Read

Не только о велоспорте: мое возвращение к жизни

Знаменитый американский велогонщик — о том, как преодолевал смертельное заболевание, и о победах в велопробегах.
more
Impression
Add to shelf
Already read
612 printed pages

ImpressionsAll

b3617483709
b3617483709shared an impression3 months ago
🎯Worthwhile

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
💧Soppy

Ann Kuzina
Ann Kuzinashared an impression10 months ago
👍

✔️

👍
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

👍

Реальная история реально выжившего Человека

QuotesAll

если тебе суждено чего-то достичь, ты достигнешь этого своими силами, потому что никто за тебя этого не сделает
вили на этот раз?
Он занимался с нашей командой очень серьезно: мы тренировались каждое утро с 5:30 до 7:00.
Но на холм не взлетишь. На холм
поднимаешься мучительно, преодолевая боль,- и, может быть, если работаешь достаточно
усердно, окажешься на вершине раньше других. Рак такой же. Здоровые, сильные люди заболевают раком; они делают всё возможное и невозможное, чтобы победить свою болезнь, но все равно умирают. Это главная правда, которую вы должны знать. Люди умирают. Когда знаешь это, остальное уже кажется неважным. Просто мелочью
Болезнь заставила меня отбросить гордыню, открыть глаза и
трезво оценить свою жизнь. Я видел в ней множество достойных порицания эпизодов:
примеры недостойного поведения; начатые, но не доведенные до конца дела; различные проявления слабости.
Когда я болел, то видел в каждом дне своей жизни больше красоты, триумфа и правды, чем в любой велогонке,- и это были человеческие моменты, а не какие-то чудеса.
Я был спортсменом мирового класса, имеющим особняк на берегу реки, ключи от "Porsche" и приличный счет в банке. Я был одним из лучших велогонщиков в мире, и моя карьера являлась идеальным примером успеха. А вернулся другим человеком в самом буквальном смысле. Можно сказать, что прежний я умер и обрел вторую жизнь. Даже тело мое стало другим, потому что в процессе химиотерапии я потерял всю свою мускулатуру, и, когда накачал мышцы снова, они были
уже другие - не те, что прежде.
Может быть, водители грузовиков потому и пытаются постоянно наехать на меня: они видят мои женоподобные лодыжки и, исполнившись презрения ко мне, не сбавляют скорость.
Превращай препятствия в благоприятные возможности, негатив - в позитив", я понимал, что она говорила обо мне, о своей решимости во что бы то ни стало
вывести меня в люди.
Ничто не пропадает зря
, все потом используется, и
старые раны и обиды становятся топливом
Поверьте, это может случиться. Велосипедисты ведут нескончаемую войну с водителями грузовиков, которые сбивали меня столько раз и во стольких странах, что я уже и счет потеря
Лайза и мама не могли удержаться от слез. Но я, как ни странно, был совершенно спокоен. «Напряженная получилась неделя», — сказал я себе.
благотворительный фонд и спросил у доктора Николса, что он мог бы посоветовать на этот счет. Мне было еще не совсем ясно, какой будет основная цель этой организации; я знал лишь, что моя миссия — служить людям так, как мне еще не доводилось, и что я буду относиться к этому делу как к самому важному в своей жизни. В
Мне казалось, я знаю, что такое страх, пока не услышал слова: «У вас рак». Когда приходит настоящий страх, его не спутаешь ни с чем: это ощущается так, словно вся кровь в организме начинает течь не в ту сторону. Все мои прежние страхи — боязнь не понравиться кому-то, боязнь насмешек, боязнь потерять деньги — вдруг показались мелкими и незначительными. Теперь все в жизни виделось по-другому. Повседневные неприятности — лопнувшая шина, потеря работы, транспортная пробка — были пересмотрены мною с точки зрения приоритетов: что необходимо, а что желательно, что является реальной проблемой, а что мелкой царапиной. Болтанка в самолете — это всего лишь болтанка в самолете; это не рак.
