Read

Зеленый шатер

Людмилу Улицкую не раз называли очень внимательным свидетелем эпохи, ее цепким наблюдателем и интерпретатором. Пожалуй, более всего это относится к последнему роману – «Зеленый шатер». Роману о поколении тех, кому выпало взрослеть во времена оттепели, выбирать судьбу в шестидесятые, платить по счетам в семидесятые и далее… как получится, у всех по-разному. Калейдоскоп судеб от смерти Сталина до смерти Бродского, хор голосов и сольные партии, густое переплетение исторических реалий и художественного вымысла…
more
Impression
Add to shelf
Already read
599 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

🔮Hidden Depths

Роман. Сага. Эпопея. Увлекательный и печальный.

Masha Kosobokova
Masha Kosobokovashared an impression5 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
💧Soppy

Долго не могла подобраться к концу, а потом закончила запоем. Прекрасный русский язык, увлекательная композиция, настроения времени. Вечная тема эмиграции, прямо в сердце. Спасибо

Amelie Vongue
Amelie Vongueshared an impression5 months ago
👍
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

Страшно увлекательное чтение! Захотелось сразу перечитать все произведения, вскользь упомянутые героями книги, послушать классику, что играли Саня и Лиза...

Tatiana Kozlova
Tatiana Kozlovashared an impression5 months ago
👍

Очень интересно читать про время наших родетелей

Yudin(i)
Yudin(i)shared an impression6 months ago
🔮Hidden Depths

LadyTory
LadyToryshared an impression8 months ago
👍

Ульяна
Ульянаshared an impression9 months ago
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

страшно как жили люди и страшно, что и сейчас мы все под наблюдением и выход этот - бежать, такой не привлекательный

Jane
Janeshared an impression9 months ago
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Первая книга Улицкой, прочитанная мной. Прекрасное творение, от которого идёт свет! Ощущение, будто ты лично знаешь и Саню, и Миху, и Илью, будто ты тоже сидел на кухне у Анны Александровны за чаем и домашними сладостями, впитывал тепло и уют её дома, участвовал в беседах, учился с ребятами и взрослел, переживал их драмы. Мастерски описанное хитросплетение судеб. Великолепный язык! Читаешь и не можешь оторваться. Очень-очень советую!

👍
🚀Unputdownable
💧Soppy

Olly Lukina
Olly Lukinashared an impression10 months ago
👍
🎯Worthwhile

Восхитительно! Насыщенное повествование не отпускает с первых строк.

Realweb
Realwebshared an impression10 months ago
👍
💡Learnt A Lot
💧Soppy

👍
🚀Unputdownable

Ekaterina Klimova
Ekaterina Klimovashared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths

👍
🚀Unputdownable
💧Soppy

Получаю большое удовольствие от этого брильянта живописания судеб. Каждая грань сквозь которую автор смотрит на героев - совершенна в своей простоте и филигранной отточенность слога! Рекомендую!

Marinka Khoroshilova
Marinka Khoroshilovashared an impressionlast year
🔮Hidden Depths

Чудесная, уютная книга о сплетении человеческих судеб

Larisa Larisockina
Larisa Larisockinashared an impressionlast year
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

👍

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Прекрасно

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Изломы и сцепленья человеческих судеб в мясорубке двадцатого века и советской власти.

