Нана, Эмиль Золя
Read

Нана

Нана.
Эмиль Золя, один из создателей экспериментального романа, отсылает нас к бальзаковскому пониманию писателя как «секретаря общества», поставив перед собой задачу разрешить в серии романов проблему наследственности и среды на примере отдельной семьи, корни которой соприкасаются с дном общества, а ветви дотягиваются до самых верхов. В скандально нашумевшем романе «Нана» дочь спившейся прачки и рабочего становится куртизанкой, покорившей Париж. Образ неотразимо-притягательной дамы с камелиями, к ногам которой склоняются светские львы, бульварные журналисты, банкиры и сентиментальные юнцы, символизирует блеск и разврат Второй империи. Нана, по словам писателя, «подобно древним чудовищам, чьи мрачные владения были усеяны костями… ступала по трупам и вызывала катастрофы».
more
Impression
Add to shelf
Already read
517 printed pages
Современная прозаКлассика

Related booksAll

Нана, Эмиль Золя
Нана
Read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

👍
🔮Hidden Depths
💡Learnt A Lot
🚀Unputdownable

Шикарно. Люди век от века не меняются.

👍
🔮Hidden Depths
🎯Worthwhile
🚀Unputdownable

А я вообще обожаю Золя, его слог, описание, почти все его произведения перечитала, но "Нана" это шедевр, на мой взгляд! После этого романа советую прочесть "Западея", все станет намного яснее и еще печальнее.

🔮Hidden Depths

Vera Lapshinskaia
Vera Lapshinskaiashared an impression2 years ago
👍
💀Spooky
🚀Unputdownable

Евгения
Евгенияshared an impression2 years ago
💀Spooky

Как представишь, что нечто похожее и в реальности было, так страшно становится! :)

QuotesAll

По-твоему, женщине нужно уметь играть и петь? Ну и глуп же ты, голубчик… У Нана, черт возьми, есть кое-что другое, что ей заменит все остальное. Уж я-то прощупал ее со всех сторон. Она в этом ох как здорова! Если нет, считайте, что нюх мне изменил, и я просто болван… Увидишь, вот увидишь, как только она выйдет на сцену, зал обалдеет.
— Ваш театр… — начал он вкрадчиво.
Борднав спокойно поправил его, подсказав то глупое слово, которое не смущает людей, любящих называть вещи своими именами.
— Скажите уж прямо — публичный дом
Гости чувствовали себя уютнее, болтая у камина в большой и высокой комнате; четыре ее окна выходили в сад; и оттуда в этот дождливый апрельский вечер проникала сырость, хотя в камине горели огромные поленья. Сюда никогда не заглядывало солнце: днем стоял зеленоватый полумрак, а вечером, при свете ламп и люстры, гостиная казалась еще более строгой благодаря массивной мебели красного дерева в стиле ампир, штофным обоям и креслам, обитым тисненым желтым бархатом. Здесь царил дух благочестия, атмосфера холодного достоинства, старинных нравов минувшего века.
В добродушной толстушке вдруг предстала женщина, волнующая, несущая с собой безумные чары своего пола, пробуждающая неведомые желания.
Графиня снова подозвала Вандевра и спросила у него, как заваривают чай англичане. Он часто бывал в Англии, где его лошади участвовали в бегах. По мнению Вандевра, только русские умеют заваривать чай, и он объяснил, каким способом они это делают.
Двери были распахнуты настежь, открывая глазу кипучую жизнь бульваров, сверкавших огнями в эту прекрасную апрельскую ночь.
Ведь стоит только двум женщинам сойтись где-нибудь вместе со своими любовниками, как у них тотчас же является желание отбить их друг у друга.
На сцену вышла Диана — Роза Миньон. Ни фигурой, ни лицом худая и смуглая Роза не подходила для этой роли; в своем пленительном уродстве парижского мальчишки она была прелестной живой пародией на изображаемую античную героиню.
Публика забыла даже Розу Миньон — очаровательную малютку в чепчике и коротеньком кисейном платьице, томно пропевшую прелестным голоском жалобы Дианы. А от этой толстой торговки, хлопавшей себя по ляжкам, и кудахтавшей, как курица, веяло жизнью, ароматом всемогущей женственности, который пьянил публику.
Значит, — говорила она в минуту серьезной беседы, — добродетель больше не существует. Начиная с верхов и кончая низами — все порочны. В таком случае любопытно, должно быть, в Париже с девяти часов вечера до трех утра!
Я ведь тебе говорю, что мне ничего не стоит сыграть роль честной женщины! Я пробовала дома, — ни одна из них не может похвастаться, что так же, как я, похожа на герцогиню, которой наплевать на мужчин. Заметил ли ты, как я прошла мимо тебя, глядя в лорнет? Это уже врожденная манера держаться…
И вот Нана стала шикарной женщиной, жившей за счет глупости и развращенности мужчин, кокоткой высшего полета. Она быстро и решительно пошла в гору, завоевала известность в мире любовных связей, безрассудной расточительности и бесшабашной, наглой женской красоты.
Она сразу стала царить среди самых дорогих женщин. Ее портреты выставлялись в витринах, о ней писали в газетах.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)