Марина Дурново: Мой муж Даниил Хармс, Владимир Глоцер
Read

Марина Дурново: Мой муж Даниил Хармс

Кажется невероятным, что в самом конце XX века нашелся человек, который знал еще в 30-е годы Даниила Хармса (1905 — 1942), признанного ныне классиком мировой литературы, чьи взрослые стихи, рассказы и пьесы пришли к читателю только в последние десятилетия. Но вот факт: автор этой книги разыскал в далекой от России Венесуэле жену Хармса, Марину Дурново, урожденную Малич, и записал ее воспоминания о Хармсе и своей жизни после его гибели, ставшие содержанием этой удивительной и неожиданной книги. Повествование с редкой безыскусностью и художественной чистотой передает историю любви и трагедию судеб Даниила Хармса и Марины Малич.
more
Impression
Add to shelf
Already read
107 printed pages

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

🚀Unputdownable

Anna Poshivalova
Anna Poshivalovashared an impression2 years ago
🚀Unputdownable

QuotesAll

Хотя Даня мне никогда особенно не рассказывал про свой первый брак, я знала его первую жену. Она была француженка, еврейка-француженка. Очень хорошенькая. Звали ее Эстер. Даня говорил мне: — Эстер — такой тип жены-куклы… Но мне она показалась очень симпатичной, мы с ней ходили, гуляли. И был случай, когда на талоны давали туфли. Мы пошли с Даней покупать их. Даня был очень добрый. И он сказал: — Послушай, я знаю, что ты бы хотела иметь такие туфли. Но, может быть, отдать их Эстер? Все-таки мы с тобой вдвоем, а она осталась одна… Я говорю: — Хорошо. Отдай Эстер. Туфли были элегантные, коричневые. Эстер была в восторге. И очень меня любила. В том числе за то, что отделалась от Дани.
Ай
Ай has quotedlast year
Я ей постелила на полу. Больше у нас негде было. Дала лучшее, что у меня было, — одеяло положила на пол, простыню, дала подушку. Она провела у нас три или четыре дня… А потом я узнала, что она прошла и через руки Дани, путалась с ним.
Однажды Даню вызвали в НКВД. Не помню уже, повестка была или приехали за ним оттуда. Он страшно испугался. Думал, что его арестуют, возьмут.
Но скоро он вернулся и рассказал, что там его спрашивали, как он делает фокусы с шариками.
Все радовались всегда, когда он куда-нибудь приходил. Его обожали. Потому что он всех доводил до хохота.
Он всегда одевался странно: пиджак, сшитый специально для него каким-то портным, у шеи неизменно чистый воротничок, гольфы, гетры. Никто такую одежду не носил, а он всегда ходил в этом виде. Непременно с большой длинной трубкой во рту. Он и на ходу курил. В руке — палка. На пальце большое кольцо с камнем, сибирский камень, по-моему, желтый.
Высокий, хотя немного сутулился. У него был тик. Он как-то очень быстро подносил обе руки, — вернее, два указательных пальца, сложенных домиком, к носу, издавая такой звук, будто откашливался, и при этом слегка наклонялся и притоптывал правой ногой, быстро-быстро.
Однажды Ася пошел, как обычно, в свой клуб играть в карты. Он сидел и играл. В это время открылась дверь и ввалился какой-то совершенно пьяный офицер, который, проходя мимо Аси, мазнул перчаткой по его лицу. Это было страшное оскорбление. Уф! И это был конец. Александр встал и вызвал его на дуэль. Ничего другого он сделать, по установленным там правилам, не мог. Но до дуэли дело не дошло. Ася пришел к себе, — он жил уже отдельно, в части, — и застрелился. В двадцать один год.

Related booksAll

Автор неизвестен
Про­то­колы до­про­сов Д. И. Хармса
Бесстыдники, Даниил Хармс
Даниил Хармс
Бесстыдники
Я родился в камыше, Даниил Хармс
Даниил Хармс
Я родился в камыше
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)