Read

Гедель, Эшер, Бах: Эта бесконечная гирлянда

Не часто приходится держать в руках книгу, которая открывает новые миры, в которой сочетаются глубина мысли и блестящая языковая игра; книгу, которой удалось совместить ничем на первый взгляд не связанные сложные области знания. «Гедель, Эшер, Бах» — такая книга. Выдающийся американский ученый изобретает остроумные диалоги, обращается к знаменитым парадоксам пространства и времени, находит параллели между картинами Эшера, музыкой Баха и такими разными дисциплинами, как физика, математика, логика, биология, нейрофизиология, психология и дзенбуддизм. Автор размышляет над одной из величайших тайн современной науки: каким образом человеческое мышление пытается постичь самое себя
more
Impression
Add to shelf
Already read
1,331 printed pages
Научпоп

ImpressionsAll

sup boi
sup boishared an impression2 years ago
👍
🎯Worthwhile

Анбеливбл, соу найс энд тру

Любовь на век

Dmitry Naumenko
Dmitry Naumenkoshared an impression10 months ago
👍
🚀Unputdownable

Aida Pacheva
Aida Pachevashared an impressionlast year
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Крутотень

kyhuqwe
kyhuqweshared an impressionlast year
🚀Unputdownable

QuotesAll

Так я обнаружил, что, когда я «думаю по-французски» мне в голову приходят совсем иные мысли, чем когда я «думаю по-английски»!
Зачем переводить книгу, которая уже была переведена так хорошо, как только возможно?» Мой ответ прост: это делается из любви. И любовь эта как раз и рождается из восхищения другими переводами.
я обнаружил, что, когда я «думаю по-французски» мне в голову приходят совсем иные мысли, чем когда я «думаю по-английски»! Мне захотелось понять, что же главнее, язык или мысли? Способ передачи сообщения или само сообщение? Форма или содержание? И кто же всем этим управляет? Есть ли в моем мозгу место для меня самого?
Критский философ Эпименид был автором бессмертного суждения: «Все критяне — лжецы».
Маленький гармонический лабиринт. Этот Диалог основан на органной пьесе Баха того же названия. Это забавное введение в понятие рекурсивных — то есть вложенных одна в другую — структур. Основная история, вместо того, чтобы закончиться, обрывается на полпути, так что читатель зависает в воздухе. Одна из историй-матрешек касается модуляций в музыке и, в особенности, в одной органной пьесе, заканчивающейся в неправильной тональности, так что слушатель зависает в воздухе.
под поверхностью каких бы то ни было слов на любом языке лежат чистые МЫСЛИ, которые по определению должны быть глубже, чем слова, глубже, чем любая грамматика.
Позвольте мне начать с истории, случившейся со мной в раннем детстве, — по-моему, эта история довольно показательна. Когда мне было три или четыре года, меня внезапно поразила сияющая, таинственная красота того факта, что ДВЕ ДВОЙКИ — ЭТО ЧЕТЫРЕ. Только маленький ребенок может любить что-либо так глубоко, с таким самозабвением. Может быть, дело было в том, что маленький Дагги подсознательно почувствовал, что эта короткая фраза двусмысленна, что в ней одновременно заключены две различных истины, одна — о понятии «2 + 2», другая — о понятии «2 × 2» (впрочем, сомневаюсь, что в те времена я знал что-либо об умножении). Другое возможное объяснение моей очарованности понятием «двух двоек» — то, что оно прилагало идею к себе самой — а именно, идею двойки к самой этой двойке «Давайте-ка возьмем двойку ДВА раза!»
критерии разума:
гибко реагировать на различные ситуации;
извлекать преимущество из благоприятного стечения обстоятельств;
толковать двусмысленные или противоречивые сообщения;
оценивать различные элементы данной ситуации по степени их важности;
находить сходство между ситуациями, несмотря на возможные различия;
Критский философ Эпименид был автором бессмертного суждения: «Все критяне — лжецы»
Написанная философом Говардом Делонгом, она называлась «Краткий очерк математической логики»
Yury
Yuryhas quoted23 days ago
Болезнь Молли подвигла меня на прочтение пары книг о мозге — и я был поражен кажущейся бессмысленностью того, что неодушевленные молекулы, собранные вместе в некую сложную структуру, могут служить местонахождением самосознания, «внутреннего света».
Говардом Делонгом, она называлась «Краткий очерк математической логики»
Это все равно, что пытаться поднять самого себя на воздух за шнурки от собственных ботинок. (Кажется, нам-таки никуда не деться от этих Странных Петель)
Могут ли языки — или даже сам разум разноязычных людей — быть „отображены“ один на другой?» Как вообще возможна коммуникация между мозгами двух разных людей? Что между ними общего? Может ли мозг, в некоем объективном смысле, быть понят другим мозгом? Для возможного ответа используется географическая аналогия.
mari
marihas quotedlast month
В семнадцатом веке Паскаль и Лейбниц разработали машины для выполнения установленных операций сложения и умножения. К сожалению, эти машины не имели памяти и не были, в современном понимании этого слова, программируемыми
Если бы я был поискушеннее, я мог бы понять, что на самом деле я искал третью бинарную операцию в натуральной (и бесконечной) последовательности «сложение, умножение, возведение в степень.
гибко реагировать на различные ситуации;
извлекать преимущество из благоприятного стечения обстоятельств;
толковать двусмысленные или противоречивые сообщения;
оценивать различные элементы данной ситуации по степени их важности;
находить сходство между ситуациями, несмотря на возможные различия;
находить разницу между ситуациями, несмотря на возможное сходство;
создавать новые понятия, по-новому соединяя старые;
выдвигать новые идеи.
Говардом Делонгом, она называлась «Краткий очерк математической логики»
«самости» — той бесконечно ускользающей сущности, которая заключена в крохотном, всего из одной буквы, слове «Я».
Мне же казалось, что под поверхностью каких бы то ни было слов на любом языке лежат чистые МЫСЛИ, которые по определению должны быть глубже, чем слова, глубже, чем любая грамматика

On the bookshelvesAll

Миша Дегтярев

Ноты и нейроны: книги о музыке

Ta Sha

Манн, Иванов и Фербер

Даниил Трабун

Психи и гении: их мысли и сны

Ната

Через книжные полки к звёздам

Related booksAll

Related booksAll

Даглас Хофштадтер, Дэниел Деннет

Глаз разума

Владимир Успенский

Апология математики, или О математике как части духовной культуры

Джефф Хокинс, Сандра Блейксли

Об интеллекте

Дэвид Дойч

Структура реальности

Ли Смолин

Возвращение времени. От античной космогонии к космологии будущего

Роджер Пенроуз

Тени разума. В поисках науки о сознании

Лев Клейн

Гармонии эпох. Антропология музыки

On the bookshelvesAll

Ноты и нейроны: книги о музыке

Манн, Иванов и Фербер

Психи и гении: их мысли и сны

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)