Read

Камера Обскура

«Камера обскура» (1931, опубл. 1932—1933) — пятый русский роман Владимира Набокова и второй из трех его романов на «немецкую» тему. Берлинский искусствовед Бруно Кречмар, увлекшись бездарной шестнадцатилетней актриской Магдой Петерс, тайной любовницей художника Роберта Горна, бросает семью и вовлекается в глумливый околоартистический круг, не подозревая, что последствия этой пошлой интрижки окажутся для него роковыми. Расхожее выражение «любовь слепа» реализуется у Набокова в форме криминального сюжета о страсти, измене, ревности и мести, а физическая слепота, поражающая героя в финале, становится наказанием за духовную слепоту, за искаженное видение мира, за измену доброте, человечности и истинной красоте. Самый кинематографический, по мнению критиков, роман Набокова впоследствии был радикально переработан автором для англоязычного издания, озаглавленного «Смех в темноте» (1938).
more
Impression
Add to shelf
Already read
182 printed pages
Классика

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

После прочтения было столько эмоций, что больше месяца не могла взяться за чтение другой книги. Так написано, что читая проживаешь все вместе с героями. Великолепно.

🔮Hidden Depths
💞Loved Up
🚀Unputdownable
💧Soppy

П О Т Р Я С А Ю Щ Е ! ! ! !

Marianne Gryu
Marianne Gryushared an impressionlast year
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Прекрасный слог

Konstantin Ramos
Konstantin Ramosshared an impression6 months ago
👍

Откровенность внутренних чаяний героя, его неспособность борьбы с собственными слабостями, страстями может к нему читателя расположить (ибо все мы люди..), и после прочтения хочется самым изощренным образом отомстить за Кречмара, но сознание того, что последний добровольно "поместил" себя в известную камеру, заставляет и к нему испытывать некоторое отвращение.. Произведение исполнено цинизмом, и в некотором смысле поучительно, однако, без намеков на хрестоматийные постулаты.. сродни карикатуре, которую Горн рисовал в своем сознании..

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Читать всем!!! Одинаково полезна и мужчинам, и женщинам. Для формирования личности - рекомендую!!!

🚀Unputdownable
💧Soppy

Очень сильно. Прочитала за один вечер. Вся книга действительно одна натянутая пружина

Юлия
Юлияshared an impressionlast month
🎯Worthwhile

Конкордея
Конкордеяshared an impressionlast month
💀Spooky
🎯Worthwhile
🌴Beach Bag Book

clspecial
clspecialshared an impressionlast month
👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Ой, уже конец?..

👍
🚀Unputdownable

Maria Mirabella
Maria Mirabellashared an impression2 months ago
💀Spooky

Milana Fatkullina
Milana Fatkullinashared an impression2 months ago
🚀Unputdownable

Shelomentsev Di
Shelomentsev Dishared an impression2 months ago
👍

Snezhana Tcarkova
Snezhana Tcarkovashared an impression2 months ago
👍
💀Spooky
🚀Unputdownable

Gimalayskiy
Gimalayskiyshared an impression3 months ago
🌴Beach Bag Book

Nase Stepanyan
Nase Stepanyanshared an impression4 months ago
👍
💀Spooky
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

Фантастическая книга ????????????

Olga Doldo
Olga Doldoshared an impression4 months ago
🚀Unputdownable

👍
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

💞Loved Up

Потрясающий роман!

Alf Petroff
Alf Petroffshared an impressionyesterday
👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

