ru
Free
Read

Дядя Ваня

Пьеса «Дядя Ваня» — это неподражаемый чеховский лиризм, мягкий юмор, атмосфера тоски и надежды, тревожное предчувствие грядущего…
Это удивительные чеховские герои — смешные и нежные, ранимые и насмешливые, слабые в своих поисках и стойкие в заблуждениях…

Этот особый мир чеховской драматургии, полный страстей, шепота и крика…
more
Impression
Add to shelf
Already read
53 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

🔮Hidden Depths
💧Soppy

👍

Dimon Мартын
Dimon Мартынshared an impression10 days ago
👍

Max Aleksashkin
Max Aleksashkinshared an impression19 days ago
🐼Fluffy

Santa Shakya
Santa Shakyashared an impressionlast month
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Ходили в театр на эту пьесу сразу после прочтения.
Самое сердце пьесы-кульминация и Сонины "успокаивающие" строчки. Уходили из театра с мыслью "всё тлен".

👍
💤Borrrriiinnng!

Дачный пейзаж, обреченность. Классика хорошая, но навевает скуку.

b7112739347
b7112739347shared an impression2 months ago
👍
🔮Hidden Depths

Mariya Antropova
Mariya Antropovashared an impression2 months ago
🔮Hidden Depths

Valentina Bakalova
Valentina Bakalovashared an impression3 months ago
👍

👍
🔮Hidden Depths
🚀Unputdownable

Mary G.
Mary G.shared an impression8 months ago
👍

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

👍
🔮Hidden Depths

👍

эверетт
эвереттshared an impression10 months ago
🎯Worthwhile

b1118186937
b1118186937shared an impression11 months ago
🔮Hidden Depths

👍
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable
💧Soppy

b3493062113
b3493062113shared an impressionlast year
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot

Оля Черных
Оля Черныхshared an impressionlast year
👍
🔮Hidden Depths

🔮Hidden Depths

QuotesAll

Нет ничего хуже, когда знаешь чужую тайну и не можешь помочь. (Раздумывая.) Он не влюблен в нее — это ясно, но отчего бы ему не жениться на ней? Она некрасива, но для деревенского доктора, в его годы, это была бы прекрасная жена. Умница, такая добрая, чистая… Нет, это не то, не то…

Пауза.

Я понимаю эту бедную девочку. Среди отчаянной скуки, когда вместо людей кругом бродят какие-то серые пятна, слышатся одни пошлости, когда только и знают, что едят, пьют, спят, иногда приезжает он, непохожий на других, красивый, интересный, увлекательный, точно среди потемок восходит месяц ясный… Поддаться обаянию такого человека, забыться… Кажется, я сама увлеклась немножко. Да, мне без него скучно, я вот улыбаюсь, когда думаю о нем… Этот дядя Ваня говорит, будто в моих жилах течет русалочья кровь. «Дайте себе волю хоть раз в жизни…» Что ж? Может быть, так и нужно… Улететь бы вольною птицей от всех вас, от ваших сонных физиономий, от разговоров, забыть, что все вы существуете на свете… Но я труслива, застенчива… Меня замучит совесть
Моя старая галка, maman, все еще лепечет про женскую эмансипацию; одним глазом смотрит в могилу, а другим ищет в своих умных книжках зарю новой жизни.
Да, сюжет, достойный кисти Айвазовского.
Как-то странно… Были знакомы и вдруг почему-то… никогда уже больше не увидимся.
Войницкий(с досадой). Заткни фонтан, Вафля! Телегин.
Он пьет, бывает грубоват, — но что за беда? Талантливый человек в России не может быть чистеньким. Сама подумай, что за жизнь у этого доктора! Непролазная грязь на дорогах, морозы, метели, расстояния громадные, народ грубый, дикий, кругом нужда, болезни, а при такой обстановке тому, кто работает и борется изо дня в день, трудно сохранить себя к сорока годам чистеньким и трезвым
Поглупеть-то я еще не поглупел, бог милостив, мозги на своем месте, но чувства как-то притупились. Ничего я не хочу, ничего мне не нужно, никого я не люблю…
Войницкий. О да! Я был светлою личностью, от которой никому не было светло…
Елена Андреевна. Когда вы мне говорите о своей любви, я как-то тупею и не знаю, что говорить. Простите, я ничего не могу сказать вам. (Хочет идти.) Спокойной ночи.
Войницкий. Ничего нет ужасного. Пейте, maman, чай.
Мария Васильевна. Но я хочу говорить!
Войницкий. Годы тут ни при чем. Когда нет настоящей жизни, то живут миражами. Все-таки лучше, чем ничего
Войницкий. О да! Я был светлою личностью, от которой никому не было светло…
Всю жизнь работать для науки, привыкнуть к своему кабинету, к аудитории, к почтенным товарищам — и вдруг, ни с того ни с сего, очутиться в этом склепе, каждый день видеть тут глупых людей, слушать ничтожные разговоры… Я хочу жить, я люблю успех, люблю известность, шум, а тут — как в ссылке. Каждую минуту тосковать о прошлом, следить за успехами других, бояться смерти… Не могу! Нет сил! А тут еще не хотят простить мне моей старост
Женщина может быть другом мужчины лишь в такой последовательности: сначала приятель, потом любовница, а затем уж друг.
Я стал чудаком, нянька… Поглупеть-то я еще не поглупел, бог милостив, мозги на своем месте, но чувства как-то притупились. Ничего я не хочу, ничего мне не нужно, никого я не люблю
Соня. Папа, ты сам приказал послать за доктором Астровым, а когда он приехал, ты отказываешься принять его. Это неделикатно. Только напрасно побеспокоили человека…
Серебряков. На что мне твой Астров? Он столько же понимает в медицине, как я в астрономии.
Соня. Не выписывать же сюда для твоей подагры целый медицинский факультет.
Серебряков. С этим юродивым я и разговаривать не стану.
Соня. Это как угодно. (Садится.) Мне все равно.
Серебряков. Который теперь час?
Елена Андреевна. Первый.
Серебряков. Душно… Соня, дай мне со стола капли!
Соня. Сейчас. (Подает капли.)
Серебряков(раздраженно). Ах, да не эти! Ни о чем нельзя попросить!
Соня. Пожалуйста, не капризничай. Может быть, это некоторым и нравится, но меня избавь, сделай милость! Я этого не люблю. И мне некогда, мне нужно завтра рано вставать, у меня сенокос.

