Read

Журавли и карлики

В основе нового авантюрного романа Леонида Юзефовича, известного прозаика, историка, лауреата премии «Национальный бестселлер» – миф о вечной войне журавлей и карликов, которые «через людей бьются меж собой не на живот, а на смерть».
Отражаясь друг в друге, как в зеркале, в книге разворачиваются судьбы четырех самозванцев – молодого монгола, живущего здесь и сейчас, сорокалетнего геолога из перестроечной Москвы, авантюриста времен Османской империи XVII века и очередного «чудом уцелевшего» цесаревича Алексея, объявившегося в Забайкалье в Гражданскую войну.
more
Impression
Add to shelf
Already read
440 printed pages
Современная прозаИстория

ImpressionsAll

borutk
borutkshared an impression2 months ago
🐼Fluffy

Приятная и ловко написанная книга, но не из тех, к которым возвращаются.

b6430658275
b6430658275shared an impression8 months ago
🔮Hidden Depths

QuotesAll

– Многовато иронии. Ирония – симптом изоляции от общего смысла народной жизни
Из одной Шубин выудил распечатанное на принтере пособие по экзорцизму, настолько политкорректное по отношению к нечистой силе, что не понятно было, зачем вообще нужно с ней бороться
мальчик продолжал играть с профессиональной отрешенностью уличного музыканта. Пустым взглядом, манерой держаться он напоминал слепца. Казалось, в нем ожила память о том, что человек, смычком зарабатывающий себе на хлеб, должен быть незрячим, и он бессознательно подчинялся этому древнему закону. Таких законов теперь было много. Они выплыли из тьмы столетий и опять вступили в силу с началом эры реформ.
За все нужно было платить, но понятие о твердых ценах плохо приживалось в стране, где тезис о том, что мягкому суждено жить, а твердому – умереть, впитывается с молоком матери. Это был мир ярких красок, четких линий и туманных деловых отношений с опорой на обман и взаимное доверие.
Времена изменились, люди из Москвы приезжали теперь в Улан-Батор с единственной целью – продать что-нибудь из того, что они же раньше привозили сюда бесплатно или в обмен на то, чего у самих было вдоволь.
После захода солнца он превращался в ночной клуб, где голые девушки танцевали рядом с позолоченной статуей Сталина
Последний отрог Хэнтейской гряды, Богдо-ул несколькими могучими кряжами окружает Улан-Батор с юга. Гора считается священной, на ней издавна запрещалось охотиться, рубить лес и ставить юрты, но полвека назад при входе в одно из ущелий хозяйственное управление ЦК МНРП построило спецгостиницу «Нюхт». По-монгольски это значит «звериная нора», «логово». Когда-то сюда привозили делегатов партийных съездов, участников международных конференций и закрытых совещаний, а теперь пускали всех желающих. Осенью 2004 года Шубин с женой снимали здесь номер. До центра города было восемь километров и четыре тысячи тугриков на такси. Тысяча тугриков составляла чуть меньше доллара.
Люди больше похожи на свое время, чем на своих родителей.
– Черно-рус, лицо продолговато, одна бровь выше другой, нижняя губа поотвисла чуть-чуть, – процитировала жена. – Если бы не разрез глаз, типаж тот же
Дорогая Галина Сергеевна! Никакие санкции не в силах удержать обороты моего сердца, оно упорно продолжает выходить из норматива. Cтраданию моему нет лимита с тех пор, как я узнал вас

On the bookshelvesAll

Bookriot

Лихие 90-е в русской прозе

Alena Burney

Большая Книга

Дмитрий Петропавлов

100 лучших романов XXI века

Библионочь 2015

Город в словах

Related booksAll

Related booksAll

Антуан Володин

Дондог

Владимир Микушевич

Воскресение в Третьем Риме

Александр Иличевский

Матисс

Александр Проханов

Господин Гексоген

Александр Терехов

Каменный мост

Юрий Мамлеев

Блуждающее время

Михаил Гиголашвили

Чертово колесо

On the bookshelvesAll

Лихие 90-е в русской прозе

Большая Книга

100 лучших романов XXI века

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)