— Лэнс, послушай меня. В лечении рака произошли значительные подвижки. От него можно вылечиться. Мы должны постараться сделать все возможное. Мы победим, чего бы это ни стоило. — Хорошо, — сказал я. — Согласен. Рик вызвал доктора Ривса. — Что я должен делать? Давайте начнем. Давайте убьем эту заразу. Во что бы то ни стало. Я хотел приступить к лечению прямо сейчас. Не сходя с места. Я готов был лечь под нож хирурга в тот же час. Я бы сам нацелил на себя лучевую пушку, если бы это помогло. Но Ривс терпеливо объяснил мне план действий на утро: я приеду в больницу рано утром, чтобы пройти целый ряд тестов и анализов и дать онкологу возможность определить степень развития рака, после чего мне хирургическим путем удалят яичко. Я встал и направился к выходу. Мне еще нужно было сделать множество звонков, в том числе матери; как-никак мне предстояло сообщить ей, что ее единственный ребенок болен раком- Я сел в машину и поехал по извилистым улицам домой, на берег озера. Впервые в жизни я ехал медленно. Я был в шоке. Бог мой, я никогда больше не смогу соревноваться. Бог мой, я умру. Бог мой, у меня никогда не будет семьи. Все эти мысли путались, сменяя друг друга. Но первой была такая: Бог мой, я никогда больше не смогу соревноваться. Я взял телефон и позвонил Биллу Стэпл-тону. — Билл, у меня плохие новости, — сказал я. — Что такое? — встревоженно спросил он. — Я заболел. Моей карьере конец. — Что? — Все кончено. Я болен, я никогда больше не смогу соревноваться, и у меня уже ничего в жизни не будет. Я отключил связь. Я тащился к дому на первой передаче, не имея сил даже нажать на педаль газа и оплакивая все, что имел: свой мир, свою профессию, свое «я». Я выехал сегодня из дома несокрушимым и непобедимым 25-летним молодцом. Рак изменил в моей жизни все: он не только погубил мою карьеру, но и лишил меня всего моего прежнего «я». Я начинал свою жизнь практически с нуля. Моя мать работала секретаршей в Плано, но с помощью велосипеда я кое-чего в жизни достиг. В то время как другие дети занимались плаванием, я после школы крутил педали, потому что именно в этом видел свой единственный шанс. Каждый завоеванный приз, каждый заработанный доллар я оплатил литрами пота, а что мне делать теперь? Кем я буду, если перестану быть велосипедистом мирового класса Лэнсом Армстронгом?Больным человеком. Я подъехал к дому. Там звонил телефон. Войдя, я бросил ключи на шкафчик. Телефон не умолкал. Я снял трубку. Это был мой друг Скотт Макичерн, представитель фирмы «Nike», «приписанный» ко мне. — Эй, Лэнс, что происходит? — Многое, — мрачно ответил я. — Многое происходит. — Что ты имеешь в виду? — Я, гм… Мне еще не случалось произносить такое вслух. — Что? — спросил Скотт. Я открыл рот, закрыл его, открыл снова. — У меня рак, — наконец выдавил я. И заплакал. И в этот момент ко мне пришла еще одна мысль. Я мог потерять и жену. Не только спорт. Я мог потерять жизнь

On the bookshelvesAll

Yana Yanina

О беге. И не только

TEDx

TEDx-библиотека

Вячеслав Вараксин

11 лучших книг для марафонцев и железных людей

42mag

Нордкап: из безграничной необъятности приходит фиалковый туман

Related booksAll

Related booksAll

А.Лоленко, Усэйн Болт

Быстрее молнии. Моя автобиография

Геннадий Швец

Я бегу марафон

Федор Конюхов

Сила веры. 160 дней и ночей наедине с Тихим океаном

Крисси Веллингтон, Майкл Айлвин

Жизнь без границ. История чемпионки мира по триатлону в формате Ironman

Беар Гриллс

Истинное мужество. Реальные истории о героизме и мастерстве выживания, сформировавшие мою личность

Дмитрий Горбунов

Бегом из офиса

Харуки Мураками

О чем я говорю, когда говорю о беге

On the bookshelvesAll

О беге. И не только

TEDx-библиотека

11 лучших книг для марафонцев и железных людей

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)