Медведь на воеводстве

Топтыгин 1-й отлично это понимал. Был он старый служака-зверь, умел берлоги строить и деревья с корнями выворачивать; следовательно, до некоторой степени и инженерное искусство знал. Но самое драгоценное качество его заключалось в том, что он во что бы то ни стало на скрижали Истории попасть желал и ради этого всему на свете предпочитал блеск кровопролитий. Так что об чем бы с ним ни заговорили: об торговле ли, о промышленности ли, об науках ли — он все на одно поворачивал: кровопролитиев… кровопролитиев… вот чего нужно!…
more
Impression
Add to shelf
Already read
15 printed pages
Бесплатно

Related booksAll

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Gaukhar Temirova
Gaukhar Temirovashared an impression5 months ago
💤Borrrriiinnng!

🔮Hidden Depths

Yunsur Bayramov
Yunsur Bayramovshared an impression2 years ago
💩Utter Crap
💡Learnt A Lot

QuotesAll

он, собственно говоря, не был зол, а так, скотина.
быть назавтра кровопролитию. Что заставило его принять такое решение — неизвестно: ибо он, собственно говоря, не был зол, а так, скотина.
Вот так скотина! добрые люди кровопролитиев от него ждали, а он чижика съел!
Он — за вороной, ан из-за куста заинька выпрыгнул:
— Бурбон стоеросовый! Чижика съел! Комар из-за тридевять земель прилетел:
— Risum teneatis, amici! [3] Чижика съел! Лягушка в болоте квакнула:
— Олух царя небесного! Чижика съел!
Злодейства крупные и серьезные нередко именуются блестящими и в качестве таковых заносятся на скрижали Истории
[1]. Злодейства же малые и шуточные именуются срамными и не только Историю в заблуждение не вводят, но и от современников не получают похвалы.
неблагополучный) от повреждений оберегать и ограждать. И не в том, чтобы какие-то большие, средние или малые злодейства устраивать, а довольствоваться злодействами «натуральными». Ежели исстари повелось, что волки с зайцев шкуру дерут, а коршуны и совы ворон ощипывают, то, хотя в таком «порядке» ничего благополучного нет, но так как это все-таки «порядок», — стало быть, и следует признать его за таковой. А ежели при этом ни зайцы, ни вороны не только не ропщут, но продолжают плодиться и населять землю, то это значит, что «порядок» не выходит из определенных ему искони границ. Неужели и этих «натуральных» злодейств недостаточно?
И точно: не успели мужики оглянуться, а Топтыгин уж тут как тут. Прибежал он на воеводство ранним утром, в самый Михайлов день, и сейчас же решил: быть назавтра кровопролитию. Что заставило его принять такое решение — неизвестно: ибо он, собственно говоря, не был зол, а так, скотина.
Сказавши это, поставили рогатину на то самое место, где Топтыгину упасть надлежало, и уважили. Затем содрали с него шкуру, а стерво
[12]вывезли в болото, где к утру его расклевали хищные птицы.
Даже до Льва об его уме слух дошел, и не раз он Ослу говаривал (Осел в ту пору у него в советах за мудреца слыл
История только отменнейшие кровопролития ценит, а о малых упоминает с оплеванием.
окутанные мраком времен
Проклятое то время, которое с помощью крупных злодеяний цитадель общественного благоустройства сооружает, но срамное, срамное, тысячекратно срамное то время, которое той же цели мнит достигнуть с помощью злодеяний срамных и малых!
История только отменнейшие кровопролития ценит, а о малых упоминает с оплеванием. Вот если б он, для начала, стадо коров перерезал, целую деревню воровством обездолил или избу у полесовщика по бревну раскатал — ну, тогда История… а впрочем, наплевать бы тогда на Историю! Главное, Осел бы тогда ему лестное письмо написал! А теперь, смотрите-ка! — съел чижика и тем себя воспрославил!
Но тут явились в трущобу мужики-лукаши, и вышел Топтыгин 3-й из берлоги в поле. И постигла его участь всех пушных зверей.
Удивительно, как иногда причины самые ничтожные к самым серьезным последствиям приводят.
к одному знаменателю нас приводить
Был он старый служака-зверь, умел берлоги строить и деревья с корнями выворачивать; следовательно, до некоторой степени и инженерное искусство знал. Но самое драгоценное качество его заключалось в том, что он во что бы то ни стало на скрижали Истории попасть желал и ради этого всему на свете предпочитал блеск кровопролитий.
дурак на дураке сидит и дураком погоняет!

Related booksAll

Михаил Салтыков-Щедрин
Ко­няга
Михаил Салтыков-Щедрин
Коняга
Премудрый пескарь, Михаил Салтыков-Щедрин
Михаил Салтыков-Щедрин
Премудрый пескарь
Орел-меценат, Михаил Салтыков-Щедрин
Михаил Салтыков-Щедрин
Орел-меценат
Михаил Салтыков-Щедрин
Ка­рась-иде­а­лист
Михаил Салтыков-Щедрин
Карась-идеалист
Самоотверженный заяц, Михаил Салтыков-Щедрин
Михаил Салтыков-Щедрин
Самоотверженный заяц
Дикий помещик, Михаил Салтыков-Щедрин
Михаил Салтыков-Щедрин
Дикий помещик
Пропала совесть, Михаил Салтыков-Щедрин
Михаил Салтыков-Щедрин
Пропала совесть
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)