Read

Смок Беллью

История превращения сан-францисского литератора и художника в золотоискателя, история настоящей дружбы и любви рассказанная легко, занимательно и с чувством юмора.
Джек Лондон снова в хорошо известной среде искателей приключений, но суровая действительность уступает здесь место идеализированным, увлекательным, порой опасным, но всегда счастливо оканчивающимся приключениям.
more
Impression
Add to shelf
Already read
135 printed pages
Классика

ImpressionsAll

yanyan84
yanyan84shared an impressionlast year
👍

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Katenita
Katenitashared an impression3 months ago
👍
🚀Unputdownable
😄LOLZ

Иван 壹萬
Иван 壹萬shared an impression7 months ago
👍

Evgeny Hafizov
Evgeny Hafizovshared an impressionlast year
😄LOLZ

Про суровых мужиков, что носятся в холод, едят бобы и медвежатину, добывают золото и веселятся! Strong and silent types,

b8325036161
b8325036161shared an impressionlast year
👍

Не забываемое!!!

👍
🎯Worthwhile
💞Loved Up

QuotesAll

— Не хочу беспокоить червей! Предпочитаю крематорий.
Но больше всего любил он свои ночные стоянки в этой снежной пустыне. Вовек не забудет он их. Ему грезилась картина, которую он когда-нибудь напишет. Утоптанный снег и горящий костер, постель из пары заячьих шуб, разостланных на свежесрубленных ветвях; заслон от ветра — кусок холста, задерживающий и отражающий жар костра, закоптелый кофейник, кастрюлька, мокасины, надетые на палки для просушки, лыжи, воткнутые в снег. А по ту сторону костра — собаки, жмущиеся поближе к огню, умные и жадные, косматые и заиндевелые, с пушистыми хвостами, которыми они заботливо прикрывают себе ноги. И кругом сплошная стена непроницаемого мрака.
Календарь отменен. Мир перевернулся. Не осталось никаких законов природы. Таблица умножения пошла ко всем чертям. Два равно восьми. Девять — одиннадцати. А дважды два — равно восьмистам сорока шести с… с… половиной. Дважды все — равно кольдкрему, сбитым сливкам и коленкоровым лошадям. Ты изобрел систему, и теперь существует то, чего никогда не было. Солнце встает на западе, луна превратилась в монету, звезды — это мясные консервы, цинга — благословение Божие, мертвые воскресают, скалы
Не раз приходилось ему карабкаться вверх на четвереньках. Но когда он в снежную вьюгу добрался до вершины перевала, тайная гордость наполнила его душу; он сделал трудный переход наравне с индейцами, не отставая от них и не жалуясь. Сравняться с индейцами стало его новой мечтой.
Он с ужасом думал о том, как попусту прошли для него годы его городской жизни, о бездарности всех школьных и книжных философий, об умничающем цинизме редакций и художественных мастерских, о ханжестве дельцов, отдыхающих в своих клубах. Они не знают, что такое волчий аппетит, крепчайший сон, железное здоровье; никогда они не испытывали настоящего голода, настоящей усталости, им незнакомо опьянение работой, от которой вся кровь в жилах бурлит, как вино.
Рано утром он разостлал брезент на льду, свалил на него три тонны багажа и поволок за собой. Там, где ледниковая тропа круто спускалась под уклон, самодельные сани ускорили бег. Брезент с поклажей наскочил на Кита, ударил его сзади по ногам, и Кит очутился верхом на своей поклаже. Брезент помчался вниз вместе с Китом.
Как тебя зовут, друг?
— Зови меня Смок, — сказал Кит.
— Закабалят они тебя с твоим словесным контрактом, друг Смок. Деньгами они сорить умеют, но работать не любят, все утро валяются в постелях. Давно уже пора отправляться в дорогу, а они все еще дрыхнут. Отдуваться придется нам с тобой. Вот сейчас они проснутся и сразу подадут голос — потребуют кофе в постель. Слыханное ли дело, чтобы взрослым мужчинам подавали кофе в постель? Ты умеешь грести или править? На суше я ковбой и золотоискатель, а вот на воде — ничего не умею. Хозяева тоже не смыслят в лодках. А ты?
— Где там, — сказал Кит. Новый порыв ветра осыпал его хлопьями снега, и он плотно прижался к брезенту. — Катался на лодке, когда был мальчишкой. Но мы научимся.
Я совершенно позабыл, что у женщин есть руки и плечи. Завтра утром я, подобно моему другу Малышу, проснусь, и окажется, что это был только сон.
— Пора и нам обкуриться! — усмехнулся Кит.
Ему казалось, что он каким-то образом приобрел власть не только над нежными очертаниями и крепкими мускулами тех ног, которые он так старательно растирал снегом, но и над всеми женщинами мира.
— Почему ты никогда не играешь? — спросил Малыш у Смока, когда они как-то раз сидели в «Оленьем Роге». — Неужели тебя не тянет к игорному столу?
— Тянет, — ответил Смок. — Но я знаю статистику проигрышей, а мне нужна верная прибыль.

On the bookshelvesAll

Yev Etro

Classics

Irina Suvorova

Большая библиотека приключений и научной фантастики

Maxim Bindus

Джек Лондон

Яна Осипова

Для снежного дня

Related booksAll

Related booksAll

Джек Лондон

Время-не-ждет

Джек Лондон

Лунная долина

Джек Лондон

Мудрость снежной тропы

Джек Лондон

Белое безмолвие

Джек Лондон

Джерри-островитянин

Джек Лондон

На циновке Макалоа

Джек Лондон

По праву священника

On the bookshelvesAll

Classics

Большая библиотека приключений и научной фантастики

Джек Лондон

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)