Форпост. Беслан и его заложники, Ольга Алленова
ru
Books
Ольга Алленова

Форпост. Беслан и его заложники

Read in app
232 printed pages
  • 👍64
  • 💧60
  • 💀31
Трагедии в Беслане — 15 лет. Если остальная Россия вспоминает об этом только в первую неделю сентября, то в самом Беслане о случившемся не забывают ни на день. Журналист ИД «Коммерсантъ» Ольга Алленова, писавшая репортажи у стен захваченной террористами школы, возвращается в город, чтобы встретиться с выжившими, с родственниками погибших и другими свидетелями — и показать, что случилось в школе и как Беслан живет после теракта.
Impression
Add to shelf

One fee. Stacks of books

You don’t just buy a book, you buy an entire library… for the same price!

Always have something to read

Friends, editors, and experts can help you find new and interesting books.

Read whenever, wherever

Your phone is always with you, so your books are too – even when you’re offline.

Bookmate – an app that makes you want to read
  • 👍Worth reading64
  • 💧Soppy60
  • 💀Spooky31
Sign in or Register

Самый важный текст этого года. Наконец-то.

Andrew Baev
Andrew Baevshared an impression6 months ago

Каждый живой человек обязан прочитать эту книгу

Karina Bychkova
Karina Bychkovashared an impression5 months ago
👍Worth reading
💧Soppy

Думаю, и так ясно, какое воздействие оказывает эта книга; если вы откладываете ее потому, что она тяжелая, скажу так: тяжело читать примерно первую треть, потому что эта часть очень личная и эмоционально заряженная. Дальше пойдет детальный, интересный и куда более спокойный текст про то, что, собственно, происходило потом (офигеть какая борьба!) и что решило следствие (ничего!).
Выводы и впечатления коротко: между имиджем и жизнью граждан государство выберет имидж; решения, принятые после Беслана, влияют на нас до сих пор (отмена прямых выборов глав регионов, ужесточение контроля прессы); тезис «вы что, хотите, как тогда» отныне весомее борьбы за свободы; оказывается, Кулаев (единственный, по официальной версии, выживший террорист) сидел в одной камере с Пичужкиным; к Дзасохову я не очень понимаю, как относиться, вроде даже и Алленова не дает ему однозначной оценки; мы все очень мало знаем про Северную Осетию.

Света Цой, подруга Эммы, когда-то увидела, как кошка съела своего котенка, и это так ее потрясло, что она написала сочинение. «Наверное, тем, что они съедают своих детей, они уберегают их от чего-то более ужасного», — рассуждала девочка. Ее сочинение на листке бумаги казалось белой птицей на фоне темной кирпичной стены.
Я не знала, что правильно, а что нет. По сути, переставая понимать границу между добром и злом, мы теряем часть своей личности. Потому что доброе начало заложено в каждого человека и каждый может видеть эту границу.
Я задала ему еще один мучивший меня вопрос: надо ли договариваться с террористами, зная, что создаешь прецедент? Он дал мне прекрасный гуманистический ответ, и я ему за это благодарна до сих пор. Он сказал, что в первую очередь государство должно защищать своего гражданина.
— В Беслане говорят, что государство пожертвовало заложниками ради идеологии. Что договариваться с террористами государство не могло даже ради детей.
— Мне не хотелось бы дальше в этом убеждаться все больше, но я это допускаю. Это противоречит принципам конституционным, хотя то, что в нашей стране такое может быть, у меня не вызывает сомнений. И это не честь государству, когда гражданин чувствует себя беззащитным.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)