Read

Стамбул. Город воспоминаний

Орхан Памук — известный турецкий писатель, обладатель многочисленных национальных и международных премий, в числе которых Нобелевская премия по литературе за «поиск души своего меланхолического города». В самом деле, действие почти всех романов писателя происходит в Стамбуле, городе загадочном и пре­красном, пережившем высочайший расцвет и печальные сумерки упадка. Однако если в других произведениях город искусно прячется позади событий, являя себя в качестве подходящей декорации, то в своей книге «Стамбул. Город воспоминаний»­ Памук отводит ему роль главного героя. Рассказывая о своем детстве и юности, писа­тель раскрывает перед нами Стамбул как тайну, которую стоит узнать и полюбить.
more
Impression
Add to shelf
Already read
609 printed pages

ImpressionsAll

🚀Unputdownable

Теперь надо добираться в Стамбул и пересматривать его.

Anna Osipova
Anna Osipovashared an impressionyesterday
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🌴Beach Bag Book

Очень атмосферная биографическая книга, просто отлично передан дух Стамбула. После прочтения на город смотришь уже под другим углом и он начинает играть совершенно новыми красками. Очень рекомендую прочитать именно перед поездкой в Стамбул, особенно, если она не первая.

Alexander Čajčyc
Alexander Čajčycshared an impressionlast month
👍
🎯Worthwhile
💞Loved Up

Классное атмосферное описание Стамбула, куда сразу захотелось

b9037650265
b9037650265shared an impression2 months ago
🔮Hidden Depths

👍🏽

Alexandr Kim
Alexandr Kimshared an impression3 months ago
💞Loved Up

Anastasia Popinako
Anastasia Popinakoshared an impression6 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Атмосферно. Я впервые в жизни читаю книгу о городе с таким чувством, будто нахожусь сейчас на Галатском мосту или рядом с Айя-София, пью турецкий кофе или же просто прогуливаюсь вдоль Босфора. Рекомендую "Стамбул" тем, кто уже был в этом городе и планирует посетить его еще раз. Наверно, прочуствовать эту книгу, не побывав в городе, вряд ли удастся на 100%.

Нужно читать перед поездкой в Стамбул, чтобы подготовиться ко встрече с этим великим городом

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable
🐼Fluffy

Ода нежной, трепетной любви к городу, к своему и его прошлому, наследию. Сюда Памук вложил всего себя, разложил свою жизнь честно, просто и бесхитростно.

b2593605482
b2593605482shared an impression10 months ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
💞Loved Up

ismjam
ismjamshared an impressionlast year
👍
💞Loved Up

Возвращало в детство, спасибо за воспоминания Орхан. Я обязательно приеду в Стамбул и увижу собственными глазами его достопримечательности.

Julia Timotina
Julia Timotinashared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Эта книга в хорошем издании, с иллюстрациями и в суперобложке стоит у меня на полке. Прочла несколько лет назад, сьездила в Стамбул. Памук создал чудесную, образцовую оду родному городу.

Oksana Kosatkina
Oksana Kosatkinashared an impressionlast year

Это чувственное и проникновенное признание в любви городу.

