Read

Замок

«Замок» Франца Кафки – один из знаковых романов прошлого столетия. Книга об одиночестве, бессилии и трагической обреченности человека, вопреки всему стремящегося во что бы то ни стало добиться поставленной цели, о его противостоянии враждебному окружающему миру – миру бюрократизма, тотального контроля и нетерпимости к инакомыслию.
more
Impression
Add to shelf
Already read
380 printed pages
Классика

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths

Что тут скажешь. Это Кафка. Это Замок. Другого такого нет и не будет.
Поклонникам Кафки рекомендую прочесть вот такое произведение, наберите в поиске - "ДИСТОПИЯ М."

sacharov7
sacharov7shared an impression25 days ago
👍

👍
🔮Hidden Depths

Изначально читается очень сложно. Написана тяжелым языком. Но уже ближе к концу книги понимаешь, где спрятан интерес

Korchaginaveronika
Korchaginaveronikashared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths

Влюбилась просто хотя прямо скажем все очень так парам-пара-парадам (завихлявисто непонятно).

Gleb Sologub
Gleb Sologubshared an impression2 years ago

По-немецки обстоятельно; длинно, нудно и незаконченно :) Но сюжет меня впечатлил, я в своей жизни постоянно чувствую себя в аналогичном положении.

Мария
Марияshared an impression2 months ago

http://35-for35.blogspot.ru/2017/02/blog-post.html

b2142514498
b2142514498shared an impression2 months ago
👍

👍
🚀Unputdownable
💞Loved Up
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths
💧Soppy

🔮Hidden Depths

Любимая книга - полный абсурд, хотелось читать его бесконечно.

Natalia Mirochnik
Natalia Mirochnikshared an impression6 months ago
👍
💀Spooky
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths

👍
💡Learnt A Lot

Это моя первая книга этого автора. Вначале сюжет меня немало захватил- такой сюрреализм, рассказанный простыми словами. Действие мне виделось словно чб фильм, снятый в стиле Тарковского. Но сюжет утонул в диалогах, которые по продолжительности и четкой своей последовательности суть монологи. И они бесконечны и порой нудны. Дочитаю конечно. И даже возьмусь за следующую его же. Но страшно- называется "Процесс"????????

👍
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot

Artem Zhdanov
Artem Zhdanovshared an impression8 months ago
👍
🔮Hidden Depths

Эта система. Эта чертова система! Трудно свою жизнь проживать ПРОТИВ! Против тех кто не понимает, тех кто запрещает, против того что не рушимое, того что не поддаётся жизни. И страшно именно когда ты не знаешь и не понимаешь, а не тогда, когда знаешь и не получается! Ведь главное вера!

👍
🐼Fluffy

Nataly Grom
Nataly Gromshared an impression11 months ago
👍
🔮Hidden Depths

Изначально может показаться, что тяжёлый слог, и книга сама написана вычурным языком. Но ближе к концу понимаешь всю прелесть этой книги

chevalierplacide
chevalierplacideshared an impressionlast year
👎

Гимн бюрократии. Странное произведение.

Rryry
Rryryshared an impressionlast year
👍

Margarita Reishel
Margarita Reishelshared an impressionlast year
💀Spooky
💤Borrrriiinnng!
🔮Hidden Depths

