Про это, Владимир Маяковский
ru
Free
Read

Про это

Лиля Брик «умела быть грустной, женственной, капризной, гордой, пустой, непостоянной, влюбленной, умной и какой угодно». Одни современники считали ее Музой Маяковского, другие — его злым гением; одни восторгались ею, а другие испытывали к ней острую неприязнь. Но в памяти потомков она останется, прежде всего, женщиной, которой Маяковский посвятил свои лучшие лирические строки и от чар которой поэт так и не смог освободиться.
more
Impression
Add to shelf
Already read
21 printed pages
Бесплатно

Related booksAll

Про это, Владимир Маяковский
Про это
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Larisa Belkina
Larisa Belkinashared an impression6 months ago
👍
😄LOLZ

Всегда прекрасен и бодр!)

Katya Polischuk
Katya Polischukshared an impression24 days ago
👍
🚀Unputdownable

mary
maryshared an impression10 months ago
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💞Loved Up

"страшно - не любить, ужас - не сметь"

👎

🙈Lost On Me

🙈Lost On Me
💤Borrrriiinnng!

👎

👍

🔮Hidden Depths

Raccoon.
Raccoon.shared an impression2 years ago
🔮Hidden Depths

QuotesAll

Не страшно нов я. Cтрашно то,
что "он" - это я, и то, что "она"
моя
Москва
за Москвой поля примолкли. Моря
за морями горы стройны. Вселенная
вся
как будто в бинокле, в огромном бинокле (с другой стороны). Горизонт распрямился
ровно-ровно. Тесьма.
Натянут бечевкой тугой. Край один
я в моей комнате, ты в своей комнате - край другой. А между
такая,
какая не снится, какая-то гордая белой обновой, через вселенную
легла Мясницкая миниатюрой кости слоновой. Ясность.
Прозрачнейшей ясностью пытка. В Мясницкой
деталью искуснейшей выточки кабель
тонюсенький
ну, просто нитка! И всe
вот на этой вот держится ниточке.
От сердца к вискам. Эта тема день истемнила, в темень колотись - велела - строчками лбов. Имя
этой
теме: ............!
Эта тема пришла,
остальные оттерла и одна
безраздельно стала близка. Эта тема ножом подступила к горлу.
Страшно - не любить,
ужас - не сметь.
Я день,
я год обыденщине предал, я сам задыхался от этого бреда. Он жизнь дымком квартирошным выел. Звал:
решись
с этажей
в мостовые! Я бегал от зова разинутых окон, любя убегал.
Я смотрю в эти воды, к перилам прикручен канатами строк. Семь лет с меня глаз эти воды не сводят. Когда ж,
когда ж избавления срок? Ты, может, к ихней примазался касте? Целуешь?
Ешь?
Отпускаешь брюшко? Сам
в ихний быт,
в их семейное счастье намереваешься пролезть петушком?! Не думай!
Окаменели сиренные рокоты. Колес и шагов суматоха не вертит. Лишь поле дуэли
да время-доктор с бескрайним бинтом исцеляющей смерти.
Протекающая комната
Кровать.
Железки.
Барахло одеяло. Лежит в железках.
Тихо.
Вяло. Трепет пришел.
Пошел по железкам. Простынь постельная треплется плеском. Вода лизнула холодом ногу. Откуда вода?
Почему много? Сам наплакал.
Плакса.
Слякоть. Неправда
столько нельзя наплакать. Чертова ванна!
Эта тема пришла,
остальные оттерла и одна
безраздельно стала близка
Не знаю,
плачут ли,
нет медведи, но если плачут,
то именно так. То именно так:
без сочувственной фальши скулят,
заливаясь ущельной длиной
Немолод очень лад баллад, но если слова болят и слова говорят про то, что болят, молодеет и лад баллад.
Вот
фон.
В постели она.
Она лежит. Он.
На столе телефон. "Он" и "она" баллада моя. Не страшно нов я. Cтрашно то,
что "он" - это я, и то, что "она"
моя.
Стоял - вспоминаю.
Был этот блеск.
И это
тогда
называлось Невою.
Cтрашно то,
что "он" - это я, и то, что "она"
моя. При чем тюрьма?
этой теме,
и личной
и мелкой, перепетой не раз
и не пять, я кружил поэтической белкой и хочу кружиться опять
Эта тема ко мне заявилась гневная, приказала:
- Подать
дней удила! Посмотрела, скривясь, в мое ежедневное и грозой раскидала людей и дела.
Лишь поле дуэли
да время-доктор с бескрайним бинтом исцеляющей смерти.
Неправда
столько нельзя наплакать.
Смотри,
даже здесь, дорогая, стихами громя обыденщины жуть, имя любимое оберегая, тебя
в проклятьях моих
обхожу

Related booksAll

Избранное, Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Избранное
Флейта-позвоночник, Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Флейта-позвоночник
Люблю, Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Люблю
Облако в штанах, Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Облако в штанах
Стихи, Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Стихи
Лиличка!, Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Лиличка!
Стихотворения (1912–1917), Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
Стихотворения (1912–1917)
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)