Read

Мемуары папы Муми-тролля

Знаменитая детская писательница Туве Янссон придумала муми-троллей и их друзей, которые стали знамениты на весь мир. Не отказывайте себе в удовольствии — загляните в гостеприимную Долину муми-троллей. Как известно, зимой обитатели долины спят. Но Муми-тролль вдруг проснулся и обнаружил, что выспался. Он разыскал малышку Мю, и они с нетерпением стали поджидать Ледяную деву. Глупенькие, они не знали, что Ледяная дева опаснее, чем сама злющая Морра! Впрочем, за долгую зиму им придется пережить немало: опасные приключения, удивительные встречи и веселый праздник. Но зато весной Муми-тролль с гордостью может сказать, что он первый в мире Муми-тролль, который не спал целый год.
more
Impression
Add to shelf
Already read
174 printed pages
Дети

ImpressionsAll

Анечка
Анечкаshared an impression2 months ago
👍
😄LOLZ
💞Loved Up

👍
🐼Fluffy
😄LOLZ

Эта книга не станет моим любимым приключением Муми-троллей и семьи, но прочитала с большим удовольствием

👍
💀Spooky
😄LOLZ
🚀Unputdownable
🌴Beach Bag Book
🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot
💧Soppy

🐼Fluffy
😄LOLZ
💡Learnt A Lot

b8203081856
b8203081856shared an impressionlast year

Скучная херня!!!

