ru
Владимир Сорокин

Тридцатая любовь Марины

Notify me when the book’s added
To read this book, upload an EPUB or FB2 file to Bookmate. How do I upload a book?
    k.has quoted15 days ago
    А он – вытянувшийся, чопорный, охуевший
    k.has quoted19 days ago
    Сгущенное небо вытеснило все прошлое, заставило забыть Москву, подруг, онанизм.
    Anya Shastievahas quoted2 months ago
    Больше всего на свете Марина ненавидела Советскую власть.
    Она ненавидела государство, пропитанное кровью и ложью, расползающееся багровой раковой опухолью на нежно-голубом теле Земли.
    Anya Shastievahas quoted2 months ago
    Играл он неплохо, но природная лень не пускала дальше.
    Anya Shastievahas quoted2 months ago
    Только не надо проваливаться из чувств в чувствительность, всегда точно знай край. Теперь большинство его не ведает. Либо академизм, сухое печатанье на машинке, либо сопли и размазня.
    Anya Shastievahas quoted2 months ago
    Бред филармонийской шушеры.
    Anya Shastievahas quoted2 months ago
    – Что так не любишь?
    – Наоборот. Жалею, что врожденный эгоцентризм не позволяет мне работать в ансамбле.
    Анастасия Шиhas quoted3 months ago
    него были чувственные мягкие губы, превращающиеся в сочетании с необычайно умелыми руками и феноменальным пенисом в убийственную триаду, базирующуюся на белом нестареющем теле, массивном и спокойном, как глыба каррарского мрамора.
    Дарьяhas quoted4 months ago
    Но страшнее всего были сами люди – изжеванные, измочаленные ежедневным злом, нищетой, беготней.
    Дарьяhas quoted4 months ago
    Марина плакала, молилась исступленно, но страшная жизнь текла своим убогим размеренным чередом.
    Дарьяhas quoted4 months ago
    Женщина никогда не устанет от женщины, как мужчина.
    Lada Sgibneva (freechildpaper)has quoted5 months ago
    Было бы меньше продольных морщин и больше поперечных.
    женя аутлоhas quoted5 months ago
    Одевая защитные очки, Алексеева заметила быстро вбегающего в цех Золотарева. На ходу надев рукавицы, он подбежал к своему станку и торопливо включил его.

    – Здравствуй, товарищ Золотарев, – проговорила Алексеева, подвозя поближе тележку с необработанными деталями.

    – Здравствуй, товарищ Алексеева… – тяжело дыша, ответил Золотарев.

    – Мне кажется, чтобы вовремя начинать работу, необходимо вставать к станку без пяти семь, а не в семь ровно, так как станок требует необходимой подготовки.

    – Я согласен с тобой, товарищ Алексеева, – пробормотал Золотарев, лихорадочно закрепляя деталь и пуская резцы, – Обычно я неукоснительно придерживаюсь этого правила, но сегодня, к сожалению, меня подвели некоторые неблагоприятные обстоятельства…

    Не успел он договорить, как оба резца сломались с резким звуком.

    Оказывается, в спешке Золотарев неверно закрепил деталь.

    Остановив станок, он пошел за наладчиком. Алексеева в это время обрабатывала свой первый корпус…

    Станок Золотарева починили только к двенадцати часам, то есть к тому времени, когда протяжный сигнал возвестил о начале обеденного перерыва.

    К этому времени Алексеева уже успела обработать двести девять корпусов.

    Когда она смела стружку со своего станка, к ней подошел мастер Соколов.

    – Как успехи, товарищ Алексеева? – спросил он.

    – Неплохо, товарищ Соколов, – ответила она, – Обработала двести девять корпусов.

    – Очень хорошо, – улыбнулся Соколов.

    – А что со станком Золотарева? – озабоченно спросила Алексеева.

    – Сейчас все в полном порядке. У него были сломаны обе головки. Но после обеда он включится в производственный процесс.

    Алексеева покачала головой:

    – Вот что значит вовремя не подготовить станок.

