ru
Free
Read

Записки революционера

Аннотация издательcтва: Мемуары Петра Алексеевича Кропоткина (1842–1921), переведенные на все основные языки, многократно издавались во всем мире. Успех книги объясняется прежде всего личностью автора революционера международного масштаба, всемирно известного ученого, участника и свидетеля многих выдающихся событий в России и в Европе. Но не только о революционной борьбе эта книга. Она — о жизни: о детстве и зрелости, о становлении личности, выборе пути, о сложных связях человека семейных, дружеских, общественных, о его отношениях с природой. У автора Петра Кропоткина — судьба яркая, необычная. Всего, что выпало на его долю духовные искания, непрерывный труд, борьба, многолетнее одиночное заключение и скитания по свету, события, встречи, крутые повороты в судьбе, — всего этого с избытком хватило бы на несколько человеческих жизней. Русский князь, потомственный военный, путешественник в неизведанные тогда земли и исследователь, ставший ученым с мировым именем, чиновник, веривший в возможность исправить, улучшить существующий строй, и революционер, выступивший против самых его основ, — это все он, герой книги, многоликий, вечно менявшийся, но сохранявший верность своим основным жизненным принципам. Полувековой период, о котором идет речь в «Записках революционера», — с 1840-х до 1890-х гг. — насыщен важнейшими социальными и политическими переменами в России и Европе.
Hoaxer: мемуары воспитанника Пажеского корпуса, казачьего офицера, исследователя-географа, мыслителя, социалиста-анархиста, князя Петра Алексеевича Кропоткина, представляют несомненный интерес не только своею первой частью, в которой автор рассказывает о «военной» и «исследовательской» фазах своей жизни, но и тем, что Кропоткин, будучи человеком искренне желающим бескровных преобразований на благо человека как в России, так и во всём мире, является ярчайшим представителем прогрессора европейского образца конца XIX столетия, когда в свете либерализации, феминизации, в свете декларируемых всеми «цивилизованными правительствами и обществами» гуманистическим принципов мирового общежития, и на фоне стремительно ускорявшегося технического прогресса, укреплялась надежда на то, что человечество сможет самоорганизоваться, как и подобает разумной биомассе. Увы, то был сон золотой.
Содержание
Предисловие автора к первому русскому изданию
Часть первая
Детство
Пажеский корпус
Сибирь
Петербург. Первая поездка за границу
Часть вторая
Петропавловская крепость. Побег
Западная Европа
more

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Интересное произведение

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Дима
Димаshared an impressionlast year
👍

Занятно. Оставляет ощущение, что Кропоткин преувеличивал значимость многих событий. И не понятна его тяга к исключительно революционным преобразованиям.

Natalie Terekhova
Natalie Terekhovashared an impressionlast year

замечательгая книга!