Sanet Krylich
Sanet Krylichshared an impressionlast year
👎

QuotesAll

«Не такая уж плохая штука — жизнь, — думаю я иногда. — В конце концов, всегда можно прогуляться по Босфору».
Лишь тот пейзаж красив, что навевает грусть.
Ахмет Расим
«Мама подумала...» Я употребил здесь простое прошедшее время, а надо было бы — прошедшее с окончанием — mis. Я очень люблю это время, которое в турецком языке используется, когда мы рассказываем сказки, говорим о своих снах и вообще о том, что на самом деле с нами не происходило или происходило, но не с нами; когда мы пересказываем то, что слышали от других. Это время весьма уместно и в рассказе о тех временах, когда мы лежали в колыбели, катались в коляске или делали свои первые шаги, — ведь о первых годах нашей жизни мы узнаём от родителей спустя годы и, с напряженным интересом внимая их рассказам, как будто смотрим со стороны на чьи-то чужие первые шаги и слушаем чьи-то чужие первые слова.
За исключением некоторых чрезвычайных случаев, вроде замены фотографии первой жены американского дядюшки на фотографию его второй жены, все эти фотографии стояли в неизменном порядке, как будто были частью раз и навсегда утвержденной экспозиции старинного музея.
все эти предметы обстановки, заполнявшие гостиные на каждом этаже, были, как мне чудилось, расставлены здесь не для того, чтобы жить среди них, а для того, чтобы среди них умирать.
«Не такая уж плохая штука — жизнь, — думаю я иногда. — В конце концов, всегда можно прогуляться по Босфору».
«Не такая уж плохая штука — жизнь, — думаю я иногда. — В конце концов, всегда можно прогуляться по Босфору»
И каждый новый взгляд на фотографии учил меня понимать важность прожитой жизни и отдельных ее мгновений, выхваченных из потока времени и вставленных в рамку, дабы было видно, что сохранены они не зря.
Некоторые отцы все­гда готовы отругать, запретить или наказать — мой папа был не из таких. Во время наших с ним долгих веселых прогулок я чувствовал (особенно в раннем детстве), что мир — это замечательное место, созданное для того, чтобы человек был счастлив.
Есть писатели, такие как Конрад, Набоков, Найпол, которые, сменив язык и культуру, покинув свой народ, родину, континент и даже влившись в другую цивилизацию, с успехом продолжают писать. И я знаю, что если их творческие силы только крепли от изгнания или скитаний, то я как писатель сформировался именно благодаря этой неразрывной связи со своим домом, улицей, городом, видом из моего окна
Босфор для меня — неиссякаемый источник добра, оптимизма, здоровья и хорошего самочувствия, придаю­щий городу
два довольно отличных друг от друга взгляда на то, что такое печаль.
Согласно одному из них, печаль — следствие чрезмерной привязанности к материальному миру и его удовольствиям. Иными словами, «если бы ты не был настолько привязан к этому бренному миру, то есть был бы истинным, хорошим мусульманином, тебя не заботили бы так потери, которые в этом мире неизбежны». Другая философская традиция, основанная на суфийском мистицизме, более положительно и сочувственно относится к чувству потери и боли, иначе понимает занимаемое им в жизни людей место; соответственно, суфии
картина Гойи «Сатурн, пожирающий своих детей» —
В 30-е годы XIX века, за десять лет до того, как Флобер написал: «Поскольку я поселился в Стамбуле, я хочу купить себе раба», будущий паша, черкес по национальности, родившийся на Кавказе, был ребенком продан в рабство, попал в Стамбул, затем в Тунис, провел свою юность во Франции,
Лишь тот пейзаж красив,
что навевает грусть.
Ахмет Расим
И каждый новый взгляд на фотографии учил меня понимать важность прожитой жизни и отдельных ее мгновений, выхваченных из потока времени и вставленных в рамку, дабы было видно, что сохранены они не зря.
Эти семейные трапезы, перешучивания, смех, рождающийся не без влияния алкоголя (дядя пил ракы или водку, а бабушка — чуточку пива), убеждали меня в том, что жизнь, не попадающая в рамку, гораздо веселее, и внушали мне иллюзию того, что счастье — это взаимное доверие, веселье и безмятежность семейного круга.
Воспоминания о былом величии Османской империи, бедность и заполонившие город развалины, навевающие тоску, — вот с чем всю жизнь ассоциировался у меня Стамбул. И всю свою жизнь я пытался побороть эту тоску или же, как все стамбульцы, наконец сжиться с ней.
Мне кажется, что и своеобразие моего рассказа о себе — и, стало быть, о Стамбуле — проистекает из того, что в эпоху миграций и писателей-переселенцев я умудрился прожить пятьдесят лет на одном месте, более того, в одном и том же доме. «Вышел бы ты на улицу, сходил бы куда-нибудь или съездил», — печально говорила мне, помнится, мама.
Подобно любому представителю секуляризи­рованной турецкой буржуазии, я боялся не Ее, а гнева тех, кто слишком сильно в Нее верит.

On the bookshelvesAll

Надя

Книжная кругосветка

Airbnb

Вокруг света за 80 книг

Sasha Filipenko

Полка Саши Филипенко

Strelka Institute

Города в книгах: выбор архитекторов

Related booksAll

Related booksAll

Орхан Памук

Имя мне — Красный

Орхан Памук

Музей Невинности

Орхан Памук

Дом тишины

Орхан Памук

Новая жизнь

Орхан Памук

Снег

Орхан Памук

Мои странные мысли

Орхан Памук

Белая крепость

On the bookshelvesAll

Книжная кругосветка

Вокруг света за 80 книг

Полка Саши Филипенко

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)