👍

QuotesAll

Стоит только подумать о тех, кто трудится и корпит над своей работой и чем все кончается, сразу падаешь духом. У меня был родственник, который учил тригономет­рию до тех пор, пока у него не обвисли усы, а когда он все выучил, явилась какая-то морра и съела его. Да, и после он лежал в морровом брюхе, такой умненький!
На следующее утро тетка Хемулихи проснулась в зверски хорошем настроении.
Хемулихи никогда не делают то, от чего делается весело, а только то, что необходимо.
Я, папа Муми-тролля, сижу в этот вечер у окна и вижу, как на темном бархате мглы светлячки вышивают таинственные знаки. Эти быстротающие завитки — следы короткой, но счастливой жизни.
Я, папа Муми-тролля, сижу в этот вечер у окна и вижу, как на темном бархате мглы светлячки вышивают таинственные знаки. Эти быстротающие завитки — следы короткой, но счастливой жизни.
Я, папа Муми-тролля, сижу в этот вечер у окна и вижу, как на темном бархате мглы светлячки вышивают таинственные знаки. Эти быстротающие завитки — следы короткой, но счастливой жизни.
никогда не следует хвалить то, что создано тобою
Племянник! Бросить якорь!
— Сейчас, сию минуту! — крикнул Шнырёк и почему-то швырнул за борт огромную кастрюлю.
— Ты выбросил наш обед? — спросил я его.
— Какое несчастье! — воскликнул Шнырёк. — Извините! В спешке так легко ошибиться! Я был ужасно взволнован... Ничего, вместо обеда получите желе — если только я его найду...
Все, что сейчас произошло, было в духе таких, как Шнырёк.
— Порочный образ жизни? — заинтересовавшись, спросил я. — Что это значит?
— Точно не знаю. Наверно, топчут чужие огороды и пьют пиво.
— Что такое телеграфная контора? — высунулся Клипдасс, живший в банке вместе со Шнырьком. — Ее можно съесть?
— Меня не спрашивай! — ответил Шнырек. — Это что-то огромное и непонятное. Посылают на другой конец света маленькие значки… и там они становятся словами!
— Как это посылают? — недоумевал Клипдасс.
— По воздуху… — неопределенно пояснил Шнырек, помахав лапками. — И ни одно слово по дороге не теряется!
И я был просто очарован моим собственным прекрасным произведением. Должно быть, тут проявились мои врожденные способности, а также талант, рассудительность и самокритичность. Но так как никогда не следует хвалить то, что создано тобою, я просто описываю вам этот дом.
отчасти потому, что настоящий страх как-то уменьшается, если начнешь его преувеличивать.
— Я ужасно сердита, — объяснила тетка Хемулихи, вытирая пижамой палубу. — А в таких случаях единственное что помогает — уборка
позднее я узнают: одаренный муми-тролль всегда поражается самым простым вещам, но не видит ничего удивительного в том, что кажется странным обычному муми-троллю)
Это и в самом деле привидение», — сказал я себе. (Во всяком случае, смотреть на него было не так страшно, как слушать скрип на лестнице.) В комнате стало холодно, как во всех рассказах о привидениях, из всех углов дуло, и привидение вдруг чихнуло.
Дорогие читатели, не знаю, как бы вы к этому чиху отнеслись, но я из-за чихания начал относиться к привидению с меньшим уважением; я выполз из-под кровати (между прочим, привидение уже и так заметило меня) и сказал, впрочем, очень вежливо:
— Будьте здоровы!
— Сам будь здоров, — сердито буркнуло привидение. — Призраки ущелий скулят, как бродячие псы, в такую мрачную злосчастную ночь!
— Не могу ли я вам чем-нибудь помочь? — спросил я.
— В такую злосчастную ночь, — угрюмо продолжало привидение, — скрипят забытые кости на морском берегу.
— Чьи кости?
— Забытые кости, — отвечало привидение. — Бледно-желтый ужас скалит зубы над заклятым островом. Берегитесь, смертные, я вернусь в пятницу, тринадцатого, сего месяца.
Тут привидение распрямилось и, бросив на меня устрашающий взгляд, улетело через полураскрытую дверь, но прежде ударилось макушкой о притолоку и крикнуло: «Ой! Гоп-ля-ля!»
Почему я — это я, а не кто-нибудь другой?
— То, что ты — это ты, — несчастье для нас обоих!
Ты же, мое малое и еще неразумное дитя, прочитай историю приключений трех отцов и задумайся над тем, что один папа не слишком отличается (по крайней мере, не отличался в молодые годы) от другого.
Я, папа Муми-тролля, сижу в этот вечер у окна и вижу, как на темном бархате мглы светлячки вышивают таинственные знаки. Эти быстро тающие завитки — следы короткой, но счастливой жизни.
Отец семейства и хозяин дома, я с грустью оглядываюсь на свою бурную молодость, которую собираюсь описать, и перо мемуариста нерешительно дрожит в моей лапе.
Однако я успокаиваю себя мудрыми и утешительными словами, которые прочитал в мемуарах еще одной значительной личности и которые здесь воспроизвожу: «Каждый, к какому бы сословию он ни принадлежал, если он совершил славное деяние или то, что воистину может почитаться таковым, должен собственноручно описать свою жизнь. Хотя и не следует браться за это прекрасное дело, пока не достигнешь сорокалетнего возраста. Если, конечно, он привержен истине и добру».
Разумеется, я сразу заметил разницу между собой и другими муми-троллями. Разница эта состояла главным образом в их жалкой неспособности удивляться и изумляться.
Я же мог, например, спросить Хемулиху, почему все на свете устроено так, как есть, а не иначе.
— Хорошенькая была бы тогда картинка, — отвечала Хемулиха. — А разве так, как сейчас, плохо?
Увы, она никогда не давала мне вразумительных объяснений, и я все больше и больше убеждался в том, что ей попросту хотелось отвязаться от меня. Хемули ведь никогда не задают вопросов: что? где? кто? как? Я же мог спросить Хемулиху:
— Почему я — это я, а не кто-нибудь другой?
— То, что ты — это ты, — несчастье для нас обоих! Ты умывался? — Так отвечала она на мои важные вопросы.
Прежде чем кого-нибудь спасать, выясни, кого ты спасаешь!

On the bookshelvesAll

Anastasiya Nagurnova

Книги, которые стоит читать детям

Азбука-Аттикус

Муми-тролль и все-все-все

Scandinavia Club

Что читать на каникулах?

Natasha Kenin

Детская литература

Related booksAll

Related booksAll

Туве Янссон

Опасное лето

Туве Янссон

В конце ноября

Туве Янссон

Сказки Долины муми-троллей

Туве Янссон

Волшебная зима

Туве Янссон

Муми-папа и море

Туве Янссон

Муми-тролль и комета

Туве Янссон

Шляпа волшебника

On the bookshelvesAll

Книги, которые стоит читать детям

Муми-тролль и все-все-все

Что читать на каникулах?

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)