Антоновские яблоки (сборник), Иван Бунин
ru
Free
Read

Антоновские яблоки (сборник)

Творчество великого русского писателя Ивана Бунина продолжает приковывать к себе внимание читателей, очарованных талантом этого мастера слова. Настоящую книгу составили лучшие рассказы и повести автора, в том числе такие известные, как «Антоновские яблоки», «Деревня», «Грамматика любви», «Господин из Сан-Франциско», «Митина любовь». http://ruslit.traumlibrary.net
more
Impression
Add to shelf
Already read
713 printed pages
Бесплатно

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Alex Ushakova
Alex Ushakovashared an impression2 years ago
👎
💩Utter Crap

QuotesAll

Теперь это легкое дыхание снова рассеялось в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре.
И, скрепивши сердце, опять брал я в руки свой страннический посох.
А в церкви все немного оробели. Притихли — и слышалось только шарканье, топот: осторожно опускали гроб на пол. Высвобождая из-под рясы мягкие, трясущиеся, маленькие руки, роздал поп короткие, тонкие свечи, дробя ярко и золотисто пылающий пук их. И, раздав, громко и привычно возгласил. И замелькали сложенные в щепотку пальцы, кланяющиеся и встряхивающиеся головы. Крепко крестились старухи, воздевая глаза к иконостасу. Блистали рассеянные по толпе огоньки, возносилось, гремело кадило. Кадили, обходя большими шагами гроб, кланялись Анисье, быстро говорили на торжественном языке, давно забытом ее нищей родиной, нестройно и притворно-смиренно пели, выражая умиление, что равна теперь она царям и владыкам, выражая надежду, что упокоится она со духи праведных.
ать к себе внимание читателей, очарованных талантом этого масте
космы пепельных облаков. Они бежали низко и быстро — и скоро, точно дым,
крохотных осликов в двуколках и на отряды мелких солдатиков, шагающих куда-то с бодрой и вызывающей музыкой; потом
черное небо чертят огнистыми полосками падающие звезды. Долго глядишь в его темно-синюю глубину, переполненную созвездиями, пока не поплывет земля под ногами. Тогда встрепенешься и, пряча руки в рукава, быстро побежишь по аллее к дому… Как холодно, росисто и как хорошо жить на свете!
— Я желал бы воспользоваться этой ручкой навеки, Александра Васильевна.
Я из рода бедных Азров,
Полюбив, мы умираем!
Ядреная антоновка — к веселому году». Деревенские дела хороши, если антоновка уродилась: значит» и хлеб уродился
Арсений Семеныч стоит и смеется.
— Жалко, что промахнулся! — говорит он, играя глазами.
Он высок ростом, худощав, но широкоплеч и строен, а лицом — красавец цыган. Глаза у него блестят дико, он очень ловок, в шелковой малиновой рубахе, бархатных шароварах и длинных сапогах.
начинаю шагать смелее, и злобный укор кому-то за все, что я выношу, радует меня.
«совсем хоть в гроб клади»
Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и — запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег. Это тархане, мещане-садовники, наняли мужиков и насыпают яблоки, чтобы в ночь отправлять их в город, — непременно в ночь, когда так славно лежать на возу, смотреть в звездное небо, чувствовать запах дегтя в свежем воздухе и слушать, как осторожно поскрипывает в темноте длинный обоз по большой дороге.
Океан с гулом ходил за стеной черными горами, вьюга крепко свистала в отяжелевших снастях, пароход весь дрожал, одолевая и ее, и эти горы, — точно плугом разваливая на стороны их зыбкие, то и дело вскипавшие и высоко взвивавшиеся пенистыми хвостами громады, — в смертной тоске стенала удушаемая туманом сирена, мерзли от стужи и шалели от непосильного напряжения внимания вахтенные на своей вышке, мрачным и знойным недрам преисподней, ее последнему, девятому кругу была подобна подводная утроба парохода, — та, где глухо гоготали исполинские топки, пожиравшие своими раскаленными зевами груды ка

On the bookshelvesAll

10 класс, Bookmate
10 класс, МТС Беларусь
МТС Беларусь
10 класс
Бунин, Владимир
Владимир
Бунин
Иван Бунин, Валерий Ветров
Валерий Ветров
Иван Бунин

Related booksAll

Родина, Иван Бунин
Иван Бунин
Родина
Иван Бунин
Под сер­пом и мо­ло­том
Иван Бунин
Пу­стыня дья­вола
В Париже, Иван Бунин
Иван Бунин
В Париже
Чаша жизни, Иван Бунин
Иван Бунин
Чаша жизни
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)