Норм

QuotesAll

Есть множество людей, которые, не обладая специальными знаниями, умеют, однако, и воскресить электричество после таинственного события, называемого «коротким замыканием», и починить ножичком механизм остановившихся часов, и нажарить, если нужно, котлет. Кречмар к их числу не принадлежал. В детстве он ничего не строил, не мастерил, не склеивал, как иные ребята. В юности он ни разу не разобрал своего велосипеда, и когда лопалась шина, катил хромую, пищащую, как дырявая галоша, машину в ремонтное заведение. На войне он славился удивительной нерасторопностью, неумением ничего сделать собственными рукам
«Неужели ты не презираешь меня? – спросила она, стараясь улыбнуться сквозь слезы, что было очень трудно, ибо слез-то не было.
Он был из тех впечатлительных людей, которые краснеют до слез от чужой неловкости.
особая, ненавязчивая веселость, когда человек словно радуется самому себе, тихо развлекается собственным существованием.
Эта ее привычка задавать зря вопросы о предметах, не раз в ее присутствии обсуждавшихся, была следствием скорее нервности мысли, чем невнимания. Часто, задав рассеянный вопрос, Аннелиза, еще на разгоне слова, понимала уже, что давно сама знает ответ.
она слышала и читала о том, что мужья и жены вечно изменяют друг другу, – об этом были и сплетни, и поэмы, и анекдоты, и оперы. Но она была совершенно просто и непоколебимо убеждена, что ее брак – особенный брак, драгоценный и чистый, из которого ни анекдота, ни оперы не сделаешь.
особая, ненавязчивая веселость, когда человек словно радуется самому себе, тихо развлекается собственным существованием
Эта ее привычка задавать зря вопросы о предметах, не раз в ее присутствии обсуждавшихся, была следствием скорее нервности мысли, чем невнимания
Одно мгновение он побоялся, что лопнет сердце, – но вдруг полегчало, он как бы разом привык к воздуху восторга, от которого сперва задыхался, и теперь заговорил без труда, с наслаждением.
создать, например, фильму исключительно в рембрандтовских или гойевских тонах.
судьба не имела права, посулив такое блаженство, притвориться, что ничего не обещано
Берлин, майское утро, еще очень рано. В плюще егозят воробьи. Толстый автомобиль, развозящий молоко, шелестит шинами, словно по шелку. В слуховом окошке на скате черепичной крыши отблеск солнца. Воздух еще не привык к звонкам, к гудкам, и принимает, и носит эти звуки как нечто новое, ломкое, дорогое. В палисадниках цветет сирень; белые бабочки, несмотря на утренний холодок, летают там и сям, будто в деревенском саду.
Но она была совершенно просто и непоколебимо убеждена, что ее брак — особенный брак, драгоценный и чистый, из которого ни анекдота, ни оперы не сделаешь.
— но не было на свете такой мази, от которой бы стерлось воспоминание:
Директор, предоставивший Горну ложу, был существом трудноуловимым, двойственным, тройственным, отражающимся в самом себе, – переливчатым магическим призраком, тенью разноцветных шаров, тенью жонглера на театрально освещенной стене…
Господин, о котором шла речь, не был ни провинциалом, ни скромным человеком, ни даже Мюллером (фамилия, под которой он представился).
Берлин, майское утро, еще очень рано. В плюще егозят воробьи. Толстый автомобиль, развозящий молоко, шелестит шинами, словно по шелку. В слуховом окошке на скате черепичной крыши отблеск солнца. Воздух еще не привык к звонкам, к гудкам, и принимает, и носит эти звуки как нечто новое, ломкое, дорогое. В палисадниках цветет сирень; белые бабочки, несмотря на утренний холодок, летают там и сям, будто в деревенском саду.
Толстый автомобиль, развозящий молоко, шелестит шинами, словно по шелку.
Как странно, — случается катастрофа, а человек замечает какую-то картинку
Одевалась она потом с чрезвычайной быстротой, подскакивая на одной ноге, кружась, поднимая в зеркале бурю.

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Библиотека им.Ф.М.Достоевского

Мир по Набокову

Wonderzine

Что читают героини Wonderzine

semeshkinalyda

Бессмертное

Related booksAll

Related booksAll

Владимир Набоков

Король, дама, валет

Владимир Набоков

Защита Лужина

Владимир Набоков

Отчаяние

Владимир Набоков

Приглашение на казнь

Владимир Набоков

Машенька

Владимир Набоков

Дар

Владимир Набоков

Пнин

On the bookshelvesAll

Классика

Что читают героини Wonderzine

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)