Read

Милый друг

Ги де Мопассан славится своим мастерством изысканно рисовать человеческие пороки, окутывая свои описания порочными и страстными любовными историями, а своих героев – ореолом таинственной смеси дьявольского и соблазнительного. Роман «Милый друг» повествует о несчастной судьбе ловеласа из высшего общества, у которого, тем не менее, не было ничего кроме его уникальной способности обольщать.
more
Impression
Add to shelf
Already read
381 printed pages
Классика

ImpressionsAll

👍
🎯Worthwhile

И восхищаешься им и презираешь, так как таким человек не каждый сможет быть.

Anastasia Vyalykh
Anastasia Vyalykhshared an impression7 months ago
🚀Unputdownable

Прекрасный, эмоциональный и увлекающий язык автора повествует об ужасном, порочном и беспринципном человеке, который идёт по головам и сердцам людей. Герои - как в жизни, у каждого свои сильные и слабые стороны, свои достоинства и недостатки. Хочется сразу же начать читать следующую книгу Мопассана.

👍
🚀Unputdownable

Прочитать стоит. В книге описывается жизнь такая, как она есть. Не советую читать людям искренне верящим в настоящую любовь. Местами г-дин Дю Руа раздражал и выводил из себя своими поступками, ну что поделать, такова жизнь со всеми её пороками.

Ksenia  Stepanenko
Ksenia Stepanenkoshared an impression2 years ago
🔮Hidden Depths

Yuriy Firman
Yuriy Firmanshared an impression15 days ago
🌴Beach Bag Book

👍
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Хорошая книга,легко читается.И какой же всё-таки этот Дюруа подлец.Но ведь именно такие люди добиваются очень многого.У каждого свои возможности и есть шанс!

👍
🚀Unputdownable

👍
💡Learnt A Lot

Сойти за человека сведущего совсем нетрудно, поверь. Все дело в том, чтобы тебя не уличили в явном невежестве. Надо лавировать, избегать затруднительных положений, обходить препятствия и при помощи энциклопедического словаря сажать в калошу других. Все люди – круглые невежды и глупы, как бревна

🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Yulia Kramarenko
Yulia Kramarenkoshared an impression2 months ago
👍

👍

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

gmslova
gmslovashared an impression4 months ago
👍

🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

👍

Интересный сюжет

Андрей
Андрей shared an impression5 months ago
🚀Unputdownable

Наглость - второе счастье.

Gulshan Jabi
Gulshan Jabishared an impression5 months ago
👍

👍
🚀Unputdownable

mayermaria
mayermariashared an impression7 months ago
💞Loved Up
🚀Unputdownable

Книга муторная, но затягивает до последней строчки.

