Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина. Книга 1. Лицо неприкосновенное, Владимир Войнович
Read

Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина. Книга 1. Лицо неприкосновенное

Чонкин жил, Чонкин жив, Чонкин будет жить!
Простой солдат Иван Чонкин во время Великой Отечественной попадает в смехотворные ситуации: по незнанию берет в плен милиционеров, отстреливается от своих.
Кто он?
Герой самой смешной политической сатиры советской эпохи. Со временем горечь политического откровения пропала, а вот до слез смешной Чонкин советскую власть пережил!
Впервые – в новой авторской редакции!
more
Impression
Add to shelf
Already read
267 printed pages

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read

ImpressionsAll

Alexandra Platt
Alexandra Plattshared an impression6 months ago
🚀Unputdownable
😄LOLZ

👍

Lev Vasilishin
Lev Vasilishinshared an impression11 months ago
👍

Настольная книга патриота, как "капитал" - советского экономиста

👍
😄LOLZ

QuotesAll

Митинг – это такое мероприятие, когда собирается много народу и одни говорят то, что не думают, а другие думают то, что не говорят.
дядя в нашей системе всегда был важной фигурой, если был важным дядей
А что это «Эх!!!» могло значить, так никто и не понял.
6
Митинг – это такое мероприятие, когда собирается много народу и одни говорят то, что не думают, а другие думают то, что не говорят.
Противник был многочислен, но безоружен – эти два постоянно действующих фактора делали победу внушительной и неизбежной.
Все это было бы еще не так страшно, но, как на грех, дела в колхозе шли плохо. То есть не так чтобы очень плохо, можно было бы даже сказать – хорошо, но с каждым годом все хуже и хуже.
Что касается здешнего председателя, то он хотя тоже пьет без всякого удержу, однако на что-то еще надеется.
Нюра была совсем одинока. Более одинокой женщины не было во всей деревне, не считая бабы Дуни, но у той жизнь уже подходила к концу, а Нюре едва исполнилось двадцать четыре года. Жизнь в самом расцвете, но для замужества возраст, пожалуй, уже и великоват.
– Путаешь,– вздохнул Шикалов.– Все на свете перепутал. Как Керенского звали?
– Александр Федорович.
– Во. А царь был Николай Александрович. Стало быть евонный сын.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)