело было даже не в дружбе, и не в любви, и не во внушаемости, а в том, что в чем-то он походил на Генри. И тот не преминул это отметить. Однако Ричарду дано было испытать чувство вины; как бы там ни было, он остался человеком.
    Финал книги, как в жизни. Кто-то очень сильно страдает, испытывает угрызения совести и пускает жизнь под откос; кто-то живет более или менее в свое удовольствие. Но все персонажи сброшены на землю с некого Олимпа, на который они себя вознесли в начале повествования. Сброшены, потому что по сути они ничтожные, серые обыватели, "твари дрожащие", которым не дано подняться до высот духа и мысли древнегреческих философов, мыслителей. Ни в чем: ни в добрых делах, ни в злодействе.

    Яна Феденкоshared an impression6 years ago
    👍Worth reading

    Книга потрясающая, очень понравилась! Четыре дня назад закончила читать, но все время неотступно возвращаюсь мыслями туда… Мало таких книг, которые оставляют глубокий след в сердце, эта - одна из них. Уже купила в бумаге и подарила дочери. Она пока еще в начале истории и только начинает переживать ту осень в Хемпдене… А я тоскую и хочу вернуться туда, в начало истории, к первым страницам…

    Вероника Калачеваshared an impression5 years ago

    Пожалуй, двух книг Донны Тартт с меня вполне хватит.
    Поначалу меня мерещился Фаулз и я просто плыла по страницам, наслаждаясь неспешным повествованиям; к концу книги я напротив вдруг поняла, что устала от её героев, от их бесконечных перемещений, описанных так детально, что кажется, я всегда была рядом.
    Донна Тарт в своих романах показывает разнообразие человеческих сущностей. В основном, почему-то, тёмных сторон.
    Но меня занимает больше всего косвенный вопрос. Основному я не удивляюсь - глубина человеческого характера, его многогранность - это понятно. Все мы сложные и удивительные.
    Меня заботит формирование характера, воспитание личности.
    все её тёмные герои, вроде бы и не тёмные вовсе. Студенты, интеллектуалы, все дела. Пятерка из "Тайной истории" изучает древнегреческий, Тео из "Щегла" прекрасно разбирается в искусстве. Но кажется, в них всех какой-то огромный изъян. Как так выходит? Если Тео мне было жаль; казалось, что вся его жизнь - результат странного стечения обстоятельств. Казалось, что будь его мать жива - и не было бы других несчастий.
    Но Тайная история - другое дело. Просто какая-то энциклопедия грехов для начинающих. Пятерых разом оправдывать не хочется. Кажется, что хоть на кто-то же должен быть с головой на плечах?

Quotes

    Valeria Borodinahas quoted4 years ago
    Еще ужаснее, когда с возрастом начинаешь осознавать, что ни один, даже самый близкий и любимый человек никогда не сможет понять тебя по-настоящему.
    Anastasia Bogomolovahas quoted4 years ago
    Ужасно, когда ребенок вдруг осознает, что он – обособленное от всего мира существо, что никто и ничто не страдает, когда он обжег язык или ободрал коленку, что его боль принадлежит лишь ему одному.
    Tatiana Matiykohas quotedlast year
    кажется Ван Гог, сказал, что оранжевый – цвет безумия. Красота есть ужас. Мы хотим быть поглощенными ею, хотим найти прибежище в ее очищающем пламени.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)