👍
💡Learnt A Lot

QuotesAll

рабство мысли и раболепие - в науке перед авторитетом, а в жизни перед мундиром
Западная Европа и, по всей вероятности, Америка не знают этого типа учителя, хорошо известного в России. У нас же нет сколько-нибудь выдающихся деятелей и деятельниц в области литературы или общественной жизни, которые первым толчком к развитию не обязаны были преподавателю словесности. Во всякой школе, всюду должен был быть такой учитель. Каждый преподаватель имеет свой предмет, и между различными предметами нет связи. Один только преподаватель литературы, руководствующийся лишь в общих чертах программой и которому предоставлена свобода выполнять ее по своему усмотрению, имеет возможность связать в одно все гуманитарные науки, обобщить их широким философским мировоззрением и пробудить таким образом в сердцах молодых слушателей стремление к возвышенному идеалу. В России эта задача, естественно, выпадает на долю преподавателя русской словесности. Так как он говорит о развитии языка, о раннем эпосе, о народных песнях и музыке, а впоследствии о современной беллетристике и поэзии, о научных, политических и философских течениях, отразившихся в ней, то он обязан вести обобщающие понятия о развитии человеческого разума, излагаемые врозь в каждом отдельном предмете.
Люди жаждут бессмертия, но они часто упускают из виду тот факт, что память о действительно добрых людях живет вечно. Она запечатлевается на следующем поколении и передается снова детям. Неужели им мало такого бессмертия?
Создался целый мир привычек, обычаев, способов мышления, предрассудков и нравственной трусости, выросший на почве бесправия.
нищета и угнетение одних ведут за собой нищету духа и рабство всех
Они все свои н
Крестьянин слишком легко подчиняется силе, но не поклоняется ей.
Старые корни пускали новые побеги.
"Читай поэзию: от нее человек становится лучше",
тракт.
Мне предложили принять начальство над торговым караваном, который казаки хотели снарядить, чтобы найти эту дорогу, на что я согласился с величайшим удовольствием. Ни один европеец никогда еще не посещал этих мест; русский топограф Ваганов, направившийся туда незадолго перед тем, был убит. Лишь два иезуита при императоре Кан-си проникли с юга до Мергена и определили его широту. Весь же громадный край к северу, шириной верст в 750 и длиной верст в 900, был совершенно неизвестен. Я, конечно, ознакомился с источниками. Но даже у китайских географов ничего нет об этом крае.
Но человек - существо, привы
Нигилизм. - Его презрение к условностям, его правдивость. - Движение "в народ"
В это время развивалось сильное движение среди русской интеллигентной молодежи. Крепостное право было отменено. Но за два с половиной века существования оно породило целый мир привычек и обычаев, созданных рабством. Тут было и презрение к человеческой личности, и деспотизм отцов, и лицемерное подчинение со стороны жен, дочерей и сыновей. В начале XIX века бытовой деспотизм царил и в Западной Европе. Массу примеров дали Теккерей и Диккенс, но нигде он не расцвел таким пышным цветом, как в России. Вся русская жизнь - в
Заветным желанием каждого богатого и знатного помещика было иметь мебель, сбрую, вышивки - словом, все от собственных мастеров.
Задачи, поставленные России освобождением крестьян, но брошенные неразрешенными надвинувшеюся реакцией, стоят и поныне непочатые перед русской жизнью
Многое из того, что рассказано в этой книге, не ново для русского читателя, а многое из того, что особенно могло бы заинтересовать русского, рассказано, может быть, слишком кратко.
Кто испытал раз в жизни восторг научного творчества, тот никогда не забудет этого блаженного мгновения. Он будет жаждать повторения. Ему досадно будет, что подобное счастье выпадает на долю немногим, тогда как оно всем могло бы быть до
дамским письменным столом, на котором никто никогда не писал, но на котором зато было расставлено множество всяких фарфоровых безделушек.
Даже великое движение в народ забыто и представляется современной молодежи каким-то сказочным героическим периодом, который можно толковать так же своевольно, как и дела давно минувших лет, относясь к нему то с чуть не религиозным уважением, то с высокомерным презрением "охранителей порядка".
Крестьянин слишком легко подчиняется силе, но не поклоняется ей.
- Посмотри, Катя, на потолок, видишь, как там мухи ходят кверху ногами?

On the bookshelvesAll

Дистопия

Что читал Франц Кафка?

Natalia Beloshytskaya

История

LeeMooR

Классика

Alexandra

Лена

Related booksAll

Related booksAll

Петр Кропоткин

Анархия

Петр Кропоткин

Нравственные начала анархизма

Петр Кропоткин

Речи бунтовщика

Петр Кропоткин
На­лог - сред­ство обо­га­щать бо­га­тых

Петр Кропоткин

Налог - средство обогащать богатых

Петр Кропоткин
Хлеб и воля

Петр Кропоткин

Хлеб и воля

Петр Кропоткин

ЭТИКА. Происхождение и развитие нравственности

Петр Кропоткин
Анар­хи­че­ская ра­бота во время ре­во­лю­ции

Петр Кропоткин

Анархическая работа во время революции

On the bookshelvesAll

Что читал Франц Кафка?

История

Классика

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)