Ночь, Эли Визель
Read

Ночь

«Ночь» — самая продаваемая и самая известная книга воспоминаний о Холокосте. Только в США, где живет писатель, к концу минувшего года было продано свыше шести миллионов ее экземпляров. Это история депортации 15-летнего Эли Визеля и его семьи осенью 1944 года из румынского городка Сигата в Освенцим. Это история о жизни и смерти в лагере. Это история страшного марша, в конце которого заболевает и умирает отец Визеля. И впрямь трудно не назвать «Ночь» книгой о потере веры, книгой о смерти Б-га, а может, и Его убийства.

Визель рассказывает, что однажды кто-то даже написал исследование на тему гибели Б-га в его творчестве. Однако сам он настаивает, что вовсе не писал о смерти Б-га. «Люди поняли меня неправильно, — говорит писатель. — Никогда я не терял веру в Б-га. Я возмущался против молчания Б-га. У меня были вопросы и протесты». Визель объясняет: «Б-г находится в мальчике, которого убили сейчас». «Я хотел сказать, что всякий раз, когда убивали еврея, пытались убить Б-га», — добавляет он. По его словам, возможно, после Холокоста действительно было и уместно сказать:"Г-споди, бай-бай, до свидания, хватит«. «Но вместо этого я начал спорить с Ним, и я спорю с Ним все время», — говорит Визель.
more
Impression
Add to shelf
Already read
106 printed pages

Related booksAll

Ночь, Эли Визель
Ночь
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Ana Temnikova
Ana Temnikovashared an impression9 days ago
👍
💀Spooky
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable
💧Soppy

Страшная реальность .... пробирает до глубины души.

💀Spooky

О страшнейших событиях из первых уст. Но довольно сухо и безэмоционально. Будто документальная книга. Это далеко не первая моя книга о Холокосте, возможно, поэтому меня не так она проняла, как я того ожидала.

💀Spooky

Это страшнее, чем что-либо, что я читала о лагерях. Отказаться от веры, от отца, от жизни! Бесчеловечные испытания! Бесчеловечная история! Как это могло случиться? Было ли это на самом деле? До чего может дойти человек в положении жертвы? До чего может дойти человек в положении палача? Самое страшное чудовище - человек!

💀Spooky
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

👍
💧Soppy

Книга которую стоит читать, чтобы такого ужаса как во время 2 мировой войны в мире больше не повторялось. Нужно помнить, чтобы быть добрее и человечнее друг к другу.

💀Spooky

b7502172035
b7502172035shared an impression4 months ago
👍
🎯Worthwhile
💧Soppy

Стоит прочесть,впечатляет

💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable
💧Soppy

smirenkate54509
smirenkate54509shared an impression8 months ago
👍
💀Spooky
💡Learnt A Lot
💧Soppy

👍

Супер

Mariya  Zyaparova
Mariya Zyaparovashared an impression2 years ago
💀Spooky
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile

