ru
Free
Read

Большой шлем

В прозе Леонида Андреева причудливо переплелись трепетная эмоциональность, дотошный интерес к повседневности русской жизни и подчас иррациональный страх перед кошмарами «железного века». Любовь и смерть, жестокосердие и духовная стойкость человека — вот главные темы его повестей и рассказов, ставших одним из высших достижений русской литературы начала XX столетия.
more
Impression
Add to shelf
Already read
14 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths

👍

🚀Unputdownable

🚀Unputdownable

bekerova
bekerovashared an impressionlast year
👍

Легко воспринимается, интересный

nasty199830234
nasty199830234shared an impression2 years ago
👍
🔮Hidden Depths

Очень трогательное произведение! Очень понравилось!

QuotesAll

Они играли в винт три раза в неделю: по вторникам, четвергам и субботам; воскресенье было очень удобно для игры, но его пришлось оставить на долю всяким случайностям: приходу посторонних, театру, и поэтому оно считалось самым скучным днем в неделе.
Проходил в памяти весь сегодняшний вечер, начиная с пяти бубен, которые сыграл покойный, и кончая этим беспрерывным наплывом хороших карт, в котором чувствовалось что-то страшное. И вот Николай Дмитриевич умер — умер, когда мог наконец сыграть большой шлем.
Люди хотели и добивались от них своего, а карты делали свое, как будто они имели свою волю, свои вкусы, симпатии и капризы
Николай Дмитриевич (так звали Масленникова).
был маленький, сухонький старичок, зиму и лето ходивший в наваченном сюртуке и брюках, молчаливый и строгий.
Дряхлый мир покорно нес тяжелое ярмо бесконечного существования и то краснел от крови, то обливался слезами, оглашая свой путь в пространстве стонами больных, голодных
Никогда нельзя знать, что может случиться.
И в закономерности этой заключалась жизнь карт, особая от жизни игравших в них людей. Люди хотели и добивались от них своего, а карты делали свое, как будто они имели свою волю, свои вкусы, симпатии и капризы.
большой бескозырный шлем
Яков Иванович вышел в соседнюю комнату, плотнее застегнул наваченный сюртук и заплакал, потому что ему было жаль покойного.

On the bookshelvesAll

Юлия Лукьянова

Руслит — 5 семестр

torlova

Леонид Андреев

Лиля Морозова

Школа

Related booksAll

Леонид Андреев

Стена

Леонид Андреев

Мысль

Леонид Андреев

Жизнь Человека

Леонид Андреев

Тьма

Леонид Андреев

Жизнь Василия Фивейского

Леонид Андреев

Призраки

Леонид Андреев

Неосторожность

On the bookshelvesAll

Руслит — 5 семестр

Леонид Андреев

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)