Крошка Доррит, Чарльз Диккенс
Read

Крошка Доррит

«Крошка Доррит» – один из самых лиричных, психологически убедительных и трагичных романов великого Диккенса. Одна из жемчужин его творческого наследия.
История девушки, взвалившей на свои хрупкие плечи заботу о большом и шумном семействе.
История, которая могла произойти только в викторианской Англии.
Диккенс не изменяет себе и своему стилю, – драматизм даже в этом произведении убедительно и естественно соседствует с мягким юмором и злым сарказмом, сюжет увлекает и впечатляет, – а обаяние главной героини заставляет читателя сопереживать и вместе с ней ждать счастливых перемен…
more
Impression
Add to shelf
Already read
1,223 printed pages
Классика

ImpressionsAll

ezelenina
ezeleninashared an impression2 months ago
🚀Unputdownable
🌴Beach Bag Book
💞Loved Up
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy

Понравилось больше всего у Драйзера! Потрясающая и очень поучительная история, которая читается легко и на одном дыхании. Всем рекомендуется!

👍
🙈Lost On Me
💤Borrrriiinnng!
😄LOLZ
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths
🐼Fluffy

Супер! Очень жизненно. Эта книга помогает постичь суть человечества:

Sergey Reshetnikov
Sergey Reshetnikovshared an impression7 months ago
👍

Восхитительная, захватывающая книга о людях и их жизненных ценностях и приоритетах. Я прочла на одном дыхании! Рекомендую.

🔮Hidden Depths

Alexandra Arlashkina
Alexandra Arlashkinashared an impressionlast year

Так себе

SKH
SKHshared an impressionlast year
👍

QuotesAll

Задачи нашей повседневной жизни трудней всего решать там горе-математикам, которые легко производят вычитание, подсчитывая чужие заслуги или успехи, но путаются в сложении при подсчете собственных.
Ах, какой замечательный человек этот Мердл, как он умен, как он силен, какими обладает добродетелями и совершенствами – короче говоря, как он богат!
мистер Миглз имел обыкновение обращаться к лицам любой национальности на английском языке, в блаженной уверенности, что все они обязаны каким-то таинственным образом понимать его.
Она тут же вышла из столовой и спустя несколько минут возвратилась вместе с вышеупомянутым наследством, которое и представила торжественно: «Тетушка мистера Ф.
Мы никогда в полной мере не сознаем значения подобных влияний, пока внезапная остановка жизненной карусели не заставит нас ясно увидеть то, что прежде только мелькало в вихре
так и на великой Выставке жизни наружные приметы нередко принимаются за внутренние качества.
Есть много мужчин, которые, всегда оставаясь верны самим себе, остаются верны и своему старому идеалу. И если идеал не выдерживает соприкосновения с действительностью, это отнюдь не говорит о непостоянстве, а скорее доказывает обратное; но крушение идеала – тяжелый удар.
другого, скрытого смысла. Но тот ускорил шаг, что сопровождалось
нет таких занятий, которые доводили бы до добра, если судить по тем, кто сюда попадает
Как только выяснялось, что нужно что-то сделать, Министерство Волокиты раньше всех других государственных учреждении изыскивало способ не делать того, что нужно.
законники, любим выражаться, amicus curiae,[58] донести до его сведения некое обстоятельство, выяснившееся совершенно случайно.
Благородной душе несвойственны резкие антипатии, и она с трудом поддается им, даже когда они вполне беспристрастны;
Кому суждено с нами встретиться в жизни, с теми мы непременно встретимся, какими бы сложными и далекими путями ни шли они, – был сдержанный ответ, – и как нам назначено поступить с ними или им с нами, так все и совершится.
Кому суждено с нами встретиться в жизни, с теми мы непременно встретимся, какими бы сложными и далекими путями ни шли они, — был сдержанный ответ, — и как нам назначено поступить с ними или им с нами, так все и совершится.
Тюремный сторож, опираясь на свой солидный опыт, объявил, что которые переживают, а которые нет.
спрятаться куда угодно, лишь бы спастись от слепящей синевы моря и от огненных лучей исполинского алмаза, вправленного в небесный пурпур.
Бледен, как мертвец, страшен, как мертвец», но сравнение это неверно, ибо нет и не может быть сходства между завершенной борьбой и отчаянным напряжением решающей схватки.
угрюмый и мрачный, он не знает, как скоротать затянувшийся день, и в сердце у него горькое чувство обиды, а душеспасительная сущность Нового завета так же далека от него, как если бы он вырос среди идолопоклонников.
ак я его люблю —
звезды высыпали на небе, а на земле, подражая им, засияли светлячки, — так добрые дела, совершаемые людьми, служат лишь жалким подобием высшего добра;

On the bookshelvesAll

Классика, Natalia Beloshytskaya

Natalia Beloshytskaya

Классика

Эрих Фромм, pronit

pronit

Эрих Фромм

художественные, Miarialta

Miarialta

художественные

Классика, Дмитрий Василега

Дмитрий Василега

Классика

Related booksAll

Related booksAll

Приключения Оливера Твиста, Чарльз Диккенс

Чарльз Диккенс

Приключения Оливера Твиста

Большие надежды, Чарльз Диккенс

Чарльз Диккенс

Большие надежды

«Несвятые святые» и другие рассказы, Архимандрит Тихон Шевкунов

Архимандрит Тихон Шевкунов

«Несвятые святые» и другие рассказы

Между небом и землей, Марк Леви

Марк Леви

Между небом и землей

Черная обезьяна, Захар Прилепин

Захар Прилепин

Черная обезьяна

Учитель цинизма, Владимир Губайловский

Владимир Губайловский

Учитель цинизма

Каждый хочет любить, Марк Леви

Марк Леви

Каждый хочет любить

On the bookshelvesAll

Классика, Natalia Beloshytskaya

Классика

Эрих Фромм, pronit

Эрих Фромм

художественные, Miarialta

художественные

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)