Read

Прерванная жизнь

Воспоминания бывшей пациентки психиатрической больницы клиники — блестящее изображение «параллельной вселенной» на фоне постоянно меняющегося мира конца 1960-х годов. Это проницательное и достоверное свидетельство, которое позволяет взглянуть с иной стороны на здравомыслие и безумие, на психическое расстройство и его причины.
Анджелина Джоли, сыгравшая главную роль в одноименном фильме, была удостоена премий «Золотой глобус» и «Оскар».
more
Impression
Add to shelf
Already read
170 printed pages

ImpressionsAll

💤Borrrriiinnng!

👍
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot

👍
🚀Unputdownable
💧Soppy

inmakarova
inmakarovashared an impression4 months ago
👍
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot
💀Spooky
💧Soppy

Книга сильная, как и фильм. Безумие возможно рядом с каждым из нас. И грань, отделяющая нормальность от сумасшествия, порой так тонка. Мне нравится об этом думать, щекочет нервы, поэтому от книги получила удовольствие. Наблюдайте за собой, своими мыслями!

🌴Beach Bag Book

👎
💩Utter Crap

Alex Gorlenko
Alex Gorlenkoshared an impression8 months ago
🙈Lost On Me

Ева
Еваshared an impressionlast year
👍

u.m.
u.m.shared an impressionlast year
👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile

🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

Yana  Semour
Yana Semourshared an impression2 years ago
👍
🚀Unputdownable
🌴Beach Bag Book
🔮Hidden Depths

QuotesAll

Собственного значения все эти мысли не имеют. Это всего лишь идиотские мантры, функционирующие в заранее установленном цикле. «Я ни на то не гожусь», «Я ангел смерти», «Я просто дура», «Я ничего не могу сделать». Как только в голову приходит первая мысль, она тут же тянет за собой и все остальные
– Хорошо, звони, – ответила старшая. Она не была дурой.
– Что, думаете, что у меня здесь нет никаких прав
– Мятное на палочке, – потребовала девушка Мартиана.
– Будет достаточно, если ты скажешь просто: мятное, – поправила ее Джорджина.
– Мятное на хуечке.
– Господи, да как ты можешь… – ужаснулась Джорджина.
– Мятное на пиздюшке.
На сей раз девица Мартиана получила от медсестры напоминание в форме пинка под ребра.
Больше никто не требовал мятного мороженого, наибольшим успехом пользовалось шоколадное. Но этой весной у Бэйли появилась новинка: персиковая мельба. Я заказала ее для себя.
– С орешками?[3] – спросил парнишка.
Все мы переглянулись, скорчив гримасы. Сказать ему пару теплых и ласковых? Медсестры затаили дыхание. За окошком чирикали весенние птички.
– И без орешков обойдемся, – бросила наконец Джорджина.
Я сказала какую-нибудь глупость – и тут же: наверное покончу с собой. Утром от меня сбежал автобус – уж лучше сразу же с этим покончить.
Меня спрашивают: как ты туда попала? На самом деле им хочется знать, а не может ли подобное случиться с ними
Вне зависимости от того, как мы это называем – разум, душа или характер – нам хотелось бы думать, что обладаем чем-то большим, чем только «оживляющее» нас сборище нейронов.
Старая, помятая, выщербленная, жестяная ложка, до краев заполненная чем-то, что должно бы быть сладким, но на самом деле, переполненным горечью, чем-то, что минуло и ушло, и чего мы даже не успели испробовать – нашей жизнью.
У рубцовой ткани нет собственного характера. Это вам не то же самое, что ткань здоровой кожи. На ней не остается признаков возраста или болезни, на ней не видна бледность или загар. На шраме не растут волосы, на нем нет пор или морщин. Это словно плотный чехол. Он заслоняет и скрывает то, что еще осталось под низом. Потому-то человек и научился его создавать: чтобы чего-нибудь спрятать.
У рубцовой ткани нет собственного характера. Это вам не то же самое, что ткань здоровой кожи. На ней не остается признаков возраста или болезни, на ней не видна бледность или загар. На шраме не растут волосы, на нем нет пор или морщин. Это словно плотный чехол. Он заслоняет и скрывает то, что еще осталось под низом. Потому-то человек и научился его создавать: чтобы чего-нибудь спрятать.
Группа обладала структурой атома: в самом центре ядро, то есть, тесно сбившаяся кучка шизиков, а вокруг него покрикивающие и нервно бегающие медсестры-электроны, ответственные за нашу безопасность. Либо, если кто желает, за безопасность обитателей городка Бельмонт.
Еще одна удивительная черта параллельной вселенной заключается в том, что хоть снаружи она остается невидимой, но как только попадешь вовнутрь, ты все время видишь тот мир, из которого прибыл.
Старая, помятая, выщербленная, жестяная ложка, до краев заполненная чем-то, что должно бы быть сладким, но на самом деле, переполненным горечью, чем-то, что минуло и ушло, и чего мы даже не успели испробовать – нашей жизнью.
В параллельной вселенной все физические законы отменяются. Летящее вверх не обязательно обязано упасть, находящееся в состоянии покоя тело вовсе не обязано в этом состоянии оставаться, не каждое действие вызывает одновременное и обратное по направлению противодействие
Улыбнись, и весь мир засмеется с тобою, заплачь, и плакать будешь только ты сама

9. она ненормальная в нормальном мире
У рубцовой ткани нет собственного характера. Это вам не то же самое, что ткань здоровой кожи. На ней не остается признаков возраста или болезни, на ней не видна бледность или загар. На шраме не растут волосы, на нем нет пор или морщин. Это словно плотный чехол. Он заслоняет и скрывает то, что еще осталось под низом. Потому-то человек и научился его создавать: чтобы чего-нибудь спрятать
Улыбнись, и весь мир засмеется с тобою, заплачь, и плакать будешь только ты сама
Довольно часто с ума сходит именно семья, но, поскольку вся семья в сумасшедший дом идти не может, сумасшедшим назначают одного человека, представителя, которого и госпитализируют.
У рубцовой ткани нет собственного характера. Это вам не то же самое, что ткань здоровой кожи. На ней не остается признаков возраста или болезни, на ней не видна бледность или загар. На шраме не растут волосы, на нем нет пор или морщин. Это словно плотный чехол. Он заслоняет и скрывает то, что еще осталось под низом. Потому-то человек и научился его создавать: чтобы чего-нибудь спрятать.
Мое хроническое чувство пустоты и разочарованности бралось из того, что я вела жизнь, основанную на собственных неспособностях, а у меня была их масса.

On the bookshelvesAll

Maria Favorsky

Ненормальные люди. Депрессия, мания, биполярное расстройство и прочая психиатрия вокруг нас

Даниил Трабун

Психи и гении: их мысли и сны

Анна

Современная проза

Elena Sycheva

Современная зарубежная проза, серьезная и не очень

Related booksAll

Related booksAll

Барбара О`Брайен

Необыкновенное путешествие в безумие и обратно: операторы и вещи

Томас Кенэлли

Список Шиндлера

Мартин Бедфорд

Работа над ошибками

Иэн Макьюэн

Искупление

Дональд Майкл Томас

Белый отель

Рональд Дэвид Лэнг

Расколотое «Я»

Ирвин Уэлш

На игле

On the bookshelvesAll

Ненормальные люди. Депрессия, мания, биполярное расстройство и прочая психиатрия вокруг нас

Психи и гении: их мысли и сны

Современная проза

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)