QuotesAll

Он с большой горячностью объяснял мне, что всякий вопрос обладает такой силой, которой в ответе уже нет.
— Человек поднимается к Богу с помощью вопросов, которые он Ему задает, — любил он повторять. — Это и есть истинный диалог. Человек спрашивает, а Бог отвечает. Но мы не понимаем этих ответов.
Человек, униженный и измученный до немыслимого предела, бросает вызов слепому и глухому Божеству: «В тот день я уже ни о чем не молил. Я больше не мог жаловаться. Напротив, я чувствовал себя очень сильным. Я был обвинителем, а Бог — обвиняемым
Он с большой горячностью объяснял мне, что всякий вопрос обладает такой силой, которой в ответе уже нет.
— Человек поднимается к Богу с помощью вопросов, которые он Ему задает, — любил он повторять. — Это и есть истинный диалог. Человек спрашивает, а Бог отвечает. Но мы не понимаем этих ответов. Их невозможно понять, потому что они исходят из глубины души и остаются там до самой смерти. Настоящие ответы, Элиэзер, ты найдешь лишь в самом себе.
Как я понимал Иова! Я не отрицал Его существования, но сомневался в Его абсолютной справедливости
Я услышал, как позади меня тот же человек спросил:
— Да где же Бог?
И голос внутри меня ответил:
— Где Он? Да вот же Он — Его повесили на этой виселице…
— Желтая звезда? Ну и что? От этого еще никто не умер… (Бедный отец! А ты-то сам от чего умер?)
Он читал на память целые страницы из Талмуда, спорил сам с собой, задавал вопросы и сам же на них отвечал.
Я был обвинителем, а Бог — обвиняемым.
В последний день еврейского года мальчик присутствовал на торжественной молитве по случаю Рош га-Шана. Он слышит, как тысячи рабов восклицают в один голос: «Благословенно Имя Вечного!». Еще недавно он и сам склонился бы перед Богом — и с каким восторгом, с каким трепетом, с какой любовью! Но сегодня он продолжал стоять прямо. Человек, униженный и измученный до немыслимого предела, бросает вызов слепому и глухому Божеству: «В тот день я уже ни о чем не молил. Я больше не мог жаловаться. Напротив, я чувствовал себя очень сильным. Я был обвинителем, а Бог — обвиняемым. Мои глаза открылись, и я оказался одинок, чудовищно одинок в мире — без Бога и без человека. Без любви и милосердия. Я был всего лишь пеплом, но чувствовал себя сильнее, чем этот Всемогущий, к которому моя жизнь была привязана так давно. Я стоял посреди этого собрания молящихся, наблюдая за ними как посторонний».
А я, верующий в то, что Бог есть любовь, — что я мог ответить своему молодому собеседнику, чьи синие глаза всё еще хранили выражение ангельской печали, возникшее когда-то на лице повешенного ребенка? Что я сказал ему? Говорил ли я ему о том израильтянине, его брате, который, быть может, был на него похож, о том Распятом, чей Крест покорил мир? Сказал ли я ему, что то, что оказалось камнем преткновения для него, стало краеугольным камнем для моей веры, и что для меня связь между Крестом и человеческим страданием и есть ключ к той непроницаемой тайне, которая погубила его детскую веру? Ведь Сион восстал из крематориев и массовых захоронений. Еврейский народ возродился из миллионов своих погибших, и именно благодаря им он снова жив. Нам неизвестна цена ни одной капли крови, ни одной слезы. Всё благодать. Если Вечный — в самом деле Вечный, то последнее слово для каждого из нас остается за Ним. Вот что я должен был сказать этому еврейскому мальчику. Но я смог лишь обнять его в слезах.
— В сад мистической истины ведут тысяча и один путь. У каждого он свой. Недопустимо ошибиться и пытаться проникнуть в этот сад чужим путем. Это опасно и для входящего, и для тех, кто уже там.
— Человек поднимается к Богу с помощью вопросов, которые он Ему задает, — любил он повторять.
Glusha
Glushahas quotedlast year
но нам хотелось испить горечь до дна.
Он с большой горячностью объяснял мне, что всякий вопрос обладает такой силой
Не всегда самое сильное воздействие оказывают на нас те события, в которых мы непосредственно участвовали.
В один страшный день — в один из многих страшных дней — мальчик присутствовал при том, как вешали (да, вешали!) другого ребенка, — как он пишет, с лицом печального ангела. — И вот кто-то позади простонал: «Где же Бог? Где Он? Да где же Он сейчас?». И голос внутри меня ответил: «Где Он? Да вот же Он — Его повесили на этой виселице!».
— Да где же Бог?
И голос внутри меня ответил:
— Где Он? Да вот же Он — Его повесили на этой виселице…
Да, человек сильнее, великодушнее Бога. Когда Тебя обманули Адам и Ева, Ты изгнал их из рая. Когда Тебе не угодило поколение Ноя, ты обрушил на Землю Потоп. Когда Содом лишился Твоей милости, Ты заставил небо пролиться на него огнем и серой. А что делают эти люди, которых Ты обманул и позволили мучить, убивать, травить газом и сжигать дотла? Они молятся Тебе! Они славят Твое Имя!».
Человек поднимается к Богу с помощью вопросов, которые он Ему задает, — любил он повторять. — Это и есть истинный диалог. Человек спрашивает, а Бог отвечает. Но мы не понимаем этих ответов. Их невозможно понять,
Нельзя терять надежду, даже когда меч уже занесен над твоей головой,
Стоит этому огню однажды угаснуть, и в небе не останется ничего, кроме потухших звезд - мертвых глаз
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)