ru
Free
Read

Челкаш

Впервые напечатано, при содействии Короленко, в журнале «Русское богатство», 1895, номер 6. Первое произведение Горького, напечатанное в журнале. Рассказ написан летом 1894 года. Рассказ включался во все собрания сочинений. С одесским босяком, послужившим прототипом Челкаша, Горький познакомился в больнице города Николаева. Босяк, сосед Горького по больничной койке, рассказал случай, о котором идёт речь в «Челкаше». Печатается по тексту, подготовленному Горьким для собрания сочинений в издании «Книга».
more
Impression
Add to shelf
Already read
39 printed pages
Бесплатно

ImpressionsAll

arivel
arivelshared an impressionlast year
👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths

Челкаш как нравился в школе, так и сейчас вызывает симпатию.
Гаврилу жалко - дурак он наивный. И жадный.
Главное, что стоит извлечь из этой книги: жадность до добра не доводит. Ну и еще, что всегда надо сохранять честь и достоинство. Как бы тебя судьба ни завела.

👍
🚀Unputdownable
🔮Hidden Depths

Влад
Владshared an impression15 days ago
👍
🚀Unputdownable

👍
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths

👍
🎯Worthwhile
💧Soppy

🔮Hidden Depths

👍
🎯Worthwhile

Крут

👍
😄LOLZ
🚀Unputdownable
🎯Worthwhile
🔮Hidden Depths

tarasenkoog
tarasenkoogshared an impression6 months ago
👍
💀Spooky
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot

Джунг
Джунгshared an impression6 months ago
🚀Unputdownable
🔮Hidden Depths

💡Learnt A Lot

b4463111763
b4463111763shared an impression8 months ago
🚀Unputdownable
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

Интересная и поучительная книга!

b8668915383
b8668915383shared an impression10 months ago
👍

🎯Worthwhile
💡Learnt A Lot

Arina Klimina
Arina Kliminashared an impression11 months ago
🔮Hidden Depths

Жизненно

🙈Lost On Me

veahka777
veahka777shared an impression11 months ago
👍

👍
🎯Worthwhile

Svetlana01111997
Svetlana01111997shared an impression11 months ago
💡Learnt A Lot
🔮Hidden Depths

Sonya Kirsanova
Sonya Kirsanovashared an impressionlast year
💤Borrrriiinnng!
🔮Hidden Depths

