Read

Люди августа

1991 год. Август. На Лубянке свален бронзовый истукан, и многим кажется, что здесь и сейчас рождается новая страна. В эти эйфорические дни обычный советский подросток получает необычный подарок — втайне написанную бабушкой историю семьи. Эта история дважды поразит его. В первый раз — когда он осознает, сколького он не знал, почему рос как дичок. А второй раз — когда поймет, что рассказано — не все, что мемуары — лишь способ спрятать среди множества фактов отсутствие одного звена: кем был его дед, отец отца, человек, ни разу не упомянутый, «вычеркнутый» из текста. Попытка разгадать эту тайну станет судьбой. А судьба приведет в бывшие лагеря Казахстана, на воюющий Кавказ, заставит искать безымянных арестантов прежней эпохи и пропавших без вести в новой войне, питающейся давней ненавистью. Повяжет кровью и виной. Лишь повторив чужую судьбу до конца, он поймет, кем был его дед. Поймет в августе 1999-го…
more
Impression
Add to shelf
Already read
277 printed pages
Современная проза

ImpressionsAll

🚀Unputdownable

замечательный язык.

Мария Смит
Мария Смитshared an impressionlast month
💡Learnt A Lot
🎯Worthwhile

Вполне удавшаяся попытка разобраться в том, что происходило в душе человека, потерявшего ориентиры, в девяностые годы. Очень сильные портретные и не-банальные природные описания. История связная, рассказанная без истерики, но с каким-то внутренним сожалением, болью к своему прошлому, но без осуждения. Правых и виноватых здесь нет, автор не категоричен, и написано всё прекрасным, почти поэтическим языком.

Kirill Modylevskiy
Kirill Modylevskiyshared an impression3 months ago
👍
🌴Beach Bag Book

Не без интересно)

👍
💀Spooky

От того, что все циклично и обязательно повторяется.

Eugeny Shevelev
Eugeny Shevelevshared an impression5 months ago

Местами книга захватывает, как настоящая Литература. Этих мест в книге процентов 10, а остальные, кажется, были выдуманы с трудом, с натяжкой. Оценка 7/10.

💡Learnt A Lot
💤Borrrriiinnng!

QuotesAll

взрослые, выросшие в атеи­стическом Союзе люди очень реалистично ощущают, что окружены духами, призраками, аномальными зонами.
— Муса, — сказал брюнет.
— Джалиль, — представился рыжий. — Данила подъедет позже.
Я едва не рассмеялся. Муса Джалиль, тюрьма Моабит, ангельский хор пионеров, поющий "Перейду через улицу — окажусь на войне", — они что, не знают всего этого? Издеваются?
У ребенка изначально есть убеждение, что взрослые живут в каком-то смысле добросовестно; да, ребенку они много не говорят, потому что «ему еще рано», и проникать во взрослые тайны есть одно из волнительнейших занятий детства; но как ему предположить, что есть множество вещей, вообще исключенных из сферы обсуждаемого, что есть язык, на котором молчат?
s
shas quoted3 months ago
А главное — он чувствовал, что мы теперь не просто отец и сын, мы чьи-то правнуки, праправнуки, потомки тех, кто уже сокрыт во тьме веков, кто жив только в фамилии.
просто ощущалось, что дороги почти перестали соединять и большая страна держится вместе только по инерции взаиморасположения частей.
прекрасным ощущением раздвинувшихся границ
Во дворе архивного здания, на спецпомойке, — раньше мусор из нее считался, наверное, секретным и сжигался в особом месте, — открыто валялись бумаги, черно-белые фотографии, мотки фотопленки. Я поднял одно фото — и узнал место, главную городскую площадь, "наружка" снимала там карагандинские волнения 1986 года. Всего восемь лет прошло — а уже не узнать тех лиц, тех одежд, они кажутся такими далекими! И радостная, опьяняющая волна подхватила меня: Безопасность, старая шлюха, сдохла! Нет ее власти надо мной, нет ее власти больше ни над кем! Выброшены в мусор ее шпионские штучки, сдохла сука, тварь в погонах, с подведенными синевой допросных ночей глазами! Погасли допросные лампы, и крысы жрут в архивах ее дряблое, пожухлое бумажное тело, а прежние слуги торгуют этим телом навынос. Я свободен от страхов бабушки

On the bookshelvesAll

Премия «НОС»

Лонг-лист премии «НОС» - 2016

Национальный Бестселлер

Длинный список премии «Национальный Бестселлер»-2017

Артём Григорьев

LiveLib

AnastasiaGap

"ДЛИННЫЙ СПИСОК" ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ «РУССКИЙ БУКЕР - 2016»

Related booksAll

Related booksAll

Борис Минаев

Мягкая ткань. Книга первая. Батист

Сухбат Афлатуни

Поклонение волхвов

Борис Минаев

Мягкая ткань. Книга вторая. Сукно

Олег Зайончковский

Тимошина проза (сборник)

Борис Лего

Сумеречные рассказы

Игорь Сахновский

Свобода по умолчанию (сборник)

Фридрих Горенштейн

Место

On the bookshelvesAll

Лонг-лист премии «НОС» - 2016

Длинный список премии «Национальный Бестселлер»-2017

Don’t give a book.
Give a library.
fb2epubzip
Drag & drop your files (not more than 5 at once)