Quotes from “Люди августа” by Сергей Лебедев

Никто в три­дцать девятом не мог думать, что никогда не повторится три­дцать седьмой, наоборот, вживались в эту новую жизнь с кровавыми приливами
взрослые, выросшие в атеи­стическом Союзе люди очень реалистично ощущают, что окружены духами, призраками, аномальными зонами.
картошка отравлена взаимной ненавистью, и все плоды земли.
Нет по отдельности ни государства, ни террористов, есть только потайная связанность всех со всеми, агенты тех и других слишком перемешаны, чтобы точно узнать, кто есть кто
греческий танец сплетенных фигур с известной амфоры.
тройных жизней, тотальной игры масок; прозрел — ибо сам был теперь вхож в те пространства — паутину доносов, тайных встреч, скрываемых намерений, сообщество марионеток без единого кукловода, где все жестко повязаны всеми;
среди обманных обликов, где каждый — не исключая и тех, с кем я беседовал, — мог оказаться оборотнем, чьим-то агентом, уже терялись всякие поисковые приметы.
утекающим, словно его сфотографировали, не наведя объектив на резкость, а фотокарточка вдруг ожила, заместила лицо.
Вот мужество — править в открытое море, зная, что быстрые надежды на спасение ложны, путь ведет через страх
То было странное время промежутка; время, когда Россия словно снилась самой себе. Медленное умирание Ельцина, череда преемников — фантомов, людей из матрешки, зайцев из
Это перевернутый мир, где сумасшествие нормально, — и я не найду тут ничего, интуиция отказывает, представляет все наоборот.
неподвижно, хотя выглядела энергичнее прочих; низкая, плотная, с жесткими короткими волосами — паромщица, смотрительница на дальнем переезде.
Шагнув в палатку, я сразу выделил для себя одну женщину; она стояла
общем, получилось так, что матери зачастую знали о событиях одно- или двухлетней давности больше, чем кто бы то ни было другой.
каждый слух находился другой слух; военная прокуратура говорила одно, командиры — другое, чеченки на базаре — третье.
Затерянные среди километров колючей проволоки, палаток, кунгов, они вверили себя слухам
Не было указателей, названий частей, не понять было, кто где, но лица и говоры показывали, что здесь собралась вся Россия, от Карелии до Дальнего Востока.
Но если Пенелопа не ждет, Итака исчезает, ее скрывают магические туманы, и герой обречен на бесконечные скитания. Так дед Михаил и пропал, когда Пенелопа отказалась ждать.
но речь-то шла о Пенелопе, Деве Конца Пути, вечном маяке странников рока.
как при гадании на суженого, зеркала составлены так, что одно отражается в другом.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)