Read

Тайная история

Блестящая американская писательница Донна Тартт, лауреат Пулитцеровской премии 2014 года, покорила читателей первым же своим романом “Тайная история”. Книга сразу стала бестселлером. Она переведена на двадцать пять языков и продолжает расходиться многомиллионными тиражами во всем мире. Действие происходит в небольшом колледже в Вермонте, куда девятнадцатилетний Ричард Пейпен приезжает изучать древнегреческий язык. Новые друзья Ричарда – четверо молодых людей и одна девушка – умны, раскованны, богаты и так увлечены античной культурой, что рассматривают себя чуть ли не как особую касту ее хранителей. Их дружба не выдерживает, однако, натиска современного мира. В веселой и сплоченной компании происходит убийство. Пытаясь через много лет осмыслить случившееся, герой по дням воспроизводит свою студенческую жизнь, этапы отношений с однокурсниками и любимой девушкой. Под виртуозным пером Донны Тартт его исповедь превращается в захватывающий психологический триллер.
more
Impression
Add to shelf
Already read
709 printed pages
Современная прозаДетективы и триллеры

ImpressionsAll

hank owl
hank owlshared an impressionlast year
👍

Написано отлично, налицо явное влияние русских классиков, упоминание которых вложено в уста одного из персонажей. Но, черт возьми, это же перепетый на свой лад Федор Михайлович. Генри - Раскольников Донны Тартт не раскаивается в содеянном, напротив он просыпается для жизни, выходит за рамки теоретических рассуждений и академических дисциплин после совершения двух убийств: случайного и намеренного. Подкашивает его лишь "предательство" любимого учителя, не поддержавшего его позицию, а самоустранившегося от правды, от последствий своего деяния. Особенно, если учесть, что все произошло не без влияния учителя, вольно или невольно внушившего своим студентам чувство избранности. Очередной доктор Франкенштейн трусливо сбежал от своего творения.
Остальные персонажи пляшут под дудку Генри и тоже не вызывают симпатии. К счастью, у них в конце концов раскрываются глаза, иначе неизвестно сколько было бы жертв, потому что Генри явно не собирался останавливаться и подстраивал существующую реальность под свои нужды и интересы, отбросив любые понятия о морали и убирая со своего пути любую опасность.
Единственный, кто мне понравился: это Банни. Жертва второго и сознательного, обдуманного убийства. Несмотря на все отрицательные качества и примитивность, он был единственным, кто страдал и ощущал чувство вины за несовершенное им убийство. Да, он неосознанно шантажировал, потому что ранее привык за чужой счет и вряд ли видел свой шантаж, и издевался над друзьями, тем не менее храня их тайну. А они в это время рассуждали, что несправедливо сидеть в тюрьме за то, что практически растерзали человека, будучи в измененном состоянии духа во время вакханалии. И обдумывали убийство друга, который мог проговориться об их преступлении.
Больше всего неприятен Ричард, от лица которого ведется повествование. Трус, лгун, стадное животное, легко ведущееся на манипуляции Генри. Человек, не участвовавший в первом убийстве и сдавший Банни друзьям-убийцам. Их мотивы более, чем понятны. Существа высшего порядка не должны сидеть в тюрьме за убийство какого-то фермера. Но Ричард мог не влезать в грязь и предательство. У него был выбор, но он влез по самые уши. И, похоже, дело было даже не в дружбе, и не в любви, и не во внушаемости, а в том, что в чем-то он походил на Генри. И тот не преминул это отметить. Однако Ричарду дано было испытать чувство вины; как бы там ни было, он остался человеком.
Финал книги, как в жизни. Кто-то очень сильно страдает, испытывает угрызения совести и пускает жизнь под откос; кто-то живет более или менее в свое удовольствие. Но все персонажи сброшены на землю с некого Олимпа, на который они себя вознесли в начале повествования. Сброшены, потому что по сути они ничтожные, серые обыватели, "твари дрожащие", которым не дано подняться до высот духа и мысли древнегреческих философов, мыслителей. Ни в чем: ни в добрых делах, ни в злодействе.

Яна Феденко
Яна Феденкоshared an impressionlast year
👍

Книга потрясающая, очень понравилась! Четыре дня назад закончила читать, но все время неотступно возвращаюсь мыслями туда… Мало таких книг, которые оставляют глубокий след в сердце, эта - одна из них. Уже купила в бумаге и подарила дочери. Она пока еще в начале истории и только начинает переживать ту осень в Хемпдене… А я тоскую и хочу вернуться туда, в начало истории, к первым страницам…

Awesome Parents
Awesome Parentsshared an impression2 years ago
👍
🚀Unputdownable

Жутковато. И не от жестокости убийства. А от вывернутых наизнанку человеческих душ. Такое впечатление, что автор решила на этот раз обойтись без положительных героев.

