Квартал Тортилья-флэт, Джон Стейнбек
ru
Unavailable
this book isn’t available at the moment
Want to read

Квартал Тортилья-флэт

«О мышах и людях» – повесть, не выходящая из сотни самых продаваемых книг на портале «Amazon» наряду с «Убить пересмешника» Харпер Ли, «Великим Гэтсби» Фицджеральда и «1984» Оруэлла. Книга, включенная Американской библиотечной ассоциацией в список запрещенных вместе с «451° по Фаренгейту» и «Над пропастью во ржи». Обе ее экранизации стали заметным событием в киномире: картина 1939 года была номинирована на 4 премии «Оскар», фильм 1992-го – на «Золотую пальмовую ветвь».
В издание также включена повесть «Квартал Тортилья-Флэт».
more
Impression
Add to shelf
Already read
196 printed pages
Современная прозаКлассика

Related booksAll

Квартал Тортилья-флэт, Джон Стейнбек
Квартал Тортилья-флэт
this book isn’t available at the moment
Want to read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
😄LOLZ

Книга эта как жизнь ее героев - бедняков-пайсано из Лепешечной долины (Тортилья флэт) - ироничная, беззаботная, трогательная и пройдошистая.
Книга берет бедную и несуразную жизнь и показывает радость и красоту, которых в ней невероятно много, стоит только посмотреть так, как сумел Стейнбек. Читается быстро, легко и весело.
Похоже на книги Фазиля Искандера, а на другие книги Стейнбека не очень похоже (я читал Гроздья гнева и Зиму тревоги нашей).

QuotesAll

Пилон в темноте кивнул и сказал философски;
– Редко можно найти на одном рынке все, в чем нуждается человек, – вино, еду, любовь и дрова.
Позже эта свеча заставила Пилона, и Пабло, и Хесуса Марию задуматься над кое-какими этическими вопросами. Простая восковая палочка с бечевкой внутри ее. Подобный предмет, скажете вы, подвластен определенным физическим законам, и только им. Вы думаете, что его поведение обусловливается конкретными факторами, именуемыми теплотой и горением. Вы зажигаете фитиль, воск плавится и подымается по фитилю; свеча горит какое-то количество часов, затем гаснет – и все. Эпизод закончен. Вскоре свеча уже забыта, и следовательно, никогда не существовала.
Но разве вы забыли, что свеча была святой? Что в минуту угрызений совести, а может быть, чисто молитвенного экстаза Пабло обещал ее святому Франциску? И вот этот фактор помещает восковую палочку вне пределов юрисдикции физических законов.
Свеча прицелилась острием пламени в небеса, словно художник, который сжигает себя, чтобы обрести бессмертие. Свеча становилась все короче и короче. Она искривилась. Ветер поднялся на улице и пробрался сквозь щели в стенах. Шелковый календарь, украшенный личиком прелестной девушки, выглядывающей из лепестков розы «Американская красавица», плавно качнулся на стене. Он задел огненное острие. Пламя лизнуло шелк и взбежало к потолку
По правде говоря, она каждый день, кончив подметать пол, обрабатывала его пылесосом, руководствуясь следующей теорией: с электричеством он чистил бы лучше, но ведь нельзя же иметь все сразу
Человеку, который продает тебе стаканчик вина, все равно, где ты достал на него деньги. И богу все равно, чем платят за мессы. Он просто их любит, вот как ты вино.
В духовном отношении эти бутылки можно распределить следующим образом. Чуть пониже горлышка первой бутылки – серьезная прочувствованная беседа. Двумя дюймами ниже – воспоминания, овеянные приятной грустью. Еще три дюйма – вздохи о былых счастливых любовях. На донышке – всеобъемлющая абстрактная печаль. Горлышко второй бутылки – черная, свирепая тоска. Двумя пальцами ниже – песнь смерти или томления. Большим пальцем ниже – все остальные песни, известные собутыльникам. На этом шкала кончается, ибо тут перекресток и дальнейшие пути неведомы. За этой чертой может произойти все что угодно.
Вечер приближался так же незаметно, как приближается старость к счастливому человеку
Душа, способная на величайшее добро, способна также и на величайшее зло,
Это повесть о Дэнни, и о друзьях Дэнни, и о доме Дэнни. Это повесть о том, как Дэнни, его друзья и его дом стали единым целым, так что когда в квартале Тортилья-Флэт говорят о доме Дэнни, то имеют в виду вовсе не деревянные стены с облупившейся побелкой, совсем скрытые разросшимися кустами кастильской роды. Нет, когда там говорят о доме Дэнни, то подразумевают некое единство, частично состоящее из людей, единство, от которого исходили радость и веселье, готовность помочь и — уже под конец — мистическая печаль.
Матери инструктировали своих детей и посылали их к фабрике Чин Ки.

Related booksAll

Райские пастбища, Джон Стейнбек
Джон Стейнбек
Райские пастбища
К востоку от Эдема, Джон Стейнбек
Джон Стейнбек
К востоку от Эдема
Джон Стейнбек
Свя­тая дева Кэти
Джон Стейнбек
Святая дева Кэти
Зима тревоги нашей, Джон Стейнбек
Джон Стейнбек
Зима тревоги нашей
Продавец прошлого, Жузе Эдуарду Агуалуза
Жузе Эдуарду Агуалуза
Продавец прошлого
Гроздья гнева, Джон Стейнбек
Джон Стейнбек
Гроздья гнева
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)