QuotesAll

– Да, любовь – это единственная радость в жизни, но мы сами часто портим ее, предъявляя слишком большие требования.
«В чем тут секрет?» — думал он, видя, что у некоторых его коллег карманы набиты золотом, и тщетно старался понять, какие неизвестные ему средства применяют они, чтобы обеспечить себе безбедное существование. Зависть снедала его, и ему все мерещились какие-то необыкновенные подозрительные приемы, оказанные кому-то услуги, особого рода контрабанда, общепринятая и дозволенная. Нет, он должен во что бы то ни стало разгадать эту тайну, вступить в этот молчаливый заговор, раздвинуть локтями товарищей, не приглашающих его на дележ добычи.
Жизнь – гора. Поднимаясь, ты глядишь вверх, и ты счастлив, но только успел взобраться на вершину, как уже начинается спуск, а впереди – смерть. Поднимаешься медленно, спускаешься быстро.
Слова любви всегда одинаковы, – все зависит от того, из чьих уст они исходят.
– Да, любовь – это единственная радость в жизни, но мы сами часто портим ее, предъявляя слишком большие требования.
Чего вы ждете? Любви? Еще несколько поцелуев – и вы уже утратите способность наслаждаться.
Еще чего? Денег? Зачем? Чтобы покупать женщин? Велика радость! Чтобы объедаться, жиреть и ночи напролет кричать от подагрической боли?
Еще чего? Славы? На что она, если для вас уже не существует любовь?
Ну так чего же? В конечном счете все равно смерть.
Ты появляешься на свет, ты растешь, ты счастлив, ты чего-то ждешь, затем умираешь. Кто бы ты ни был – мужчина ли, женщина ли, – прощай, ты уже не вернешься на землю! И все же каждый из нас несет в себе лихорадочную и неутолимую жажду бессмертия, каждый из нас представляет собой вселенную во вселенной и каждый из нас истлевает весь, без остатка, чтобы стать удобрением для новых всходов. Растения, животные, люди, звезды, миры – все зарождается и умирает для того, чтобы превратиться во что-то иное. Но ни одно существо не возвращается назад – будь то насекомое, человек или планета.
аннексированной страны.
Говорили, что два министра заработали на этом до двадцати миллионов, и почти открыто называли имя Ларош-Матье.
Что касается Вальтера, то весь Париж знал, что он убил двух зайцев: миллионов тридцать – сорок нажил на займе и от восьми до десяти м
Стиль – это все равно что верный тон в музыке.
Сойти за человека сведущего совсем нетрудно, поверь. Все дело в том, чтобы тебя не уличили в явном невежестве. Надо лавировать, избегать затруднительных положений, обходить препятствия и при помощи энциклопедического словаря сажать в калошу других. Все люди – круглые невежды и глупы, как бревна
«Э, что мне за дело до ее прошлого! Глупо из-за такой чепухи портить себе настроение!»
Сойти за человека сведущего совсем нетрудно, поверь. Все дело в том, чтобы тебя не уличили в явном невежестве. Надо лавировать, избегать затруднительных положений, обходить препятствия и при помощи энциклопедического словаря сажать в калошу других. Все люди – круглые невежды и глупы, как бревна.
Настал час тонких намеков, тех слов, что приподнимают покровы, подобно тому, как женщины приподнимают платье, – час недомолвок и обиняков, искусно зашифрованных вольностей, бесстыдного лицемерия, приличных выражений, заключающих в себе неприличный смысл, тех фраз, которые мгновенно воссоздают перед мысленным взором все, чего нельзя сказать прямо, тех фраз, которые помогают светским людям вести таинственную, тонкую любовную игру, словно по уговору, настраивать ум на нескромный лад, предаваться сладострастным, волнующим, как объятие, мечтам, воскрешать в памяти все то постыдное, тщательно скрываемое и упоительное, что совершается на ложе страсти
– А вы что скажете, господин Дюруа, – ведь вы должны быть осведомлены на этот счет лучше, чем кто бы то ни было?
– Я, сударыня, в данном случае придаю больше значения возрасту и здоровью кандидатов, нежели их, всегда спорным, достоинствам, – не задумываясь ответил он. – Я стал бы наводить справки не об их заслугах, а об их болезнях. Я не стал бы требовать от них стихотворных переводов из Лопе де Веги, но осведомился бы о состоянии их печени, сердца, почек и спинного мозга. На мой взгляд, расширение сердца, сахарная болезнь или, еще того лучше, начало мышечной атрофии перевесят многотомные рассуждения о патриотических мотивах в поэзии варварских народов.
Его слова были встречены удивленным молчанием.
– Почему же? – улыбаясь, спросила г-жа Вальтер.
– Потому что я всюду и всегда стараюсь найти то, что может доставить удовольствие женщинам, – ответил он. – Академия же, сударыня, привлекает ваше внимание лишь тогда, когда кто-нибудь из академиков умирает. Чем больше их отправляется на тот свет, тем это должно быть для вас приятнее. Но чтобы они скорее умирали, надо выбирать больных и старых.
и слегка расставляя ноги, будто только что слез с коня.
Столько-то лет он жил, как все люди, ел, смеялся, на что-то надеялся, кого-то любил. А теперь все для него кончено, кончено навсегда. Да, жизнь! Каких-нибудь несколько дней, а затем – пустота! Ты появляешься на свет, ты растешь, ты счастлив, ты чего-то ждешь, затем умираешь. Кто бы ты ни был – мужчина ли, женщина ли, – прощай, ты уже не вернешься на землю! И все же каждый из нас несет в себе лихорадочную и неутолимую жажду бессмертия, каждый из нас представляет собой вселенную во вселенной и каждый из нас истлевает весь, без остатка, чтобы стать удобрением для новых всходов.
Сойти за человека сведущего совсем нетрудно, поверь. Все дело в том, чтобы тебя не уличили в явном невежестве. Надо лавировать, избегать затруднительных положений, обходить препятствия и при помощи энциклопедического словаря сажать в калошу других. Все люди – круглые невежды и глупы, как бревна.
Когда при тебе говорят о Цицероне или о Тиберии, ты примерно представляешь себе, о ком идет речь?
– Да, примерно.
– Ну и довольно, больше о них никто ничего не знает, кроме десятка-другого остолопов[11], которые, кстати сказать, умнее от этого не станут. Сойти за человека сведущего совсем нетрудно, поверь. Все дело в том, чтобы тебя не уличили в явном невежестве. Надо лавировать, избегать затруднительных положений, обходить препятствия и при помощи энциклопедического словаря сажать в калошу других. Все люди – круглые невежды и глупы, как бревна.
Поднимаешься медленно, спускаешься быстро
За что ухватиться? Кому излить свою скорбь? Во что нам верить?
Религии – все до одной – нелепы: их мораль рассчитана на детей, их обещания эгоистичны и чудовищно глупы.
Одна лишь смерть несомненна.

On the bookshelvesAll

Anastasiya Nagurnova

О чувствах

Natalia Beloshytskaya

Классика

Olga Ivanova

1001 Books You Must Read Before You Die

Bookriot

ЛикБез: Зарубежная классика

Related booksAll

Related booksAll

Френсис Скотт Фицджеральд

Ночь нежна

Эмили Бронте

Грозовой перевал

Гюстав Флобер

Госпожа Бовари (с предисловием Бориса Реизова)

Ги де Мопассан

Пышка

Виктор Гюго

Собор Парижской Богоматери

Франц Кафка

Превращение

Шарлотта Бронте

Джейн Эйр

On the bookshelvesAll

О чувствах

Классика

1001 Books You Must Read Before You Die

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)