Флейта-позвоночник, Владимир Маяковский
ru
Free
Read

Флейта-позвоночник

В этой книге — избранная лирика «раннего» Владимира Маяковского. Здесь трагедия, стихотворения, поэмы. В приложении — стихи, воспоминания, статьи, посвященные Маяковскому. Это часть давнего спора о поэте… Вот почему иные тезисы дискуссионны. Тексты автора печатаются, в основном, по изданию Владимир Маяковский. Полное собрание сочинений.
more
Impression
Add to shelf
Already read
25 printed pages
Бесплатно

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Ирина
Иринаshared an impression2 years ago
🚀Unputdownable

Алёна
Алёнаshared an impression2 years ago
👍

QuotesAll

Может быть, от дней этих,
жутких, как штыков острия,
когда столетия выбелят бороду,
останемся только
ты
и я,
бросающийся за тобой от города к городу.
За всех вас,
которые нравились или нравятся,
хранимых иконами у души в пещере,
Версты улиц взмахами шагов мну
строчкам Бальмонта:
Играть на скрипке людских рыданий,
На тайной флейте своих же болей,
И быть воздушным, как миг свиданий,
И нежным-нежным, как цвет магнолий, —
и указание на более ранние тексты самого Маяковского — трагедию "Владимир Маяковский":
Ищите жирных в домах-скорлупах
и в бубен брюха веселье бейте!
Схватите за ноги глухих и глупых
и дуйте в уши им, как в ноздри флейте, —
Я душу над пропастью натянул канатом, жонглируя словами, закачался над ней. Знаю, любовь его износила уже. Скуку угадываю по стольким признакам. Вымолоди себя в моей душе. Празднику тела сердце вызнакомь.
Может быть, от дней этих,
жутких, как штыков острия,
когда столетия выбелят бороду,
останемся только
ты
и я,
бросающийся за тобой от города к городу.

Будешь за море отдана,
спрячешься у ночи в норе -
я в тебя вцелую сквозь туманы Лондона
огненные губы фонарей.

В зное пустыни вытянешь караваны,
где львы начеку,-
тебе
под пылью, ветром рваной,
положу Сахарой горящую щеку.
Улыбку в губы вложишь,
смотришь -
тореадор хорош как!
И вдруг я
ревность метну в ложи
мрущим глазом быка.

Вынесешь на мост шаг рассеянный -
думать,
хорошо внизу бы.
Это я
под мостом разлился Сеной,
зову,
скалю гнилые зубы.
С другим зажгешь в огне рысаков
Стрелку или Сокольники.

Это я, взобравшись туда высоко,
луной томлю, ждущий и голенький.
Сильный,
понадоблюсь им я -
велят:
себя на войне убей!
Последним будет
твое имя,
запекшееся на выдранной ядром губе.

Короной кончу?
Святой Еленой?
Буре жизни оседлав валы,
я - равный кандидат
и на царя вселенной,
и на
кандалы.

Быть царем назначено мне -
твое личико
на солнечном золоте моих монет
велю народу:
вычекань!
А там,
где тундрой мир вылинял,
где с северным ветром ведет река торги,-
на цепь нацарапаю имя Лилино
и цепь исцелую во мраке каторги.
крики в строчки выгранивал,
Только -
слышишь! -
убери проклятую ту,
которую сделал моей любимою!
Видишь ли, какую ничтожную вещь ты из меня делаешь? Ты хочешь играть на мне, ты хочешь проникнуть в тайны моего сердца, ты хочешь испытать меня от низшей до высочайшей ноты. Вот в этом маленьком инструменте много гармонии, прекрасный голос — и ты не можешь заставить говорить его. Чёрт возьми, думаешь ты, что на мне легче играть, чем на флейте?.."
Возьму сейчас и грохнусь навзничь и голову вымозжу каменным Невским!
Бог доволен.
Под небом в круче
измученный человек одичал и вымер.
Бог потирает ладони ручек.
Думает бог:
погоди, Владимир!
Вот я богохулил. Орал, что бога нет, а бог такую из пекловых глубин, что перед ней гора заволнуется и дрогнет, вывел и велел: люби!
Какому небесному Гофману
Забуду год, день, число.
Запрусь одинокий с листом бумаги я.
Творись, просветленных страданием слов
нечеловечья магия!
а бог такую из пекловых глубин,
что перед ней гора заволнуется и дрогнет,
вывел и велел:
люби!
Мысли, крови сгустки, больные и запекшиеся, лезут из черепа.
Короной кончу?
Святой Еленой?
Буре жизни оседлав валы,
я - равный кандидат
и на царя вселенной,
и на
кандалы.
Буре жизни оседлав валы,
я - равный кандидат
и на царя вселенной,
и на
кандалы.
возьми и вздерни меня, преступника.
Знаю, каждый за женщину платит. Ничего, если пока тебя вместо шика парижских платьев одену в дым табака.

On the bookshelvesAll

Русское, Лиза Шахова
Лиза Шахова
Русское
Книги бессмертные, Антон Мякшев
Антон Мякшев
Книги бессмертные
Поэзия, Анастасия Циркуль-Леви
Анастасия Циркуль-Леви
Поэзия
Детская поэзия, Люся Дивная
Люся Дивная
Детская поэзия

Related booksAll

Про это, Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Про это
Лиличка!, Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Лиличка!
Стихотворения (1922 - февраль 1923), Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Стихотворения (1922 - февраль 1923)
Люблю, Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Люблю
Послушайте!, Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Послушайте!
Стихотворения (1912–1917), Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Стихотворения (1912–1917)
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)