Люди августа, Сергей Лебедев
Сергей Лебедев

Люди августа

277 printed pages
1991 год. Август. На Лубянке свален бронзовый истукан, и многим кажется, что здесь и сейчас рождается новая страна. В эти эйфорические дни обычный советский подросток получает необычный подарок — втайне написанную бабушкой историю семьи. Эта история дважды поразит его. В первый раз — когда он осознает, сколького он не знал, почему рос как дичок. А второй раз — когда поймет, что рассказано — не все, что мемуары — лишь способ спрятать среди множества фактов отсутствие одного звена: кем был его дед, отец отца, человек, ни разу не упомянутый, «вычеркнутый» из текста. Попытка разгадать эту тайну станет судьбой. А судьба приведет в бывшие лагеря Казахстана, на воюющий Кавказ, заставит искать безымянных арестантов прежней эпохи и пропавших без вести в новой войне, питающейся давней ненавистью. Повяжет кровью и виной. Лишь повторив чужую судьбу до конца, он поймет, кем был его дед. Поймет в августе 1999-го…
Impression
Add to shelf
Already read

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Learnt A Lot
Worthwhile

Вполне удавшаяся попытка разобраться в том, что происходило в душе человека, потерявшего ориентиры, в девяностые годы. Очень сильные портретные и не-банальные природные описания. История связная, рассказанная без истерики, но с каким-то внутренним сожалением, болью к своему прошлому, но без осуждения. Правых и виноватых здесь нет, автор не категоричен, и написано всё прекрасным, почти поэтическим языком.

Unputdownable

замечательный язык.

Если читать только премиальную литературу, то есть литературу, мнящую себя Литературой, складывается впечатление, что и жили мы по уши в зловонной грязи, и сейчас так живем, и дальше будем, а свет, чистота и свежий воздух есть только на Западе. Такое впечатление складывается после прочтения книги Сергея Лебедева «Люди августа».
Роман, с одной стороны, вышел гладкий, с хорошим и внятным языком, способный увлечь отдельными подсюжетами. С другой стороны, он всё-таки какой-то мутный. Автор не счел нужным (что называется, для тупых) прояснить, что же он имел в виду. А может быть и ничего конкретного, предоставив читателю право на догадку. Ну что ж, далее попытаюсь высказать некоторые мысли.
Сначала о названии. Август здесь, видимо, понимается как время преобразования, изменения, человеческой весны, в итоге всегда омрачающейся (в нашей стране) осенью. Первый август в романе – август 1991 года. И знаете, есть такое ощущение, что восприятие происходящего в стране разнится в зависимости от того, говорит ли столичный гражданин или житель глубинки. Вся ли страна с таким восторгом воспринимала события 1991 года? Очень сомневаюсь. Ну да, в столицах народ бузил, митинговал, валил памятники. А в остальной, нормальной России? Уже в этом мироощущении мы с автором, наверное, расходимся.
За этим радужным августом следуют осень 1993 и зима 1994 – расстрел Белого дома и война в Чечне. Былые идеалы растоптаны, вера в обновление после гнетущего советского прошлого потускнела.
В книге же есть и разворот в прошлое. Автор вводит его через дневники и воспоминания бабушки главного героя. Бабка прожила немало, от Николая II до Ельцина. И тут тоже циклично следуют надежды на обновление и разочарования действительностью: гражданская война, мор, расстрелы, первые голодные советские десятилетия, репрессии, война.
Складывается впечатление, что ничего хорошего в жизни бабки, отца или самого главного героя не было. Сплошные мрак и непременная финальная безнадега. И ни намека на то, что, вообще говоря, этот частный опыт, даже если он честен и справедлив, никак нельзя натягивать на всю страну. Это, знаете ли, какой-то нездоровый эгоцентризм. Дескать, если мне плохо, значит, все в грязи по уши сидят. Ну-ну…
Более прозрачно мысль автора обрисовывается в описании похождений уже самого главного героя. Лихие девяностые толкнули его заняться поисковым бизнесом: за деньги для заказчиков отыскивать следы сгинувших предков. Надо ли говорить, что все эти предки сгинули в сталинских лагерях? Я утверждал и утверждаю, что если читать только нашу современную художественную литературу о сталинском времени, сложится впечатление, что вся страна сидела или жала, когда ее посадят или расстреляют. Всё-таки оставил след, нагадив, гражданин Солженицын со своими ста миллионами невинно замученных.
Наверное, ключевым для понимания мысли автора эпизодом является освобождение бомжей от власти Песьего Царя в глухом карельском лесу. Герои побеждаю, Царь убит, но бомжи отказываются покидать место своего заключения. Они просто не хотят никакой другой жизни. Лучше сдохнуть в кабале. Аллегория наипрозрачнейшая. Прямиком протягивающая щупальца к августу 1991 года. Дескать, это народ такой порочный, склонный искать над собою государя и тирана.
Ну и тираном в новейшем изложении является явным образом не называемый в книжке Путин. Именно его приход к власти кладет конец слабым сквознячкам свободы, и герой видит только один выход из ситуации: бежать на Запад.
Вот, в общем-то, и весь смысл книжки. Книжки, написанной хорошо, но с гнильцой.

6 из 10

Никто в три­дцать девятом не мог думать, что никогда не повторится три­дцать седьмой, наоборот, вживались в эту новую жизнь с кровавыми приливами
взрослые, выросшие в атеи­стическом Союзе люди очень реалистично ощущают, что окружены духами, призраками, аномальными зонами.
Отец выписал и нанес на карту все значимые для семьи места, упомянутые в книге.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)