ru
Free
Read

Зов предков

Подчиняясь «зову предков», домашний пес Бэк одичал и ушел в волчью стаю… Тысячи людей, томимые жаждой наживы, которая пробуждает зов первобытной дикости, устремились в живописный Клондайкский край – неизвестный и загадочный мир Севера, суровых испытаний и золота.
more
Impression
Add to shelf
Already read
118 printed pages
БесплатноКлассикаПутешествия

ImpressionsAll

Anna Purtova
Anna Purtovashared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable

👍
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Грусть,гордость и животная ярость

BΛURKHSΝV
BΛURKHSΝVshared an impression25 days ago
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🌴Beach Bag Book
🚀Unputdownable
💧Soppy

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

visavis05510
visavis05510shared an impressionlast month

Интересно!

galingus
galingusshared an impression2 months ago
👍
💧Soppy

Читать было интересно

👍

🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable
💧Soppy

💔

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Отличная книга,стоить прочитать

b0445985267
b0445985267shared an impression3 months ago
👎

Не очень

🚀Unputdownable

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Потрясающая книга!

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Книга, полная мудрых метафор, где под каждой метафорой скрывается не менее мудрая истина. Такие книги открывают глаза на жизнь, которая не устает бить нас, подобно "человеку в красном свитере", но при этом с каждым новым ударом "дубиной" делает нас сильнее. Однозначно на полку! И однозначно для прочтения юношам допризывного возраста, а так же их родителям...

👍
🚀Unputdownable

👍

Vadim Klimovec
Vadim Klimovecshared an impression5 months ago
🚀Unputdownable

💡Learnt A Lot

Неплохо

Иван 壹萬
Иван 壹萬shared an impression5 months ago

Хорошая книга, но белый клык понравился больше.

b3799566697
b3799566697shared an impression6 months ago
👍

Книга понравилась.

