Сахарный Кремль, Владимир Сорокин
Read

Сахарный Кремль

«Сахарный Кремль» – роман-антиутопия, мощное продолжение революционного памфлета «День опричника» культового автора, виртуоза и провокатора Владимира Сорокина.
В «Сахарный Кремль» перекочевали герои и реалии романа «День опричника». Здесь тот же сюрреализм и едкая сатира, фантасмагория, сквозь которую просвечивают узнаваемые приметы современной российской действительности. В продолжение темы автор детализировал уклад России будущего, где топят печи в многоэтажках, строят кирпичную стену, отгораживаясь от врагов внутренних, с врагами внешними борются опричники; ходят по улицам юродивые и карлики, а в домах терпимости девицы, в сарафанах и кокошниках встречают дорогих гостей. Сахар и мед, елей и хмель, конфетки-бараночки – все рассказы объединяет общая стилистика, сказовая, плавная, сладкая. И от этой сладости созданный Сорокиным жуткий мир кажется еще страшнее.
more
Impression
Add to shelf
Already read
169 printed pages
Современная прозаИстория

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Ramil Agliev
Ramil Aglievshared an impression2 years ago
💀Spooky
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable
😄LOLZ

Витиевата речь в книге сей, да мысль глубокую, предвидческую она образует.

Ivan Ershov
Ivan Ershovshared an impression3 months ago
🎯Worthwhile

👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
😄LOLZ

Смешной и страшный сборник рассказов во вселенной "Дня опричника". Есть два авторемейка - рассказы "Очередь" (одноименная повесть) и "Письмо" (близкий по духу к письму из "Нормы")

b3161765883
b3161765883shared an impression7 months ago
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Это не Сорокин должен прекратить писать такое, а россияне должны прекратить делать отвратительные вещи и тем спасти Россию. Нечего на зеркало пенять, коли такие дела творим!

Настя
Настяshared an impression10 months ago
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

swoosh666
swoosh666shared an impression10 months ago
👍

Sergey Senatorov
Sergey Senatorovshared an impression11 months ago

Спорно

👍
💀Spooky

Ужасно, но уже процентов на 40, сбылось. Сорокин прекрати писать и учить власть что ей с Россией делать.

zfa
zfashared an impressionlast year
👍
💡Learnt A Lot
😄LOLZ

Кстати, при всем великолепии сюжетном и стилистическом ("Айвовое варенье июльского заката уж протекло-капнуло на пыльно-душное, уставшее и намыкавшееся за день Замоскворечье"), чем-то мне "Сахарный кремль" напомнил "Норму", где советские граждане говно ели и "норма" было единственным связующим элементом в разрозненных и ничем не связанных рассказах.

"Сахарный кремль" в этом плане полностью выстроен как первая часть "Нормы", но тут вместо "нормы" говна, повторяющийся элемент в виде кремля из сахара (прям бери и связывай в намек на горькое прошлое и сладкое будущее).

Даже рассказ "На заводе", где эти кремли изготавливают, перекликивается с эпизодом из детского сада, детских горшков и больших бочек в "Норме".

А написанное в эпистолярном стиле "Письмо" сестре, начинающееся вроде нормально, но постепенно скатывающееся в жалобу, потом в безумный набор слов без разделительных знаков, и заканчивающееся повторяющимся десять строчек подряд "я больше никогда не буду", это же прям по стилю один в один "Часть пятая" "Нормы", где пенсионер с дачи отправляет письма какому-то Марку Петровичу, написанные сначала в уважительном стиле, но в дальнейшем постепенно переходящие в ругань и заканчивающиеся чем-то таким: "апрвапр вап вааааа ааааааа".

Но в целом, интересный конечно мир. Надеюсь, останется он только на бумаге. И на полгодика-годик Сорокина, пожалуй, отложу.

Светлана
Светланаshared an impressionlast year
💀Spooky

Вид на город будет лучше, если сесть в бомбардировщик.
Сложночитаемая, неприятная книга. Со сложными для восприятия идеями и аллегориями.
Сорокина я больше читать вряд ли буду. Тем не менее , время потраченное на сахарный кремль, не считаю потерянным.

