Николай Эппле

Неудобное прошлое. Память о государственных преступлениях в России и других странах

Память о преступлениях, в которых виноваты не внешние силы, а твое собственное государство, вовсе не случайно принято именовать «трудным прош­лым». Признавать собственную ответственность, не перекладывая ее на внешних или внутренних врагов, время и обстоя­тельства, — невероятно трудно и психологически, и политически, и юридически. Только на первый взгляд кажется, что примеров такого добровольного переосмысления много, а Россия — единственная в своем роде страна, которая никак не может справиться со своим прошлым. В действительности, утверждает исследователь мемориальной культуры Н. Эппле, когда речь идет о непосредственных преемниках преступников и о живой политической реаль­ности, подобного рода прецедентов до сих пор не существует. Даже хрес­томатийно образцовый пример Германии, по его мнению, нельзя считать безусловным успехом. Книга посвящена сравнению отечественной проработки прошлого с опытом других стран — Германии, Аргентины, Польши, ЮАР, Японии — в целях наметить общие принципы такой работы для успешного изживания коллективной травмы и достижения гражданского мира в России.
661 printed pages

Impressions

    Slugin Georgyshared an impressionlast year
    👍Worth reading
    🔮Hidden Depths
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile
    🚀Unputdownable

    Книга достойная стать бестселлером наряду с исследованием антрополога Алексея Юрчака «Это было навсегда пока не кончилось». Множество интересных фактов, наблюдений, идей, высказываний и вопросов, которые оседают в голове надолго. Например, может ли вообще прошлое быть удобным? Есть ли в России хоть какая-то традиция кроме слома традиций? И так далее до бесконечности. Вторая часть, посвященная анализу опыта разных стран, читается на одном дыхании. Некоторые личные истории задевают если не до слез, то на очень глубоком уровне. Хочется поблагодарить автора за проделанную работу. Рекомендую всем своим друзьям.

    Елена Мельниковаshared an impressionlast year
    👍Worth reading
    💡Learnt A Lot
    🎯Worthwhile

    Очень важная и своевременная книга. Я - психолог, и понимаю всю тяжесть непроработанной травмы как на индивидуальном уровне, так и на семейном. Социальные процессы в посттравматическом состоянии повторяют то, что происходит с индивидуумом. Непроговоренный опыт расщепляет. Травматические события вызывают либо полное вытеснение и идеализацию прошлого, либо полное очернение. Зрелость способна переносить неоднозначность и открыто говорить об этом.

    fyodorrrrrshared an impressionlast year
    👍Worth reading

    Очень полезная и важная книга

Quotes

    honeybeehas quotedlast year
    В народе на эту чехарду отозвались частушкой: «Шпион Лаврентий Берия вышел из доверия, а товарищ Маленков надавал ему пинков».
    Лиля Хакимуллинаhas quoted8 months ago
    в ситуации, когда преступление не осуждено, привлекательным способом восстановления справедливости начинает выглядеть месть со стороны близких жертв. Если подумать, это довольно важный штрих: примирительные предложения «не ворошить прошлое» на самом деле порождены сознанием, что конфликт не разрешен и легитимные средства его разрешения отсутствуют. Но единственный легитимный инструмент защиты от мести — это действенное и независимое правосудие.
    Лиля Хакимуллинаhas quoted8 months ago
    Аргентинский «Закон о финальной точке» был «завершением прошлого» в смысле запрета на преследования за совершенные в прошлом преступления. Эта мера объяснялась необходимостью двигаться дальше, освободившись от бремени прошлого, но на деле служила интересам военных, виновных в преступлениях в годы правления хунты. «Жирная черта» Мазовецкого, формально обозначая прощание с коммунистическим прошлым, фактически гарантировала блокировку инициатив, касающихся люстрации в отношении коммунистического руководства. Оба случая обернулись отложенным эффектом: возвращением к судам над военными спустя двадцать лет в Аргентине и политизацией темы люстраций начиная с 2015 года в Польше.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)