    – Да, – согласился Соколов, – Безалаберность Золотарева повлекла за собой серьезную поломку оборудования и производственные потери. Его проступок мы разберем на цехкоме.

    – А мы обсудим поведение Золотарева на комсомольском собрании цеха, – громко проговорила Туруханова, – Сегодня он вел себя недостойно.

    – Полностью одобряю твое предложение, – заметила Алексеева, – Тем более, это неприятное происшествие произошло на моих глазах.

    – И на моих тоже. – проговорил Коломийцев, подходя, – Золотарев еле-еле успел к семи часам встать к станку и, как следует не осмотрев его, включил. Затем он небрежно закрепил деталь и от соприкосновения с расточными головками она сошла со своего места, повредив резцы и деформировав головки.

    – Починка станка продолжалась почти пять часов, – озабоченно вздохнул Соколов, – А за это время Золотарев мог бы обработать по меньшей мере триста корпусов.

    – Я думаю, товарищи, сегодняшнее происшествие – это урок нам всем, – серьезно заметила Туруханова, – Каждый рабочий должен соблюдать производственную дисциплину не формально, как Золотарев, а по-деловому.

    – Верно, – утвердительно кивнул Соколов, – Производственная дисциплина необходима вовсе не для «галочки», а для повышения производительности труда.
    женя аутлоhas quoted5 months ago
    – Девочки, я недавно такой фильм хороший посмотрела.

    – Хороший?

    – Ага. «Здесь рождается ветер».

    – А про что?

    – Там о том, как ребята всем классом на целину поехали. Здорово! Представляете – степь, небо голубое, трактора! Романтика! Там любовь такая – я чуть не обревелась вся. Она в горкоме комсомола работает, а он только что десятилетку окончил. Но ее давно любит тракторист-инструктор. И вот у них треугольник…

    – Ну и дальше что?

    – А дальше вот что. Она уезжает в геологическую партию.

    – Почему?

    – Не может больше, как она говорит – «с бумажками возиться».

    – А они – за ней?

    – Нет. Они остаются.

    – И все? Ну, это неинтересно. Я думала она выйдет за кого-то из них, а другой ее по-прежнему любить будет…

    – Мещанка ты, Оль. Извини, но мещанка.

    – А что такого? Плохо разве – семью завести?

    – Человек решил себя в трудных условиях испытать, а ты – семью!

    – Между прочим, детей растить – тоже профессия. И не простая.

    – Ха-ха-ха! Вот и сиди дома с пеленками. Человек трудом славен и общественной работой!

    – Девочки, не ссорьтесь, – улыбнулась Света, – В жизни все бывает. А только я думаю, советская женщина должна все успевать – и матерью быть настоящей и общественно полезным трудом заниматься.

    – Светка права, – согласилась Таня, забираясь под одеяло. –На то мы и женщины, чтобы все успевать. Давайте спать, девчат…

    – Давайте…
    женя аутлоhas quoted5 months ago
    Постепенно из-за стола ушла вся бригада, остались Марина с Иваном Петровичем.

    – Завод – это дело особенное, – медленно прихлебывая компот, говорил он, – А главное – почетное. Ведь ежели разобраться – вся жизнь человеческая на этих вот железках держится – машины, трактора, самолеты, кастрюли, холодильники. Это все мы делаем – рабочие. Без нас – ни пахать, ни сеять. Даже поесть – и то ложка нужна! Да…

    Он помолчал, вытирая усы салфеткой, вздохнул, глядя куда-то вперед, затем добавил:

    – Я ведь, Марина, в деревне родился. Было нас у матушки двенадцать душ. А времена-то будь здоров. Голод. Кулачье зерно попрятало, из обреза норовит садануть. Колхозы только-только становятся. Хлеба нет. А батьку на гражданской беляки убили. Зарубили под Царицыным. И поехал я в город, чтоб лишним ртом не быть. На завод устроился. Не получалось сначала. Мы же лаптем щи хлебали, ничего окромя косы не видали. А тут – паровой молот, шестерни, лебедки. Но – освоился. Потом – армия. И снова завод. А после – война. Только мне повоевать мало пришлось – под Москвой ранило в голову, полтора года по госпиталям провалялся. Еле выжил. Списали, что называется, вчистую. И снова на завод. Снаряды точили…

