Путешествия Гулливера, Джонатан Свифт
ru
Free
Read

Путешествия Гулливера

В первой части знаменитого романа Свифта чудом спасшийся после бури корабельный врач Гулливер попадает в удивительную страну крошечных человечков, но самых настоящих человечков — Лилипутию. Необыкновенные приключения ожидают Гулливера в этой стране, где деревья не выше нашего куста смородины, а самые большие дома ниже стола. Приключения Гулливера продолжаются во второй части романа, но уже в стране великанов. Гулливер сам чувствовал себя великаном среди лилипутов, а теперь среди великанов — хрупким кузнечиком, которого легко раздавить. Злополучный путешественник, испытавший во время своих странствий невзгоды и опасности, Гулливер был наконец счастлив, что вернулся к таким же людям, как он.
more
Impression
Add to shelf
Already read
366 printed pages
ДетиКлассикаБесплатноФантастика и фэнтези

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Andrey Volkov
Andrey Volkovshared an impression3 months ago
💤Borrrriiinnng!

Довольно нудная книга. Читал по вечерам детям. Идея и сюжет в общих чертах нам знакомы, так как давно стали частью масскультуры. При этом половину текста составляют пространные описания организации государства и жизни великанов и и лилипутов, и их сравнение с Европой, что, очевидно, должно было производить впечатление на современников автора и быть, видимо, каким-то памфлетом, ратующим за просвещенную монархию... но сейчас и взрослым, а тем более детям, кажется жуткой нудотой.
Описания приключений, которые наиболее интересны и позволяют воображению рисовать яркие картинки, сплошь и поперек заполнены англосаксонскими или средневековыми мерами длинны, объёма, веса и т.п., что безусловно необходимо для более точного понимания соотношений гигантизма и лилипутиантии :), но совершенно непонятно и никак не соотносятся с мерами сегодняшнего дня и, в итоге, вызывают скорее вопросы и непонимание как у детей, так и у взрослых.
Общий вывод такой - хотите прочесть детям историю путешествий Гулливера - прочтите им адаптацию без лишних описаний просвещенных монархов, галлонов, футов, миль и прочих лье.

b6252110505
b6252110505shared an impression2 months ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

b6066739130
b6066739130shared an impression9 months ago
🚀Unputdownable

Она
такая
интересная!
И
вне

b3240097754
b3240097754shared an impression10 months ago
🎯Worthwhile

Я этого не знал...

b3311239547
b3311239547shared an impression11 months ago
👍
😄LOLZ

Супер

🚀Unputdownable

Очень хорошая книга

👍

норм книга

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

b2807276267
b2807276267shared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy

Yury Shatskikh
Yury Shatskikhshared an impressionlast year
🚀Unputdownable

Книги детства.