QuotesAll

Илья, всегда одетый хуже других, тоже плохо одетых ребят, постоянно паясничал и насмешничал, делал представление из своей бедности, и это был высокий способ ее преодоления.
вскоре родились у детей дети – мальчик и девочка, близнецы. Ольга растрогалась, но как-то однократно.
Интересно проследить траекторию движения, приводящего к встрече двух людей. Иногда встреча такая происходит как будто без подготовки, следуя естественному ходу событий, скажем, люди живут в одном дворе, ходят в одну школу, знакомятся в институте или на службе.
Но все-таки была одна странность в этой прекрасной литературе: вся она была написана мужчинами о мальчиках. Для мальчиков. Все о чести, о мужестве, о долге. Как будто все русское детство – мужское… А где же детство девочек? Какая у них ничтожная роль! Наташа Ростова восхитительно пляшет и поет, Кити катается на коньках, Маша Миронова отбивается от посягательств негодяя. Все юные кузины и их подруги, в которых влюблены мальчики, славны своими локонами и оборками. Остальные – несчастные жертвы: от Анны Карениной и Катюши Масловой до Сонечки Мармеладовой. Интересно, интересно. Как обстоит дело с девочками? Они всего лишь объект мужского интереса? А где их детство? Претерпевают ли они тот внутренний переворот, который случается с мальчиками? Неужели только акт физиологии? Биологии?
Они были последние в деревне. Остальные уже перемерли, изношенные, как их ветхая одежда, смиренные, как картошка, их единственная пища, свободные, как облака.
Зато дикторы на радио меняли произношение на хрущевское — «коммунизьм», «социализьм».
Общение с деревенскими ребятами развеяло его студенческие иллюзии: доброе и вечное, конечно, не отменялось, но материя повседневной жизни была столь груба, и девочкам, укутанным в чиненые платки, успевшим до школы прибрать скотину и малых братьев-сестер, и мальчикам, летом тянувшим всю мужскую тяжелую работу на земле, – нужны ли им были все эти культурные ценности? Учеба на голодный желудок и потеря времени на знания, которые никогда и ни при каких условиях им не понадобятся?
Удивительное устройство советской – а может, русской? – жизни: никогда не знаешь, откуда возьмется донос, откуда помощь и как молниеносно поменяются роли. Правда, Алена?
Алена кивнула, уронив волосы на лицо:
– Да, да, я давно об этом думала. Все так зыбко, и так много сердечности и тепла, но все ни к чему не ведет, ничего хорошего не получается.
Он заново перечитал «Детство. Отрочество. Юность» Толстого, «Былое и думы» Герцена, «Детские годы Багрова-внука» Аксакова.
Впрочем, тогда казалось, что все посетители консерватории между собой в родстве и, уж во всяком случае, все между собой знакомы. Это было особое малое население, затерянное в огромном многолюдстве города, – как религиозный орден, скрытая каста, может быть, даже как тайное общество…
Форма – то, что превращает содержание произведения в его сущность. Понимаете? Музыкальный характер поднимается из формы, как пар от горячей воды,
Не утешайтесь неправотою времени. Его нравственная неправота не делает еще нас правыми, его бесчеловечности недостаточно, чтобы, не соглашаясь с ним, тем уже и быть человеком.
Б. Пастернак – В. Шаламову 9 июля 1952 года
Интересно проследить траекторию движения, приводящего к неминуемой встрече предназначенных друг другу людей. Иногда такая встреча происходит как будто без особых усилий судьбы, без хитроумной подготовки сюжета, следуя естественному ходу событий, – скажем, люди живут в одном дворе или ходят в одну школу.
и воздух синь, как узелок с бельем у выписавшегося из больницы
правильный учитель – это второе рождение.
«Как адвокат я всегда ищу выхода, и я знаю, что в каждом деле есть как минимум один выход. Чаще их бывает несколько. Эта власть не дает ни одного».
Никто не знает тайны, закона неодолимой тяги, влекущей данного мужчину к данной женщине. Екклесиаст, во всяком случае, не знал. Средневековая легенда дает некоторое обоснование – любовный напиток. То есть отрава. Вероятно, та самая отрава, которой напитывал всевластный Эрос свои оперные стрелы. Люди новейшего времени находят объяснение в гормонах, обслуживающих инстинкт продолжения рода. Понятное дело, между этим практическим заданием и любовью платонической существует известный разрыв, даже, выражаясь современным языком, когнитивный диссонанс. Серьезная идея продолжения рода прикрывается всякими ритуальными завитушками, флердоранжем, попами, печатями с орлами и так далее, вплоть до вывешенной во дворе простыни с кровавым пятном посередине. В этом смысле с любовью более или менее ясно.
Он заново перечитал «Детство. Отрочество. Юность» Толстого, «Былое и думы» Герцена, «Детские годы Багрова-внука
Его отец, знаменитый берлинский адвокат Якоб Винберг, после прихода Гитлера к власти сказал: «Как адвокат я всегда ищу выхода, и я знаю, что в каждом деле есть как минимум один выход. Чаще их бывает несколько. Эта власть не дает ни одного». Якоб Винберг умер, так и не узнав, насколько он был прав. «Здешняя власть тоже не дает человеку выхода. Ни одного. Она всегда переигрывает тех, в ком есть честь и совесть», – печально размышлял Винберг.
Литература – единственное, что помогает человеку выживать, примиряться со временем,

On the bookshelvesAll

Редакция Елены Шубиной

«Редакция Елены Шубиной»: русская проза

Дмитрий Петропавлов

100 лучших романов XXI века

Надежда В.

На русском языке

Карусель

Прочитать в первую очередь!

Related booksAll

Related booksAll

Людмила Улицкая

Искренне ваш Шурик

Людмила Улицкая

Даниэль Штайн, переводчик

Людмила Улицкая

Искусство жить

Людмила Улицкая

Медея и ее дети

Людмила Улицкая

Казус Кукоцкого

Людмила Улицкая

Девочки (сборник)

Людмила Улицкая

Люди нашего царя

On the bookshelvesAll

«Редакция Елены Шубиной»: русская проза

100 лучших романов XXI века

На русском языке

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)