Lena Ushakova
Lena Ushakovashared an impressionlast year
👍

После Щегла решила прочитать другие произведения Донны Тартт. Тайная история мне понравилась даже больше.

Пожалуй, двух книг Донны Тартт с меня вполне хватит.
Поначалу меня мерещился Фаулз и я просто плыла по страницам, наслаждаясь неспешным повествованиям; к концу книги я напротив вдруг поняла, что устала от её героев, от их бесконечных перемещений, описанных так детально, что кажется, я всегда была рядом.
Донна Тарт в своих романах показывает разнообразие человеческих сущностей. В основном, почему-то, тёмных сторон.
Но меня занимает больше всего косвенный вопрос. Основному я не удивляюсь - глубина человеческого характера, его многогранность - это понятно. Все мы сложные и удивительные.
Меня заботит формирование характера, воспитание личности.
все её тёмные герои, вроде бы и не тёмные вовсе. Студенты, интеллектуалы, все дела. Пятерка из "Тайной истории" изучает древнегреческий, Тео из "Щегла" прекрасно разбирается в искусстве. Но кажется, в них всех какой-то огромный изъян. Как так выходит? Если Тео мне было жаль; казалось, что вся его жизнь - результат странного стечения обстоятельств. Казалось, что будь его мать жива - и не было бы других несчастий.
Но Тайная история - другое дело. Просто какая-то энциклопедия грехов для начинающих. Пятерых разом оправдывать не хочется. Кажется, что хоть на кто-то же должен быть с головой на плечах?

Lelya Nisevich
Lelya Nisevichshared an impression11 months ago

“ Тайная история” - после “Щегла” и “Маленького друга” - разочаровало. Слишком много всего намешано и из-за этого кажется совсем нереалистичным (постоянные алкоголь и наркотики, парочка убийств и постоянные душевные терзания). После середины - становится предсказуемо и неинтересно и еле-еле домучиваешь до конца. Главный герой - абсолютная тряпка, а его друзья - скучающие богатые эгоисты (почему-то оказавшиеся в каком-то задрипанном колледже). Се ля ви - что-то ужасное должно было произойти.

👍

Персонажи, населяющие данное произведение, настолько мастерски выписаны, что складывается впечатление будто все они твои приятели. Им невозможно не сочувствовать (несмотря ни на что), каждый из них по-своему привлекателен. Любители античности, они разыгрывают перед читателем полутрагедию-полуфарс. Однозначно рекомендую к прочтению!

👍
💀Spooky
🎯Worthwhile

Я бы не стала сравнивать эту книгу с "Щеглом" она просто другая. Чувствуется влияние Достоевского и Драйзера. Хорошо нагнетается обстановка, красивое постепенно превращается в отвратительное. Плохих героев нет, разве что плохое стечение обстоятельств а дальше - плохая карма. Жаль всех кроме главного героя. Он почему-то вызывает омерзение.

👍
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

Крутая книга, для меня - интереснее "Щегла".
Колледж, студенты, Греческая литература, безликий главный герой, на фоне которого расцветают второстепенные персонажи. Захватывающая история!

Yana Yanina
Yana Yaninashared an impression11 months ago
🔮Hidden Depths

Книга не оправдала ожиданий, не смотря на большое количество хвалебных отзывов. Из плюсов, присущая Таит изящная манера сочетать слова в емкие предложения и ее воистину обширные познания в искусстве и литературе. Из минусов - сюжет, который по видимому должен разбудить в читателе чувство неприятия к аморальному поведению героев… Хотя, к чему эти излишне завышенные ожидания к человечеству….
«Они не только понимали, что такое зло, но и сознавали все многообразие уловок, при помощи которых оно прикидывается добром. Мне казалось, что они проникают в самую суть, что, говоря о пороках людей и перипетиях их судеб, они указывают на главное – невосполнимую ущербность всего мироустройства.»

Xenia Che
Xenia Cheshared an impressionlast year

Трата времени впустую. Совершенно бестолковая книга как с художественной, так и с сюжетной точки зрения.

Pavel Raskhodov
Pavel Raskhodovshared an impressionlast year
👍

Одна из любимых книг.