Входит Войницкийв халате и со свечой.

Войницкий. На дворе гроза собирается.

Молния.

Вона как! Hеlène и Соня, идите спать, я пришел вас сменить!
Серебряков(испуганно). Нет, нет! Не оставляйте меня с ним! Нет. Он меня заговорит!
Войницкий. Но надо же дать им покой! Они уже другую ночь не спят.
Серебряков. Пусть идут спать, но и ты уходи. Благодарю. Умоляю тебя. Во имя нашей прежней дружбы, не протестуй. После поговорим.
Войницкий(с усмешкой). Прежней нашей дружбы… Прежней…
Соня. Замолчи, дядя Ваня.
Серебряков(жене). Дорогая моя, не оставляй меня с ним! Он меня заговорит.
Войницкий. Это становится даже смешно.

Входит Марина со свечой.

Соня. Ты бы ложилась, нянечка. Уже поздно.
Марина. Самовар со стола не убран. Не очень-то ляжешь.
Серебряков. Все не спят, изнемогают, один только я блаженствую.
Марина(подходит к Серебрякову, нежно). Что, батюшка? Больно? У меня у самой ноги гудут, так и гудут. (Поправляет плед.) Это у вас давняя болезнь. Вера Петровна, покойница, Сонечкина мать, бывало, ночи не спит, убивается… Очень уж она вас любила…

Пауза.

Старые что малые, хочется, чтобы пожалел кто, а старых-то никому не жалко. (Целует Серебрякова в плечо.) Пойдем, батюшка, в постель… Пойдем, светик… Я тебя липовым чаем напою, ножки твои согрею… Богу за тебя помолюсь…
Серебряков(растроганный). Пойдем, Марина.
Марина. У самой-то у меня ноги так и гудут, так и гудут! (Ведет его вместе с Соней.) Вера Петровна, бывало, все убивается, все плачет… Ты, Сонюшка, тогда была еще мала, глупа… Иди, иди, батюшка…

Серебряков, Соня и Марина уходят.
Тут мы имеем дело с вырождением вследствие непосильной борьбы за существование; это вырождение от косности, от невежества, от полнейшего отсутствия самосознания, когда озябший, голодный, больной человек, чтобы спасти остатки жизни, чтобы сберечь своих детей, инстинктивно, бессознательно хватается за все, чем только можно утолить голод, согреться, разрушает все, не думая о завтрашнем дне… Разрушено уже почти все, но взамен не создано еще ничего. (Холодно.) Я по лицу вижу, что это вам неинтересно.
Талантливый человек в России не может быть чистеньким. Сама подумай, что за жизнь у этого доктора! Непролазная грязь на дорогах, морозы, метели, расстояния громадные, народ грубый, дикий, кругом нужда, болезни, а при такой обстановке тому, кто работает и борется изо дня в день, трудно сохранить себя к сорока годам чистеньким и трезвым…
мягкий климат, меньше тратится сил на борьбу с природой, и потому там мягче и нежнее человек; там люди красивы, гибки, легко возбудимы, речь их изящна, движения грациозны. У них процветают науки и искусства, философия их не мрачна, отношения к женщине полны изящного благородства
Нет. Я не каждый день водку пью.

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Лиза Шахова

Русская классика

МТС Беларусь

10 класс

Alina Maatjes-Siletskaya

Russian

Related booksAll

Related booksAll

Антон Чехов

Три сестры

Антон Чехов

Дом с мезонином

Антон Чехов

Чайка

Антон Чехов

Дама с собачкой

Антон Чехов

Лошадиная фамилия

Антон Чехов

Душечка

Антон Чехов

Анна на шее

On the bookshelvesAll

Классика

Русская классика

10 класс

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)