Человек, который был Четвергом, Гилберт Кит Честертон
Read

Человек, который был Четвергом

Прославленный роман английского классика Гилберта Кийта Честертона – философская притча о свободе и порядке, отчаянии и надежде, поражении и победе.
more
Impression
Add to shelf
Already read
162 printed pages
Классика

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Mari Illi
Mari Illishared an impression2 months ago
😄LOLZ

«Зло столь гнусно, что поневоле сочтешь добро случайным; добро столь прекрасно, что поневоле сочтешь случайным зло»

Спор о порядке и анархии приводит поэта в тайное общество динамитчиков. Разрываясь между долгом и страхом за собственную жизнь, он встает на путь головокружительных путешествий.

Прекрасная книга из разряда: "в начале много смейся, в середине напряженно следи за стремительным действием, а в финале собирай челюсть с пола". И еще: "смейся над тем, что разгадал тайну героев в первых двух абзацах, выявил главного злодея, а потом упади со стула от того, чем всё обернется".

Долго не могла настроиться на текст. Поэты-анархисты, тайные собрания, философские рассуждения - всё казалось излишне напыщенным и неестественным. Потом я неожиданно увлеклась, читая, как главный герой (тайный агент полиции, внедрившийся в Совет анархистов), петляя по улицам старого Лондона, убегал от 80-летнего старца, который оказывался быстрее его.

Абсурд нарастает, как снежный ком и к концу книги вывихивает мозг. Среди этого полотна сюрреалиста попадаются и откровенно веселые моменты (отдел сыщиков-философов лондонской полиции), и оригинальные рассуждения (всё-таки Честертон). Финал немного разочаровал - автор предлагает свою истину в качестве готового продукта. Я ждала большего символизма, открытой для трактовок концовки.

ИТОГ: на любителя. Сюр, абсурд, цветастый стиль, изыски. Все в лучших традициях английской литературы. То, что сегодня выглядит несколько пошловато. Но все-таки знаковое произведение для абсурдистов, не зря книгу считают лучшей у автора. Это безусловная правда, потому что другие еще хуже.

ЧИТАТЬ любителям Льюиса Кэрролла, Анатоля Франса, Даниила Хармса. Для тех, кто ищет смысл, чтение взрывоопасно для мозга.

ЛЮБИМОЕ:
— Вы очень хороший человек, — сказал он. — Вы способны верить, что нормален кто-то, а не вы.

Всё на свете прячет от нас лицо. Если бы мы смогли зайти спереди...

Ksenia Loginova
Ksenia Loginovashared an impressionlast year
🙈Lost On Me
🚀Unputdownable

Хорошо написанный около-детектив, который заканчивается философскими (богословскими?) рассуждениями. Они и есть вся суть книги, но Честертон отвел им всего две последние главы. Поэтому осознать, что и весь его роман был сплошь метафорой не получается.

QuotesAll

Воистину был этот мир
непоправимо стар.
В сбрызнутом солнцем лесу Гэбриел Сайм нашел то, что нередко находили там нынешние художники. Он нашел импрессионизм — так называют теперь предельное сомнение, когда мир уже не стоит ни на чем.
Собственно, он был из тех, чья чуткость к неназванным душевным токам немного опасна для здоровья души.
Поэт отрицает власть, он упраздняет условности. Радость его — лишь в хаосе. Иначе поэтичнее всего на свете была бы подземка.
Лишь мы смеялись, как могли,
по молодости лет
Вы очень хороший человек, — сказал он. — Вы способны верить, что нормален кто-то, а не вы.
Когда молчат колокола,
звенит колпак шута.
Мы, слава Богу, наконец
пришли к простым вещам,
Пустили корни — и стареть
уже не страшно нам.
Есть вера в жизни, есть семья,
привычные труды;
Нам есть о чем потолковать,
но спорить нет нужды.
Быть может, жители его не очень хорошо рисовали, но вид у них был, как говорят в наши дни, в высшей степени художественный.
Он нашел импрессионизм — так называют теперь предельное сомнение, когда мир уже не стоит ни на чем.
— Почему, — медленно проговорил он, — вы кажетесь мне таким порядочным? Почему вы так нравитесь мне, Грегори? — Он помолчал и добавил с удивлением и живостью: — Не потому ли, что вы истинный осел?
Гуляешь, болтаешь, обронишь связную мысль, но я невысоко ценю того, кто не утаил в душе чего-нибудь посерьезней слов. Да, посерьезней, и не важно, вера ли это в Бога или любовь к спиртному.
Чем яростнее мать проповедовала сверхпуританское воздержание, тем яростнее отец впадал в сверхъязыческую вседозволенность, и к тому времени, как она дошла до принудительного вегетарианства, он вплотную подходил к защите людоедства.
. Собственно, он был из тех, чья чуткость к неназванным душевным токам немного опасна для здоровья души. Он совершенно не боялся физической опасности, но слишком сильно ощущал духовное зло
Необычно и ценно попасть в цель; промах — нелеп и скучен. Когда человек, приручив стрелу, поражает далекую птицу, мы видим в этом величие. Почему же не увидеть его, когда, приручив поезд, он попадает на дальнюю станцию? Хаос уныл, ибо в хаосе можно попасть и на Бейкер-стрит, и в Багдад. Но человек — волшебник, и волшебство его в том, что он скажет «Виктория» и приедет туда. Мне не нужны ваши стихи и рассказы, мне нужно расписание поездов!
Мне понятны последователи Ницше, которые славят насилие — жестокую, гордую борьбу за жизнь, ну, сами знаете.
Быть может, жители его не очень хорошо рисовали, но вид у них был, как говорят в наши дни, в высшей степени художественный.
– и неискренность, и даже искренность бывают разные. Когда вам передадут соль и вы скажете: «Благодарю вас», верите ли вы в то, что говорите? Когда вы скажете: «Земля круглая», искренни ли вы? Все это правда, но вы о ней не думаете.
Бывают минуты, когда нам остается одно из трех: упорствовать в сатанинской гордыне, расплакаться, рассмеяться
Стоит ли удивляться, что Шафранный парк глядел на него так, словно он только что свалился с пламенеющих небес?

Related booksAll

Вечный Человек, Гилберт Кит Честертон
Гилберт Кит Честертон
Вечный Человек
В стране вещей, Феликс Кривин
Феликс Кривин
В стране вещей
Интернационал дураков, Александр Мейлахс
Александр Мейлахс
Интернационал дураков
Возвращение Дон Кихота, Гилберт Кит Честертон
Гилберт Кит Честертон
Возвращение Дон Кихота
Шар и крест, Гилберт Кит Честертон
Гилберт Кит Честертон
Шар и крест
Святой Франциск Ассизский, Гилберт Кит Честертон
Гилберт Кит Честертон
Святой Франциск Ассизский
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)