👍
💡Learnt A Lot

Заставляет задуматься

🚀Unputdownable

QuotesAll

Объем работы вовсе не определяет степень важности дела.
И это не значит, что ты ко всему привык, нельзя так отупеть, чтобы ко всему привыкнуть. Производя оценку, ты просто отказываешься от прежних ошибок.
если даже в той груде дел оно и было совсем мелким, так от усердия чиновников вроде господина Сордини оно уже давно переросло в большое дело.
но в то же время он с такой же силой ощущал, что не могло быть ничего бессмысленнее, ничего отчаяннее, чем эта свобода, это ожидание, эта неуязвимость.
Обе сестры – блондинки, похожие друг на друга и на Варнаву, только грубее чертами лица, высокие плотные девки – обступили пришедших, дожидаясь хоть какого-нибудь приветствия от К. Но он ничего не мог выговорить: ему казалось, что тут, в Деревне, каждый человек что-то для него значил, да, наверное, так оно и было, и только эти люди никак его не касались
И потекли часы, часы общего дыхания, общего сердцебиения, часы, когда К. непрерывно ощущал, что он заблудился или уже так далеко забрел на чужбину, как до него не забредал ни один человек, – на чужбину, где самый воздух состоял из других частиц, чем дома, где можно было задохнуться от этой отчужденности, но ничего нельзя было сделать с ее бессмысленными соблазнами – только уходить в них все глубже, теряться все больше
Значит, Замок утвердил за ним звание землемера. С одной стороны, это было ему невыгодно, так как означало, что в Замке о нем знают все что надо и, учитывая соотношение сил, шутя принимают вызов к борьбе. Но с другой стороны, в этом была и своя выгода: по его мнению, это доказывало, что его недооценивают и, следовательно, он будет пользоваться большей свободой, чем предполагал.
А потом, хоть она и младшая, но по ее внешности это никак не заметно, у нее вид безвозрастный, свойственный женщинам, которые хотя почти и не стареют, но и никогда, в сущности, не выглядят молодыми.
Правда, это бесполезное стояние и бесконечное ожидание изо дня в день без всякой надежды на перемену ломают человека, делают его нерешительным, и в конце концов он становится не способным ни на что другое, кроме безнадежного стояния на месте.
Неужели ты настолько забыла всю свою прежнюю жизнь (конечно, кроме хозяйки, от этой никуда не денешься), что не помнишь, как приходится бороться за всякое продвижение, особенно когда подымаешься из самых низов? Как надо использовать все, в чем кроется хоть малейшая надежда?
Растерялась бедная девочка, – сказала хозяйка, – растерялась, столько счастья и столько горя сразу!
показал на крестьян, он еще не потерял интереса к ним с их словно нарочно исковерканными физиономиями – казалось, их били по черепу сверху, до уплощения, и черты лица формировались под влиянием боли от этого битья
И я ничуть не удивляюсь. Трепет перед администрацией у вас тут врожденный, а всю вашу жизнь вам его внушают всеми способами со всех сторон, и вы этому еще сами способствуете, как только можете.
что-то Варнаве предоставлено, во всяком случае, хоть что-то ему дано, и только сам Варнава виноват, если он из этого не может извлечь ничего, кроме сомнений, страхов и безнадежности
Друг о друге они ничего не знают, и хотя контрольная инстанция действует безошибочно, но в силу своей природы она всегда опаздывает, потому и могут возникнуть всякие незначительные недоразумения.
И потекли часы, часы общего дыхания, общего сердцебиения, часы, когда К. непрерывно ощущал, что он заблудился или уже так далеко забрел на чужбину, как до него не забредал ни один человек, – на чужбину, где самый воздух состоял из других частиц, чем дома, где можно было задохнуться от этой отчужденности, но ничего нельзя было сделать с ее бессмысленными соблазнами – только уходить в них все глубже, теряться все больше.
Но прошло уже несколько месяцев, если не лет, с тех пор как отдел А впервые написал нам, и это понятно: ведь если бумага, как полагается, идет правильным путем, то она попадает в свой отдел самое позднее через день и в тот же день ей дается ход; но ежели она как-то пойдет не тем путем – а при такой отличной постановке дела, как в нашей организации, нужно чуть ли не нарочно искать не тот путь, – ну, тогда, тогда, конечно, все идет очень долго.
Письмо было неодинаковое, в некоторых фразах к нему обращались как к свободному человеку, чью личную волю признают, – это выражалось в обращении и в той фразе, где говорилось о его пожеланиях. Но были такие выражения, в которых к нему скрыто или явно относились как к ничтожному, почти незаметному с высокого поста работнику, будто высокому начальству приходилось делать усилие, чтобы «не терять его из виду», а непосредственным его начальником оказался сельский староста, ему надо было даже отчитываться перед ним.
Они лежали вместе, но уже не в той одержимости, что прошлой ночью. Чего-то искала она, и чего-то искал он, бешено, с искаженными лицами, вжимая головы в грудь друг друга, но их объятия, их вскидывающиеся тела не приносили им забвения, еще больше напоминая, что их долг – искать; и как собаки неистово роются в земле, так зарывались они в тела друг друга и беспомощно, разочарованно, чтобы извлечь хоть последний остаток радости, пробегали языками друг другу по лицу. Только усталость заставила их благодарно затихнуть
Хозяйство тут, как видно, такое, что при одной только мысли, что контроль отсутствует, человеку становится жутко

On the bookshelvesAll

Vladimir Fedotov

100 лучших книг всех времен и народов

Natalia Beloshytskaya

Классика

Иван

100 книг, которые нужно прочитать, чтобы понимать себя и других

The Question

Книги, от которых становится не по себе

Related booksAll

Related booksAll

Франц Кафка

Процесс

Франц Кафка

Превращение

Франц Кафка

Мост

Франц Кафка

Исследования одной собаки

Франц Кафка

Обыкновенная история

Альбер Камю

Посторонний

Франц Кафка

В исправительной колонии

On the bookshelvesAll

100 лучших книг всех времен и народов

Классика

100 книг, которые нужно прочитать, чтобы понимать себя и других

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)