QuotesAll

Память, этот бич несчастных, оживляет даже камни прошлого и даже в яд, выпитый некогда, подливает капли меда…
Всегда неприятно видеть, что человек, которого ты считаешь хуже и ниже себя, любит или ненавидит то же, что и ты, и, таким образом, становится похож на тебя.
Гришка Челкаш, старый травленый волк, хорошо знакомый гаванскому люду, заядлый пьяница и ловкий, смелый вор. Он был бос, в старых, вытертых плисовых штанах, без шапки, в грязной ситцевой рубахе с
Ну, брат, мне это неизвестно, может, ты в Турцию собрался.
– В Ту-урцию!.. – протянул парень. – Кто ж это туда ходит из православных? Сказал тоже!..
Всегда неприятно видеть, что человек, которого ты считаешь хуже и ниже себя, любит или ненавидит то же, что и ты, и, таким образом, становится похож на тебя.
Разве из-за денег можно так истязать себя?
Звон якорных цепей, грохот сцеплений вагонов, подвозящих груз, металлический вопль железных листов, откуда-то падающих на камень мостовой, глухой стук дерева, дребезжание извозчичьих телег, свистки пароходов, то пронзительно резкие, то глухо ревущие, крики грузчиков, матросов и таможенных солдат – все эти звуки сливаются в оглушительную музыку трудового дня и, мятежно колыхаясь, стоят низко в небе над гаванью, – к ним вздымаются с земли все новые и новые волны звуков – то глухие, рокочущие, они сурово сотрясают все кругом, то резкие, гремящие, – рвут пыльный, знойный воздух.
Всегда неприятно видеть, что человек, которого ты считаешь хуже и ниже себя, любит или ненавидит то же, что и ты, и, таким образом, становится похож на тебя.
старый травленый волк, хорошо знакомый гаванскому люду, заядлый пьяница и ловкий, смелый вор.
машины, которые в конце концов приводились в движение все-таки не паром, а мускулами и кровью своих творцов, – в этом сопоставлении была целая поэма жестокой иронии.
И сами люди, первоначально родившие этот шум, смешны и жалки: их фигурки, пыльные, оборванные, юркие, согнутые под тяжестью товаров, лежащих на их спинах, суетливо бегают то туда, то сюда в тучах пыли, в море зноя и звуков, они ничтожны по сравнению с окружающими их железными колоссами, грудами товаров, гремящими вагонами и всем, что они создали. Созданное ими поработило и обезличило их.
Челкаш слушал его радостные вопли, смотрел на сиявшее, искаженное восторгом жадности лицо и чувствовал, что он – вор, гуляка, оторванный от всего родного – никогда не будет таким жадным, низким, не помнящим себя. Никогда не станет таким!.. И эта мысль и ощущение, наполняя его сознанием своей свободы, удерживали его около Гаврилы на пустынном морском берегу.
У него сладострастно вздрагивали усы и в глазах разгорался огонек.
Даже и здесь, среди сотен таких же, как он, резких босяцких фигур, он сразу обращал на себя внимание своим сходством с степным ястребом
фигурки, пыльные, оборванные, юркие, согнутые под тяжестью товаров, лежащих на их спинах, суетливо бегают то туда, то сюда в тучах пыли, в море зноя и звуков, они ничтожны по сравнению с окружающими их железными колоссами, грудами товаров, гремящими вагонами и всем, что они создали. Созданное ими поработило и обезличило их.
Гранит, железо, дерево, мостовая гавани, суда и люди – все дышит мощными звуками страстного гимна Меркурию. Но голоса людей, еле слышные в нем, слабы и смешны. И сами люди, первоначально родившие этот шум, смешны и жалки: их фигурки, пыльные, оборванные, юркие, согнутые под тяжестью товаров, лежащих на их спинах, суетливо бегают то туда, то сюда в тучах пыли, в море зноя и звуков, они ничтожны по сравнению с окружающими их железными колоссами, грудами товаров, гремящими вагонами и всем, что они создали. Созданное ими поработило и обезличило их
Созданное ими поработило и обезличило их.
Гришка Челкаш, старый травленый волк, хорошо знакомый гаванскому люду, заядлый пьяница и ловкий, смелый вор. Он был бос, в старых, вытертых плисовых штанах, без шапки, в грязной ситцевой рубахе с разорванным воротом, открывавшим его сухие и угловатые кости, обтянутые коричневой кожей. По всклокоченным черным с проседью волосам и смятому, острому, хищному лицу было видно, что он только что проснулся. В одном буром усе у него торчала соломина, другая соломина запуталась в щетине левой бритой щеки, а за ухо он заткнул себе маленькую, только что сорванную ветку липы. Длинный, костлявый, немного сутулый, он медленно шагал по камням и, поводя своим горбатым, хищным носом, кидал вокруг себя острые взгляды, поблескивая холодными серыми глазами и высматривая кого-то среди грузчиков. Его бурые усы, густые и длинные, то и дело вздрагивали, как у кота, а заложенные за спину руки потирали одна другую, нервно перекручиваясь длинными, кривыми и цепкими пальцами. Даже и здесь, среди сотен таких же, как он, резких босяцких фигур, он сразу обращал на себя внимание своим сходством с степным ястребом, своей хищной худобой и этой прицеливающейся походкой, плавной и покойной с виду, но внутренне возбужденной и зоркой, как
До слез смешны длинные вереницы грузчиков, несущих на плечах своих тысячи пудов хлеба в железные животы судов для того, чтобы заработать несколько фунтов того же хлеба для своего желудка. Рваные, потные, отупевшие от усталости, шума и зноя люди и могучие, блестевшие на солнце дородством машины, созданные этими людьми, – машины, которые в конце концов приводились в движение все-таки не паром, а мускулами и кровью своих творцов, – в этом сопоставлении была целая поэма жестокой иронии.
Л.
Л.has quoted5 months ago
На море в нем всегда поднималось широкое, теплое чувство, – охватывая всю его душу, оно немного очищало ее от житейской скверны. Он ценил это и любил видеть себя лучшим тут, среди воды и воздуха, где думы о жизни и сама жизнь всегда теряют – первые – остроту, вторая – цену.

On the bookshelvesAll

Natalia Beloshytskaya

Классика

Llopukhova

Классика

Баскакова

Бесплатно

Оля Джемилиева

Школьная программа.

Related booksAll

Related booksAll

Максим Горький

Макар Чудра

Максим Горький

Старуха Изергиль

Максим Горький

На дне

Александр Куприн
Олеся

Александр Куприн

Олеся

Александр Блок

Двенадцать

Александр Куприн

Поединок

Максим Горький

Коновалов

On the bookshelvesAll

Классика

Классика

Бесплатно

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)