Olga Kirillova
Olga Kirillovashared an impressionlast year
👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

После прочтения "Щегла", честно говоря, не думала, что эта книга впечатлит еще больше. В итоге просто не могла оторваться, всю книгу находишься в нереальном напряжении и предвкушении дальнейшего развития событий... В итоге проглотила за пару ночей, сижу перевариваю финал) давно не получала таких эмоций от чтения - и сюжет, и язык (насколько можно судить о нем по переводу) просто блестящие, браво.

👍
🚀Unputdownable

👍

Ilya Karpukhin
Ilya Karpukhinshared an impression3 months ago
👎
💤Borrrriiinnng!

🚀Unputdownable

Книга медленно раскачивается сначала, но к середине просто невозможно оторваться, очень увлекательно.

🐼Fluffy

Прочитала "Тайную историю" и поняла, что эта книга меня бы страшно порадовала лет в 20, ведь там есть все для этого возраста - студенческая жизнь, глупый и бессмысленный внешний мир, тонкая душевная организация основных героев, тайный и поэтичный язык для разговоров "украдкой", алкоголь и книги в неограниченных количествах, преступления и наказания, душевные терзания и любовь, и прочее, прочее, прочее. Понравился язык повествования, отсылки к классике, но в какой-то момент стало затянуто и непонятно зачем это. В силу того, что героев я переросла, их терзания и метания довольно быстро перестали трогать за живое, и больше хотелось сюжетных движений. В конце книги, я наконец узнала, кто же с кем спал (а то кто кого убил и так не скрывали), и в качестве приятного завершения истории - все кто не умер, повзрослели и поумнели.

Dasha Strekalova
Dasha Strekalovashared an impression6 months ago
🌴Beach Bag Book

Сюжет интересный, читается книга легко, но как-то не прослеживается глубоких мыслей, вариант для лёгкого чтения, когда просто хочется отвлечься и не напрягать мозги. А ещё, не смотря на вроде бы подробное описание героев, не получается воссоздать точный образ каждого. Представляешь элегантное пальто, дорогой галстук, а вместо лица пустота.

rottenbeauty
rottenbeautyshared an impression10 months ago

Интересная книга про удивительно несимпатичных людей.

