ЖД, Дмитрий Быков
Read

ЖД

В новом романе «ЖД» Дмитрий Быков строит совершенно невероятные версии нашего прошлого и дает не менее невероятные прогнозы нашего будущего. Некоторые идеи в книге настолько «неполиткорректны», что от сурового осуждения общественности автора может спасти только его «фирменная» ироничность, пронизывающая роман от первой до последней строки.
more
Impression
Add to shelf
Already read
806 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

Irine Karabak
Irine Karabakshared an impression3 months ago
👍

Слишком много. Сюжетный линий, стилей, главных героев, антигероев, настроений, ритмов, провидческих намеков, отсылок, ссылок и посулов:-) Изобилие в ущерб цельности. Классно, действительно классно, которого too much.

sbrednikhin
sbrednikhinshared an impressionlast year
👍

Milana Ilinskaya
Milana Ilinskayashared an impressionlast year

Очень люблю эту книгу!Такой юмор!Ирония!А какой русский язык!!!

🙈Lost On Me
😄LOLZ

Потрясающий слог

QuotesAll

Как из любой физической материи, включая табурет, умели в России изготовить самогон, так и любой духовный материал с легкостью прекращали в погром, и что ж мудреного, что один из дней единства и согласия дал начало побоищу
Счастье, о котором ты предупрежден, всегда обманывает.
У меня нет определенной, обязательной для читателя расшифровки аббревиатуры «ЖД». Читатель волен выбрать любую или предложить свою: железная дорога, живой дневник, желтый дом, жирный Дима, жаль денег, жизнь дорожает, жидкое дерьмо, жаркие денечки, жесткий диск, Живаго-доктор. Для себя я предпочитаю расшифровку «Живые души».
Далеко, на востоке, густая ночь уже начинала мутно разбавляться – как медленно прочищается заложенный нос, когда перевернешься на другой бок.
Слаб контрпропагандист, который на вопрос об успехах вероятного противника или преимуществах хазарского образа жизни начинал отвечать всерьез и с цифрами. Истинный политрук в ответ на такой вопрос либо заносил солдату звездюлину в грудак, либо – если был брезглив или, подобно Плоскорылову, страдал одышкой – сдавал его в Смерш, где солдату быстро все становилось понятно, ибо перед смертью, говорят, человек сразу все объемлет умом, только не успевает поделиться.
чем меньше ценится человеческая жизнь, чем невыносимее условия существования в возлюбленном Отечестве – тем ближе оно к идеалу
То, что могло неармейскому человеку показаться бессмыслицей, на самом деле бессмыслицей и было, но эта великая тайна не для всех.
Грузно попыхивая, паровоз начал брать поворот, и они плавно скрылись из виду со своим убогим и вечным терпением, со своей безмятежной недвижностью.
С этой готовностью детски неумелой.
И вместе какая, однако, способность любить без меры, заботиться о подопечных, надежно их оберегая и обкрадывая, а от обязательств и ответственности отлынивать так простодушно, что и уверткой этого не назовешь.
Уильям Фолкнер
Все идет в одно место.
Экклезиаст, 3:20
чем меньше ценится человеческая жизнь, чем невыносимее условия существования в возлюбленном Отечестве – тем ближе оно к идеалу.
война есть непредсказуемое занятие, в котором каждый из нас не может сегодня знать того, что надо было делать вчера.
Могучую системообразующую силу бессмыслицы – ибо все смыслы могут когда-нибудь оказаться неверны, бессмыслица же никогда, – понимали по-настоящему только военные люди
Во дни, когда нефть стоила по семидесяти долларов за баррель, у страны постепенно начало появляться все, что она, в силу хамской и рабской своей природы, считала настоящими признаками свободы. Первым таким признаком она объявила стабильность и довольство, тогда как стабильность – первый признак гибели, остановка сердца; счастливые общества не бывают стабильны – они стремительно, бурно развиваются.
Далеко, на истинном полюсе, куда сходились силовые линии мировых судеб, воздев к черному небесному бархату лопаты ладоней, застыл Верховный Жрец, отец народов Севера, звездный тевтон с картины Константина Васильева
Воронову предстояло всех предать и оговорить, отречься от матери, заложить командира – и только после того отправиться на казнь с твердым убеждением, что такие, как он, недостойны жизни.
Любая интерпретация истории верна, пятый пункт «Памятки альтернативщику», которую он же сам вывесил на двери отдела. Пункт раз. Никто не знает, как все было. Пункт два. Все источники в той или иной мере сфальсифицированы. Пункт три. Нет истины, есть лишь ряд асимптотических приближений к ней (Набоков). Пункт четыре. Фоменко и Носовский – дураки, но их дело не пропало. Пункт пятый: смотри выше. Шестой, или главная логическая теорема. Если какое-либо утверждение является верным, то верно и обратное. Седьмой: забудь все прочитанное и марш работать.
Может, освобожденный народ напишет на освобожденной земле новую лирику, какую начали было сочинять ваши Пастернак с Мандельштамом, и будут всюду Бахуса службы, как будто на свете одни сторожа и собаки, – Господи, как я люблю эту вещь!
Мы каждый раз хотим вернуться – и забываем, что, пока нас не было, возвращаться стало некуда.
Помню Родину, русского Бога,
Уголок на подгнившем кресте,
И какая сквозит безнадега
В робкой, смирной его красоте .
Лев Лосев
Патриотами обычно называют себя готтентоты, исповедующие классическую готтентотскую мораль: хорошо все, что хорошо для нас; так действуют наши враги, и следовательно, так должны действовать мы; чем меньше ценится человеческая жизнь, чем невыносимее условия существования в возлюбленном Отечестве – тем ближе оно к идеалу. Смешно и странно, что эта суицидальная садомазохистская концепция все еще смеет претендовать на роль государственной идеологии. Однако она смеет. И любая попытка ниспровергнуть ее называется разжиганием национальной розни.
Nodrec
Nodrechas quotedlast year
Истина открывается не для того, чтобы прятать ее в столе.

On the bookshelvesAll

Школа злословия, Надя

Надя

Школа злословия

Большая Книга, Alena Burney

Alena Burney

Большая Книга

Что читают другие?, Bookmate

Bookmate

Что читают другие?

Между небом и землей, Kcell JSC

Kcell JSC

Между небом и землей

Related booksAll

Related booksAll

Эвакуатор, Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

Эвакуатор

Оправдание, Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

Оправдание

Орфография, Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

Орфография

Новые письма счастья, Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

Новые письма счастья

Квартал. Прохождение, Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

Квартал. Прохождение

Дмитрий Быков
Ка­лен­дарь. Раз­го­воры о глав­ном

Дмитрий Быков

Календарь. Разговоры о главном

Календарь-2. Споры о бесспорном, Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

Календарь-2. Споры о бесспорном

On the bookshelvesAll

Школа злословия, Надя

Школа злословия

Большая Книга, Alena Burney

Большая Книга

Что читают другие?, Bookmate

Что читают другие?

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)