👍

QuotesAll

Это оставляло в нем большую пустоту, что-то такое, что походило на голод, но пустота эта причиняла боль, которую не в состоянии было заглушить даже принятие пищи.
Морда его и тело хранили во множестве следы собачьих зубов, и в драках с другими собаками он проявлял и теперь такую же свирепость и еще большую изобретательность, чем раньше. Скит и Ниг были смирные и добрые собаки, с ними он не грызся, — кроме того, это ведь были собаки Джона Торнтона. Но если подвертывался чужой пес все равно, какой породы и силы, то он должен был немедленно признать превосходство Бэка, иначе ему предстояла схватка не на жизнь, а на смерть с опасным противником. Бэк был беспощаден. Он хорошо усвоил закон дубины и клыка и никогда не давал никому потачки, никогда не отступал перед врагом, стремясь во что бы то ни стало уничтожить его. Этому он научился от Шпица, от драчливых полицейских и почтовых собак. Он знал, что середины нет — либо он одолеет, либо его одолеют, и щадить врага — это признак слабости. Милосердия первобытные существа не знали. Они его принимали за трусость. Милосердие влекло за собой смерть. Убивай или будешь убит, ешь или тебя съедят — таков первобытный закон жизни. И этому закону, дошедшему до него из глубины времен, повиновался Бэк.
Он был старше того времени, в котором жил, той жизни, что шла вокруг. В нем прошлое смыкалось с настоящим, и, как мощный ритм вечности, голоса прошлого и настоящего звучали в нем попеременно, — это было как прилив и отлив, как смена времен года. У костра Джона Торнтона сидел широкогрудый пес с длинной шерстью и белыми клыками. Но за ним незримо теснились тени всяких других собак, полуприрученных и диких. Они настойчиво напоминали о себе, передавали ему свои мысли, смаковали мясо, которое он ел, жаждали воды, которую он пил, слушали то, что слушал он, и объясняли ему звуки дикой лесной жизни. Они внушали ему свои настроения и порывы, подсказывали поступки, лежали рядом, когда он спал, видели те же сны и сами являлись ему во сне.
И так повелителен был зов этих теней, что с каждым днем люди и их требования все больше отходили в сознании Бэка на задний план. Из глубины дремучего леса звучал призыв, таинственный и манящий, и, когда Бэк слышал его, он испытывал властную потребность бежать от огня и утоптанной земли туда, в чащу, все дальше и дальше, неведомо куда, неведомо зачем.
NORA
NORAhas quoted5 days ago
Находит иногда такой экстаз, который знаменует собой высшую точку жизни, высшее напряжение жизненных сил. И таков парадокс бытия, что этот экстаз охватывает существо, когда оно наиболее полно ощущает жизнь, и в то же время этот экстаз — полное забвение себя и всего окружающего
Он знал: бесполезно удерживать сумасбродов от сумасбродств. И в конце концов в мире ничего не изменится, если станет двумя-тремя дураками меньше.
Убивай — иначе будешь убит сам; ешь — иначе тебя съедят другие, — вот первобытные законы существования.
Здесь не было ни мира, ни покоя, ни безопасности ни на одну минуту. Все находилось в состоянии непрестанного движения и деятельности, и каждую минуту грозила опасность. Была постоянная необходимость держаться настороже
Воскресший в нем первобытный зверь совершил убийство и был этим доволен.
Животное обладает особым терпением — упрямым, неустанным, настойчивым, как сама жизнь, — которое в продолжение многих часов заставляет паука неподвижно подстерегать свою добычу в паутине, змею — лежать для той же цели в кольцах, пантеру — в засаде. Этим терпением отличается все живое, когда ему требуется в пищу другое живое.
Однако этого веса, — к которому надо прибавить еще и то чувство собственного достоинства, которое является следствием сытой жизни и всеобщего уважения, — было до
Однако этого веса, — к которому надо прибавить еще и то чувство собственного достоинства,
Бэк радовался этой поездке, и, хотя работа оказалась тяжелой, он не прочь был потрудиться. Его поразил пыл, с каким собаки мчали сани, и этот пыл передался ему; но еще более удивила его перемена, происшедшая вдруг в Дэйве и Соллексе. Казалось, упряжь их переродила. Пассивность и равнодушие к жизни исчезли. Собаки ожили, стали деятельными, подвижными, заботились только о том, чтобы все шло хорошо, и страшно раздражались, когда происходила задержка или какое-нибудь замешательство, из-за которых сани останавливались. Труд, который они вкладывали в дело, казался подлинной сущностью их бытия. Только для него одного как будто они и существовали, только в нем одном и находили счастье.
Нет, nbsp;— сказал он, nbsp;— это — великолепно, но в то же время и страшно. Меня иной раз пугает его преданность.
Здесь не было ни мира, ни покоя, ни безопасности ни на одну минуту. Все находилось в состоянии непрестанного движения и деятельности, и каждую минуту грозила опасность. Была постоянная необходимость держаться настороже
справедливы, спокойны, беспристрастны и
Старинные, бродячие стремленья,
Заглохшие в культуре, от веков,
Вдруг вновь переживают пробужденье
И дикий зверь выходит из оков
Далее эта кража повела к тому, что его моральные понятия стали давать слабинку, так как в непрестанной борьбе за существование они оказывались ненужным и вредным грузом. Они были нужны там, на Юге, где царил закон любви и дружбы; там нужно было уважать собственность и считаться с интересами других
Так вот оно как идет жизнь! Вот какова справедливость вообще! Раз тебя свалили, то ты, значит, погиб.
Находит иногда такой экстаз, который знаменует собой высшую точку жизни, высшее напряжение жизненных сил. И таков парадокс бытия, что этот экстаз охватывает существо, когда оно наиболее полно ощущает жизнь, и в то же время этот экстаз — полное забвение себя и всего окружающего. Такой экстаз, такое забвение жизни приходит к творцу, когда он вдруг забывает о себе и, подчиняясь охватившему его вдохновению, начинает творить. Приходит такой экстаз к воину, охваченному безумием битвы и отвергающему пощаду
Животное обладает особым терпением — упрямым, неустанным, настойчивым, как сама жизнь, — которое в продолжение многих часов заставляет паука неподвижно подстерегать свою добычу в паутине, змею — лежать для той же цели в кольцах, пантеру — в засаде. Этим терпением отличается все живое, когда ему требуется в пищу другое живое.
Старинные, бродячие стремленья,
Заглохшие в культуре, от веков,
Вдруг вновь переживают пробужденье
И дикий зверь выходит из оков…

On the bookshelvesAll

Александр Гермаков

Бесплатно

Мария Спиридонова

То, что не читают в школе

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Ирина Тюлюкова

Бесплатно

Related booksAll

Related booksAll

Джек Лондон

Морской Волк

Джек Лондон

Белый Клык

Джек Лондон

Путешествие на «Снарке»

Джек Лондон

Смок Беллью

Джеймс Фенимор Купер

Последний из могикан

Джек Лондон

На берегах Сакраменто

Джек Лондон

Сердца трех

On the bookshelvesAll

Бесплатно

То, что не читают в школе

1001 Books You Must Read Before You Die

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)