QuotesAll

у меня была возможность избрать другой путь, совершенно отличный от того, которым я в итоге пошел. Но конечно же я не распознал критический момент. Сдается мне, мы никогда не распознаем его вовремя
Смерть — мать красоты, — изрек Генри.
— А что же тогда красота?
— Ужас.
— Хорошо сказано, — кивнул Джулиан. — Красота редко несет покой и утешение. Напротив. Подлинная красота всегда тревожит.
Включив свет, он несколько минут расхаживал со сложенными за спиной руками и лишь покачивал головой. Наконец замирал как вкопанный и с отчаянием в глазах выдавал:
— Метагемерализм. Расскажи мне об этом. Все, что можешь. Мне нужно хоть что-нибудь узнать о метагемерализме.
— Извини, я даже не знаю, что это такое.
— Я тоже, — обреченно вздыхал Банни. — Кажется, что-то связанное с пасторальным искусством. Так я смогу связать Донна с Уолтоном, понимаешь?
И вновь начинал кружить по комнате.
— Донн. Уолтон. Метагемерализм. Вот где собака зарыта.
— Банни, мне кажется, такого слова вообще нет.
— Есть-есть. Происходит из латыни. Каким-то там боком связано с иронией и пасторалью. Я просто уверен. Картины, скульптуры, все в таком духе, скорее всего.
Всю жизнь люди принимали мою застенчивость за угрюмость, снобизм, плохое настроение и тому подобное.
Еще ужаснее, когда с возрастом начинаешь осознавать, что ни один, даже самый близкий и любимый человек никогда не сможет понять тебя по-настоящему.
Кроме того, что, как не боль, обостряет наше ощущение самости? Ужасно, когда ребенок вдруг осознает, что он – обособленное от всего мира существо, что никто и ничто не страдает, когда он обжег язык или ободрал коленку, что его боль принадлежит лишь ему одному. Еще ужаснее, когда с возрастом начинаешь осознавать, что ни один, даже самый близкий и любимый человек никогда не сможет понять тебя по-настоящему. Эго делает нас крайне несчастными, и не потому ли мы так стремимся от него избавиться?
Ужасно, когда ребенок вдруг осознает, что он – обособленное от всего мира существо, что никто и ничто не страдает, когда он обжег язык или ободрал коленку, что его боль принадлежит лишь ему одному.
Кстати, вот идет миссис Хэтч. Милейшая женщина, но муж у нее – адвентист седьмого дня или что-то в этом роде, очень строгий. Когда он заходит в дом, мы тут же убираем спиртное. – А то что? – А то он впадет в депрессию и начнет разбрасывать по всему дому душеспасительные брошюрки
Я никогда не был любителем мясной пищи, в чем не последнюю роль сыграла весьма садистская экскурсия на мясокомбинат в шестом классе.
Лучшей иллюстрацией, на мой взгляд, может служить одна из первых выученных мной аксиом греческой грамматики: у мужчин есть друзья, у женщин – родственники, у животных – им подобные.
Один забывает себя ради другого, но при этом становится жалким рабом своенравнейшего из богов. Война? Можно забыться в экстазе битвы, сражаясь за славное дело, но в наши дни осталось не так уж много славных дел, за которые стоило бы сражаться.
— Смерть — мать красоты, — изрек Генри.
— А что же тогда красота?
— Ужас.
— Хорошо сказано, — кивнул Джулиан. — Красота редко несет покой и утешение. Напротив. Подлинная красота всегда тревожит.
когда я стал старше, а жизнь – дороже
Сейчас я догадываюсь, что в тех условиях и при своем характере я был бы несчастлив где угодно, будь то Биарриц, Каракас или остров Капри, но в то время я ничуть не сомневался, что мое подавленное состояние неразрывно связано с местом, где я жил. Возможно, отчасти так оно и было
в природе завершение репродуктивного цикла неизбежно влечет за собой скорую дегенерацию и смерть.
Я не мог похвастаться большим количеством друзей, но было ли это осознанным моим выбором или же просто стечением обстоятельств, я не знаю. Помнится, учился я хорошо, но среди первых учеников никогда не был. Мне нравилось читать – Толкиена, приключения Тома Свифта, но против телевизора я тоже ничего не имел и частенько проводил долгие и безрадостные часы после школы, лежа перед ним на ковре в нашей пустой гостиной.
Мне почти нечего добавить к этим воспоминаниям, кроме, пожалуй, определенного настроения, которым были проникнуты почти все мои детские годы, – чувства подавленности, связанного с воскресными сериями “Чудесного мира Диснея”. Воскресенье было грустным днем (рано в постель, завтра в школу, я постоянно боялся, что наделал в домашней работе ошибок), но когда в ночное небо над залитыми светом башнями Диснейленда взмывал фейерверк, меня охватывала настоящая тоска.
Только гораздо позже я узнал, что за снадобье дала мне Джуди, – демерол. Когда мы пришли на вечеринку, он уже начал потихоньку действовать. Цвета, очертания, снежная кутерьма за окном, грохот Сидовой группы – все было мягким, утешным, всепрощающим. В лицах людей, прежде мне отвратительных, я замечал странную красоту.
Когда я вышел на улицу, то с облегчением обнаружил, что у меня осталось еще около ста долларов. Зайти в книжный? Пойти в кино? Купить бутылку виски? Ласково улыбаясь и что-то щебеча, меня окружила целая стая возможностей, и я стоял, пригвожденный к залитому ясным сентябрьским светом тротуару, пока от этого хоровода удовольствий у меня не начало рябить в глазах. Тогда, словно парень из глубинки, смущенный игривыми взглядами проституток, я метнулся к телефонной будке, разорвав их пестрый круг, и набрал номер такси, чтобы поскорее вернуться в колледж.
В старших классах я приобрел привычку бродить после школы по торговым центрам, описывая круги среди холодных, сверкающих галерей, пока все это — яркие упаковки и штрихкоды, променады и эскалаторы, зеркала, «мьюзак», свет и шум — не заполняло мой мозг настолько, что в нем перегорали пробки, и тогда все вокруг внезапно сливалось в пеструю расплывчатую массу: цвет без формы, тихий звон разлетающихся молекул.
игнорировать существование иррационального опасно.

On the bookshelvesAll

Zhenya Shabynina

Книги, от которых невозможно оторваться

Издательство Corpus

Новинки издательства Corpus

Библиотека-читальня им. И. С. Тургенева

Тургеневка рекомендует

Nadya Mio

Убийца – дворецкий

Related booksAll

Related booksAll

Донна Тартт

Маленький друг

Донна Тартт

Щегол

Элеанор Каттон

Светила

Жоэль Диккер

Правда о деле Гарри Квеберта

Уильямс Джон

Стоунер

Роберт Гэлбрейт

Шелкопряд

Джонатан Франзен

Поправки

On the bookshelvesAll

Книги, от которых невозможно оторваться

Новинки издательства Corpus

Тургеневка рекомендует

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)