ru
Free
Read

Моя жизнь

Книга Л.Троцкого «Моя жизнь» — незаурядное литературное произведение, подводящее итог деятельности этого поистине выдающегося человека и политика в стране, которую он покинул в 1929 году.
В ней представлен жизненный путь автора — от детства до высылки из СССР.
«По числу поворотов, неожиданностей, острых конфликтов, подъемов и спусков, — пишет Троцкий в предисловии, — можно сказать, что моя жизнь изобиловала приключениями… Между тем я не имею ничего общего с искателями приключений». Если вспомнить при этом, что сам Бернард Шоу называл Троцкого «королем памфлетистов», то станет ясно, что «опыт автобиографии» Троцкого — это яркое, увлекательное, драматичное повествование не только свидетеля, но и прямого «созидателя» истории XX века.
more
Impression
Add to shelf
Already read
730 printed pages
БесплатноБиографии и мемуары

QuotesAll

Познать закономерность совершающегося и найти в этой закономерности свое место – такова первая обязанность революционера. И таково вместе с тем высшее личное удовлетворение, доступное человеку, который не растворяет своих задач в сегодняшнем дне.
Раз уж я подчинился необходимости говорить о себе – никому еще не удавалось написать автобиографию, не говоря о себе, – то у меня не может быть оснований скрывать свои симпатии и антипатии, свою любовь и свою ненависть.
Оперировать в политике отвлеченными моральными критериями – заведомо безнадежная вещь. Политическая мораль вытекает из самой политики, является ее функцией. Только политика, состоящая на службе великой исторической задачи, может обеспечить себе морально безупречные методы действия. Наоборот, снижение уровня политических задач неизбежно ведет к моральному упадку.
В кармане – паспорт на имя Троцкого, которое я сам наудачу вписал, не предвидя, что оно станет моим именем на всю жизнь.
Таких людей, вся жизнь которых день за днем проходит в монотонной безнадежности, очень много на свете. Ими держится современное общество. Набат мобилизации врывается в их жизнь как обещание. Все привычное и осточертевшее опрокидывается, воцаряется новое и необычное. Впереди должны произойти еще более необозримые перемены. К лучшему или к худшему? Разумеется, к лучшему
разные эпохи и в разной социальной среде человек любит, ненавидит и надеется по-разному.
Как самая неприми
природа широка, а нравы, взгляды, интересы скудны и узки.
Пальцы вязкие, как корневища, но совсем не жесткие, расширяются к концам, крайне подвижные, а большой глубоко отгибается назад, образуя дугу. Каждый палец сознателен, живет и действует посвоему, а вместе они составляют необыкновенную рабочую артель.
представляющая одну из бесчисленных попыток пропустить великий естественноисторический и исторический поток, идущий от амебы к нам и от нас дальше, через замкнутые кольца вечных категорий, представляющие на деле лишь отпечатки живого процесса в мозгу педанта.
День моего рождения совпадает с днем октябрьской революции. Мистики и пифагорейцы могут из этого делать какие угодно выводы. Сам я заметил это курьезное совпадение только через три года после октябрьского переворота.
детство многих, как детство большинства. Это было сероватое детство в мелкобуржуазной семье, в деревне, в глухом углу, где природа широка, а нравы, взгляды, интересы скудны и узки
Познать закономерность совершающегося и найти в этой закономерности свое место – такова первая обязанность революционера. И таково вместе с тем высшее личное удовлетворение, доступное человеку, который не растворяет своих задач в сегодняшнем дне.
Мои противники, как и я, не щадили ударов. Все они оставили печатные рубцы.
по числу поворотов, неожиданностей, острых конфликтов, подъемов и спусков можно сказать, что жизнь моя скорее изобиловала «приключениями»
Но известно, что одна ласточка, даже в чине генерала, не делает весны.
В Галифаксе (Канада), где пароход подвергался досмотру английских военно-морских властей, полицейские офицеры, просматривавшие бумаги американцев, норвежцев, датчан и других лишь с формальной стороны, подвергли нас, русских, прямому допросу: каковы наши убеждения, политические планы и прочее? Я отказался вступать с ними в разговоры на этот счет.
Искусство пейзажа не могло бы родиться в Сахаре.
Познать закономерность совершающегося и найти в этой закономерности свое место – такова первая обязанность революционера. И таково вместе с тем высшее личное удовлетворение, доступное человеку, который не растворяет своих задач в сегодняшнем дне.
Революция есть неистовое вдохновение истории.

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

История

Андрей

История и философия

Grisha Gladyshev

Мемуары

Aghuzatæ Gæbæratæ

#Троцкий Лев Давидович

Related booksAll

Related booksAll

Лев Троцкий

Преданная революция: Что такое СССР и куда он идет?

Лев Троцкий

Перманентная революция

Лев Троцкий

Терроризм и коммунизм

Лев Троцкий

Портреты революционеров

Лев Троцкий

Наша первая революция. Часть I

Лев Троцкий

Сталин. Том II

Лев Троцкий

История русской революции. Том II, часть 2

On the bookshelvesAll

История

История и философия

Мемуары

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)