QuotesAll

Теперь уже все в Москве печи топят по утрам, готовят обед в печи русской, как Государь повелел. Большая это подмога России и великая экономия газа драгоценного.
Когда спокойно спит страна,
Не спят,
не спят,
не спят
Чекисты среднего звена.
Затрещала береста, Марфуша поверх шишек пук щепы березовой сунула, патрубок вставила, да другой конец – в дырку в стене. Там, за стеною – труба печная, общая, на весь их шестнадцатиэтажный дом.
Мелькает-перекатывается в дыму табачном какой-то Пургенян, как говорят, известный надуватель щек и испускатель ветров государственных, бьют друг друга воблой по лбу двое дутиков,Зюга и Жиря, шелестит картами краплеными околоточный Грызло, цедят квасок с газомцирковые, разгибатель подков Медведко и темныйфокусник Пу И Тин, хохочет утроб-но круглыйдворник Лужковец, грустно кивает головою сладенькийгрустеня Гришка Вец.
Экономия! Иностранное слово… А по-русски – бережливость.
Кремль великий нам сияет и мы все счастливы совсем когда все хорошо бывает
валах темных, лезли в писю железными крюками электрическим
Тяжеловесно лицо Охлопа, сурово, значительно.
Фролович. А погорельцы – все в Москву и прут! Конечно, подавать перестанут, а как же! На Тверской вон нищих – не протолкнешься! Напасешься разве ж на всех денег?
Ванюша. В Москву погорельцы едут, потому что в Москве людей много. И думают погорельцы так, что у каждого человека милостыню попросить можно. Вот как они думают.
Софрон. Да попросить-то можно. А вот – подаст ли сей человек?
Фролович. У москвичей сердца ледяные. Их слезами не растопишь. А песни наши им даром не нужны.
Ведь за Стеною Великой – киберпанки окаянные, которые газ наш незаконно сосут, католики лицемерные, протестанты бессовестные, буддисты безумные, мусульмане злобные и просто безбожники растленные, сатанисты, которые под музыку проклятуюна площадях трясутся, наркомы отмороженные, содомиты ненасытные, которые друг другу в темноте попы буравят, оборотни зловещие, которые образ свой, Богом данный, меняют, и плутократы алчные, и виртуалы зловредные, и технотроны беспощадные, и садисты, и фашисты, и мегаонанисты. Про этих мегаонанистов Марфуше подружки рассказывали, что это европейские бесстыдники, которые в подвалах запираются, пьют огненные таблетки и письки себе теребят специальными теребильными машинками. Снились мегаонанисты Марфушеньке уже дважды, ловили ее в подвалах темных, лезли в писю железными крюками электрическими. Страшно…
Растет, растет Стена Великая, отгораживает Россию от врагов внешни
радоваться, стоять с глазами открытыми, хорошими глазами а в тех глазах у всех будет свой Кремль тысячи миллионы Кремлей белых в глазах правильных людей которые умеют правильно славить и все делать правильно и хорошо и умеют прилежно смотреть на белый Кремль наш родной и святой а другого не надобно токмо бы стоял он на месте своем и ничего бы не мешало а смотреть надобно тихо и спокойно дабы не спугнуть и не разрушить не напрягая глаз а просто чтобы глаза спокойные смотрели смотрели смотрели и все спокойно будет и хорошо и всем будет хорошо и все люди будут счастливы во веки веков ежели токмо научатся правильно смотреть на Кремль белый и ничего другого не надобно не хорошо другое вовсе а токмо смотреть и смотреть смотреть и смотреть и чтобы глаза не закрылись ни у кого у всех очи должны быть открыты и хорошо правильно открыты а так что в них все было бы хорошо и Кремль белый стоял бы в очах у всех и у каждого честного человека чтобы душенька зашлась от радости и чтобы восторг и правильное зрение
за Стеною Великой – киберпанки окаянные, которые газ наш незаконно сосут, католики лицемерные, протестанты бессовестные, буддисты безумные, мусульмане злобные и просто безбожники растленные, сатанисты, которые под музыку проклятуюна площадях трясутся, наркомы отмороженные, содомиты ненасытные, которые друг другу в темноте попы буравят, оборотни зловещие, которые образ свой, Богом данный, меняют, и плутократы алчные, и виртуалы зловредные, и технотроны беспощадные, и садисты, и фашисты, и мегаонанисты.
С воплями-завываниями вбегает в кабак Пархановна, известная кликуша московская. Толстопуза она, кривонога, нос картошкой, сальные пряди над угреватым лбом трясутся, на груди икона с Юрой Гагариным сияет, на животе за кушаком поблескивает позолоченный совок. Встает Пархановна посреди кабака, крестится двумя руками и кричит что есть мочи:
– Шестая империя!! Шестая империя!!!
– Иди поешь! – успокаивают ее ремесленные
Для завершения Великой Русской Стены осталось положить 62 876 543 кирпича.
сосед по даче думский дьяк Рябоконь уж как-то слишком явноживет по средствам
как жгли на площади Красной русские люди паспорта свои заграничные, и про Возрождение Руси, и про героических опричников, врагов внутренних давящих, и про прекрасных детей Государя и Государыни
покойный Цао говорил? Не отделяйся. Проси со всеми. Ибо всем дают больш
Тьфу ты, жопа-антилопа!
наркомы отмороженные, содомиты ненасытные, которые друг другу в темноте попы буравят, оборотни зловещие, которые образ свой, Богом данный, меняют, и плутократы алчные, и виртуалы зловредные, и технотроны беспощадные, и садисты, и фашисты, и мегаонанисты. Про этих мегаонанистов Марфуше подружки рассказывали, что это европейские бесстыдники, которые в подвалах запираются, пьют огненные таблетки и письки себе теребят специальными теребильными машинками. Снились мегаонанисты Марфушеньке уже дважды, ловили ее в подвалах темных, лезли в писю железными крюками электрическими. Страшно…

Related booksAll

Голубое Сало, Владимир Сорокин
Владимир Сорокин
Голубое Сало
День опричника, Владимир Сорокин
Владимир Сорокин
День опричника
Заплыв (сборник), Владимир Сорокин
Владимир Сорокин
Заплыв (сборник)
Лед, Владимир Сорокин
Владимир Сорокин
Лед
Сердца четырех, Владимир Сорокин
Владимир Сорокин
Сердца четырех
Метель, Владимир Сорокин
Владимир Сорокин
Метель
Путь Бро, Владимир Сорокин
Владимир Сорокин
Путь Бро
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)