ru
Free
Read

Педагогическая поэма

В том вошли «Педагогическая поэма» и авторские подготовительные материалы к ней, позволяющие более полно представить систему воспитания в трудовой колонии имени М. Горького, становление и развитие детского коллектива, судьбы отдельных воспитанников.
more
Impression
Add to shelf
Already read
865 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

Vitaliy Kravtsov
Vitaliy Kravtsovshared an impression13 days ago
😄LOLZ
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

🐼Fluffy
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Интересно, но очень много

frulyana
frulyanashared an impression7 months ago
👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

xxx777xxxx
xxx777xxxxshared an impression9 months ago
💡Learnt A Lot

Очень хороший роман. Буд то бы сам, прошел все, что прошли и они.

Ivan Sidorov
Ivan Sidorovshared an impression9 months ago
👍

Прекрасная книга. Почти 100 лет прошло, но этого времени совсем не чувствуется. Настолько живые образы, лица, истории, юмор и воспитательные приемы. Конечно, имеются перегибы присущие начальному периоду советского строя и многие педагогические приемы строятся на идеалах, на новом обществе, на вере в светлое будущее и т.д. Но все же Макаренко выработал, применил и описал множество ценных практических педагогоических приемов. Главными из которых у него, пожалуй, являются жесткая дисциплина, соревновательность и общие цели

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Потрясающая книга, полная теплоты и задора. Погружении в другой мир. Глубокая и простая)

🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
🌴Beach Bag Book
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

👍
🔮Hidden Depths
😄LOLZ
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Потрясающая книга! Макаренко не зря входит в четверку самых признанных педагогов мира наряду с Дьюи и Монтессори. Жаль, что таких Макаренко не выпускают в массовом производстве - тогда мир был бы счастливее и светлее.

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
💧Soppy

Замечательная книга. И как удивительно то что многое с тех пор так и не изменилось.

alenapolitana
alenapolitanashared an impressionlast year
💞Loved Up

QuotesAll

Вот мы бандиты, пусть! Так мы все-таки знаем, что ошиблись, ну что ж… нас простили. Мы это знаем. А вот они — так им никто не нужен: царь был плохой, советская власть тоже плохая. Ему будет только тот хорош, кто от него ничего не потребует, а ему все даром даст. Граки, одно слово!
Наши воспитанники всегда были голодны, и это значительно усложняло задачу их морального перевоспитания.
головы, обладающие мозговым аппаратом облегченного образца
теорию нужно извлечь из всей суммы реальных явлений, происходящих на моих глазах.
а коллектив в своих реакциях был чрезвычайно жесток.
В своем докладе о дисциплине я позволил себе усомниться в правильности общепринятых в то время положений, утверждающих, что наказание воспитывает раба, что необходимо дать полный отпор творчеству ребенка, нужно больше всего полагаться на самоорганизацию и самодисциплину. Я позволил себе выставить несомненное для меня утверждение, что пока не создан коллектив и органы коллектива, пока нет традиций и не воспитаны первичные трудовые и бытовые навыки, воспитатель имеет право и должен не отказываться от принуждения. Я утверждал также, что нельзя основывать все воспитание на интересе, что воспитание чувства долга часто становится в противоречие с интересом ребенка, в особенности так, как он его понимает. Я требовал воспитания закаленного, крепкого человека, могущего проделывать и неприятную работу, и скучную работу, если она вызывается интересами коллектива.
Как же так, товарищ Сердюк, не может быть без заведующего колония? Кто-нибудь должен отвечать за все.
Хлопцы наши представляли в среднем комбинирование очень ярких черт характера с очень узким культурным состоянием.
Детей рабочих у нас почти не было, пролетариат быт для них чем-то далеким и неизвестным, к крестьянскому труду большинство относилось с глубоким презрением, не столько, впрочем к труду, сколько к отсталому крестьянскому быту, крестьянской психике. Оставался, следовательно, широкий простор для всякого своеволия, для проявления одичавшей, припадочной в своем одиночестве личности.
Не столько моральные убеждения и гнев, сколько вот эта интересная и настоящая деловая борьба дала первые ростки хорошего коллективного тона. По вечерам мы и спорили, и смеялись, и фантазировали на темы о наших похождениях, роднились в отдельных ухватистых случаях, сбивались в единое целое, чему имя — колония Горького.
Через неделю Бендюк был арестован приехавшим агентом губрозыска за совершенное ночью убийство и ограбление.
И вот свершилось: я не удержался на педагогическом канате. В одно зимнее утро я предложил Задорову пойти нарубить дров для кухни. Услышал обычный задорно-веселый ответ:
— Иди ам наруби, много вас тут!
Это впервые ко мне обратились на «ты».
В состоянии гнева и обиды, доведенный до отчаяния и остервенения всеми предшествующими месяцами, я размахнулся и ударил Задорова по щеке. Ударил сильно, он не удержался на ногах и повалился на печку. Я ударил второй раз, схватил его за шиворот, приподнял и ударил третий раз.
Главной своей заслугой я считаю, что тогда я заметил это важное обстоятельство и по достоинству его оценил.
К его религиозности относились как к особому виду сумасшествия, очень тяжелого для больного, но нисколько не опасного для окружающих. Даже больше: Козырь сыграл определенно положительную роль в воспитании отвращения к религии.
меня главным результатом этого чтения была крепкая и почему-то вдруг основательная уверенность, что в моих руках никакой науки нет и никакой теории нет, что теорию нужно извлечь из всей суммы реальных явлений, происходящих на моих глазах. Я сначала даже не понял, а просто увидел, что мне нужны не книжные формулы, которые я все равно не мог привязать к делу, а немедленный анализ и немедленное действие.
хоть черт, хоть бис, абы яйца нис
Сколько тысяч лет она существует! Какие имена, какие блестящие мысли: Песталоцци, Руссо, Наторп, Блонский! Сколько книг, сколько бумаги, сколько славы! А в то же время пустое место, ничего нет, с одним хулиганом нельзя управиться, нет ни метода, ни инструмента, ни логики, просто ничего нет. Какое-то шарлатанство».
Павлу Павловичу Николаенко было уже двадцать шесть лет, но он еще не был женат, по деревенской мерке считался старым холостяком.
черт тебя нянчил
Зато Екатерина Григорьевна была матерый педагогический волк. Она не на много раньше Лидочки родилась, но Лидочка прислонялась к ее плечу, как ребенок к матери. У Екатерины Григорьевны на серьезном красивом лице прямились почти мужские черные брови. Она умела носить с подчеркнутой опрятностью каким-то чудом сохранившиеся платья, и Калина Иванович правильно выразился, познакомившись с нею:

On the bookshelvesAll

Вячеслав Суриков

Книги, которые меня сочинили

Andrew Baev

Искусство управления

Wonderzine

Что читают героини Wonderzine

Dasha Shamray

Читать.вдохновляться

Related booksAll

Related booksAll

Антон Макаренко

Флаги на башнях

Антон Макаренко

Книга для родителей

Антон Макаренко
О вос­пи­та­тель­ной си­стеме

Антон Макаренко

О воспитательной системе

Джеймс Морган, Джеффри Лайкер

Система разработки продукции в Toyota. Люди, процессы, технология

Коллектив авторов

TPM в простом и доступном изложении

Антон Макаренко
Пре­по­да­ва­тель сло­вес­но­сти

Антон Макаренко

Преподаватель словесности

Патрик Ленсиони

Смерть от совещаний

On the bookshelvesAll

Книги, которые меня сочинили

Искусство управления

Что читают героини Wonderzine

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)