QuotesAll

Он рассуждал так: способность речи дана нам для того, чтобы понимать друг друга и получать сведения о различных предметах; но если кто-нибудь станет утверждать то, чего нет, то назначение нашей речи совершенно извращается, потому что в этом случае тот, к кому обращена речь, не может понимать своего собеседника; и он не только не получает никакого осведомления, но оказывается в состоянии худшем, чем неведение, потому что его уверяют, что белое – черно, а длинное –
автор, следуя обычной манере путешественников, слишком уж обстоятелен.
Вскоре после этого я услышал общее ликование, среди которого часто повторялись слова: «пеплом селян», и почувствовал, что с левой стороны большая толпа ослабила веревки в такой степени, что я мог повернуться на правую сторону и всласть помочиться; потребность эта была отправлена мной в изобилии, повергшем в великое изумление маленькие создания, которые, догадываясь по моим движениям, что я собираюсь делать, немедленно расступились в обе стороны, чтобы не попасть в поток, извергшийся из меня с большим шумом и силой.
Но, если болезнь более упорна и жестока, доктор вводит трубку, когда мехи наполнены воздухом, и вгоняет этот воздух в тело больного; затем он вынимает трубку, чтобы вновь наполнить мехи, плотно закрывая на это время большим пальцем заднепроходное отверстие. Эту операцию он повторяет три или четыре раза, после чего введенный в желудок воздух быстро устремляется наружу, увлекая с собой все вредные вещества (как вода из насоса), и больной выздоравливает. Я видел, как он произвел оба опыта над собакой, но не заметил, чтобы первый оказал какое-нибудь действие. После второго животное страшно раздулось и едва не лопнуло, затем так обильно опорожнилось, что мне и моему спутнику стало очень противно. Собака мгновенно околела, и мы покинули доктора, прилагавшего старание вернуть ее к жизни при помощи той же операции[106].
С этой целью они выхлопотали королевскую привилегию на учреждение Академии прожектеров в Лагадо. Затея эта имела такой успех, что теперь в королевстве нет ни одного сколько-нибудь значительного города, в котором бы не возникла такая академия. В этих заведениях профессора изобретают новые методы земледелия и архитектуры и новые орудия и инструменты для всякого рода ремесел и производств, с помощью которых, как они уверяют, один человек будет исполнять работу десятерых; в течение недели можно будет воздвигнуть дворец из такого прочного материала, что он простоит вечно, не требуя никакого ремонта; все земные плоды будут созревать во всякое время года, по желанию потребителей, причем эти плоды по размерам превзойдут в сто раз те, какие мы имеем теперь… но не перечтешь всех их проектов осчастливить человечество. Жаль только, что ни один из этих проектов еще не доведен до конца, а между тем страна в ожидании будущих благ приведена в запустение, дома в развалинах и население голодает или ходит в лохмотьях. Однако все это не только не охлаждает рвения прожектеров, но еще пуще подогревает его, и их одинаково воодушевляют как надежда, так и отчаяние.
самые высокие умственные дарования не могут заменить нравственных достоинств, и нет ничего опаснее поручения должностей даровитым людям, ибо ошибка, совершенная по невежеству человеком, исполненным добрых намерений, не может иметь таких роковых последствий для общественного блага, как деятельность человека с порочными наклонностями, одаренного уменьем скрывать свои пороки, умножать их и безнаказанно предаваться им.
каким образом существо, притязающее на разумность, может вменять себе в заслугу знание домыслов других существ, притом относительно вещей, где это знание, даже если бы оно было достоверно, не могло бы иметь никакого практического значения.
По их мнению, самые высокие умственные дарования не могут заменить нравственных достоинств, и нет ничего опаснее поручения должностей даровитым людям, ибо ошибка, совершенная по невежеству человеком, исполненным добрых намерений, не может иметь таких роковых последствий для общественного блага, как деятельность человека с порочными наклонностями, одаренного уменьем скрывать свои пороки, умножать их и безнаказанно предаваться им.
L P
L Phas quoted6 months ago
я скорее согласился бы умереть, чем принять на себя позор оставить потомство, которое содержалось бы в клетках, как прирученные канарейки, и со временем, может быть, продавалось бы как диковинка для развлечения знатных лиц
бумагомарание политиков и партийных писак.
они хорошо видят, но на небольшом расстоянии
такой жадностью стремился выведать
Автор этих путешествий мистер Лемюэль Гулливер – мой старинный и близкий друг; он приходится мне также сродни по материнской линии.
положительный, смелый, настойчивый характер, который создается у человека добродетелью, является постоянной помехой в государственной деятельности
Но что меня более всего поразило и чего я никак не мог объяснить, так это замеченное мной у них пристрастие к новостям и политике; они вечно осведомляются насчет общественных дел, высказывают суждения о государственных вопросах и ожесточенно спорят из-за каждого вершка партийных мнений.
Nec, si miserum Fortuna Sinonem
Finixit, vanum etiam, mendacemque improba finget[160].
Автор благодаря чрезвычайно остроумной выдумке предупреждает нашествие неприятеля. Его жалуют высоким титулом. Являются послы императора Блефуску и просят мира. Пожар в покоях императрицы вследствие неосторожности и придуманный автором способ спасти остальную часть дворца
И если требование перемены убеждений является правительственной тиранией, то дозволение открыто исповедовать мнения пагубные служит выражением слабости; в самом деле, можно не запрещать человеку держать яд в своем доме, но нельзя позволять ему продавать этот яд как лекарство.
Демпиер со своей книгой «Путешествие вокруг света»[1]
Автор этих путешествий мистер Лемюэль Гулливер – мой старинный и близкий друг; он приходится мне также сродни по материнской линии. Около трех лет тому назад мистер Гулливер, которому надоело стечение любопытных к нему в Редриф, купил небольшой клочок земли с удобным домом близ Ньюарка в Ноттингемшире, на своей родине, где и проживает сейчас в уединении, но уважаемый своими соседями.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)