Эмиль Золя

Нана

Нана.
Эмиль Золя, один из создателей экспериментального романа, отсылает нас к бальзаковскому пониманию писателя как «секретаря общества», поставив перед собой задачу разрешить в серии романов проблему наследственности и среды на примере отдельной семьи, корни которой соприкасаются с дном общества, а ветви дотягиваются до самых верхов. В скандально нашумевшем романе «Нана» дочь спившейся прачки и рабочего становится куртизанкой, покорившей Париж. Образ неотразимо-притягательной дамы с камелиями, к ногам которой склоняются светские львы, бульварные журналисты, банкиры и сентиментальные юнцы, символизирует блеск и разврат Второй империи. Нана, по словам писателя, «подобно древним чудовищам, чьи мрачные владения были усеяны костями… ступала по трупам и вызывала катастрофы».
517 printed pages

In This Series

Other versions

Impressions

    b8124759931shared an impression2 years ago
    👍Worth reading
    🚀Unputdownable

    Жестко, но без пошлости, и без романтических штампов описывается жизненный путь проститутки. Поразительно насколько разрушительно на жизнь людей оказала влияние глупая, необразованная, вульгарная женщина. Как хищное растение или гигантская бактерия. Реально не оторваться! Это первое произведение этого автора, которое я прочитала. Теперь перечитаю всего.

    Элина Уколоваshared an impression2 years ago
    🔮Hidden Depths

    Нана это книга не о морали. С одной стороны главная героиня романа - продажная женщина, куртизанка, актриска, которая пережила и взлеты и падения. С другой стороны, это Нана - девушка, которая смогла покорить всех мужчин Парижа, от журналистов до графов и принцев. В очереди стояли к ней на приём, жаждали обладать ею, мирились с конкуренцией. И даже наоборот, разогревались ею. Значит, она что-то умела. Она умела приносить кайф. Это не та история, где пользовались девушкой ради развлечения на ночь, всю жизнь ее содержали, клали все состояние к ее ногам лишь бы быть с ней рядом. Толстуха, вроде бы, но грация, пластика, ее бёдра волновали всех.

    И лишь в один период, когда она влюбилась, отдала всю себя, потеряла самоуважение. Но потом восстановила. Жаль так и не нашла смысл жизни.

    Sana Doranteshared an impression4 months ago

    Читая, испытывала какое-то завороженное отвращение. Примерно такие же чувства, помнится, вызвал «Заводной апельсин» Энтони Берджесса, - чтение не отпускало и хотелось дочитать до развязки, а после прочтения срочно хотелось начисто вымыть руки.
    .
    Никак не смогла до конца представить Нана - то она толстуха, то обладательница гибкого и стройного стана. То белое полное тело, то питалась одной редиской и засахаренным миндалём (разве на редиске можно стать пышкой?). В голове моей почему-то всё время ударение на первый слог ставилось - НАна. И каждый раз, когда натыкалась на то, что имя её не склоняется, вспоминала, что это ж французское имя и должно читаться, как НанА.
    .
    Я так поняла, что роман Нана как Анна Каренина - в первую очередь, описание эпохи, а сами героини всего лишь символы (или жертвы?) того, что происходило повсеместно в те времена, неудержимо следуя принятым обычаям и морали.
    .
    Тем не менее, читая, все равно как-то не думаешь об эпохе, а следуешь за жизнью героини, как отдельного человека. Поэтому так раздражало и отвращало её поведение, так невольно принимала в ней участие, расстраивалась, что Нана так бездумно прокутила свою жизнь, свою пышную земную красоту, ни к чему не стремясь, глупо пыжась своими никчёмными желаниями, ни во что не ставя чужие жизни, даже собственного сына. А ведь она была неглупа, умела извлечь выгоду и добиться своего, когда хотела. Просто не знала, чего надо хотеть и чего добиваться, а из развращенного окружения её, пусть даже из высшего общества, никто и не мог её научить.

Quotes

    Yana Semourhas quoted4 years ago
    В коридоре спорили два молодых щеголя с завитыми волосами, в безукоризненных воротничках с отогнутыми уголками. Один твердил одно слово, никак не пытаясь его объяснить:
    — Отвратительно! Отвратительно!
    А другой, тоже не утруждая себя никакими доказательствами, отвечал также односложно:
    — Поразительно! Поразительно!
    rishayaaahas quoted5 years ago
    Ни фигурой, ни лицом худая и смуглая Роза не подходила для этой роли; в своем пленительном уродстве парижского мальчишки она была прелестной живой пародией на изображаемую античную героиню.
    rishayaaahas quoted5 years ago
    Призыв плоти, исходивший от нее, как от обезумевшего зверя, звучал все громче, заражая зал. В эту минуту малейшее ее движение пробуждало страсть, и ей достаточно было пошевелить мизинцем, чтобы пробудить вожделение.

On the bookshelves

fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)