    Он помолчал, потом заговорил опять:

    – Вот тут недавно в гостях были у одних. Так, люди ничего вроде, но и не шибко знакомые – жены вместе когда-то работали. Выпили, разговорились. Ну и начал он хвалиться – мол нашел себе теплое местечко, работа не пыльная, а деньжата приличные. И знаешь где? В церкви. Паникадила какие-то точит. А раньше на «Борце» работал. Хорошим токарем был… Ушли мы поздно вечером, дома спать легли, а Стеша и говорит: вот, мол, как ловкачи теперь устраиваются. И деньги, говорит, бешеные… А я усмехнулся, да ничего и не сказал. Не ловкач он, а просто дурак. Он работу на халтуру променял, значит не рабочий он, а халтурщик. Его халтура – только народу вредить помогает, глаза залеплять, а моя работа – на помощь, на благо. Я когда за станок утром становлюсь – всегда нашу деревню вспоминаю. Как жили плохо! Гвоздя не было лишнего. Кобылу подковать – полмешка ржи. Потому что сталь – в редкость была. А теперь? У всех машины, телевизоры, магнитофоны. А почему? Да потому что мы с тобой за станком стоим. Вот почему!

    Он встал, улыбнулся ей своими добрыми прищуренными глазами и пошел к выходу.

    Забыв про компот, Марина проводила его фигуру долгим взглядом.

    «Как все просто!» – поразилась она, – «Ведь действительно все держится на этом человеке. На простом рабочем. На его руках…»

    – Потому что мы с тобой за станком стоим… – прошептала она и вздрогнула, – Мы? Значит и я! Я тоже?!

    Она посмотрела на свои руки. «Значит и эти руки что-то могут? Не только теребить клитор, опрокидывать рюмки и воровать масло?»
    женя аутлоhas quoted5 months ago
    Марина смотрела, затаив дыхание.

    Его мускулистые смуглые руки с каждым новым движением обретали изумительную ловкость и проворство, детали послушно одевались на штырьки, рычажки мгновенно поворачивались, резцы яростно крутились, стружки струйками сыпались из-под них.

    Руки, крепкие мужские руки… Как все получалось у них! Как свободно обращались они с грозной машиной, легко и уверенно направляя ее мощь.

    Лоб его покрылся испариной, губы сосредоточенно сжались, глаза неотрывно следили за станком.

    Марина смотрела, забыв про все на свете.

    Ее сердце радостно билось, кровь прилила к щекам, губы раскрылись.

    Перед ней происходило что-то очень важное, она чувствовала это всем существом.

    Эти мускулистые решительные руки подробно и обстоятельно рассказывали ей то, что не успел или не сумел рассказать сам Сергей Николаич. Монолог их был прост, ясен и поразителен.

    Марина поняла суть своим сердцем, подалась вперед, чтобы не пропустить ни мгновения из чудесного танца созидания.

    А танец длился и длился, груда обработанных корпусов росла, казалось она займет все пространство вокруг станка, но вдруг, сняв последний корпус, руки нажали черную кнопку, гудение оборвалось, резцы стали крутиться медленней, а когда остановились, Марина подняла голову и удивленно вздрогнула: станок со всех сторон окружали люди. Все они смотрели на Румянцева.

    – Все… – устало выдохнул он, тяжело дыша и вытирая пот со лба тыльной стороной ладони.

    – Ну, ты герой, Сергей Николаич! – нарушил тишину пожилой седовласый человек в элегантном сером костюме и, улыбаясь, захлопал в ладоши, – Вот как работать надо, товарищи!

    Все оживленно зааплодировали, только Марина, как завороженная, смотрела на груду деталей.
    женя аутлоhas quoted5 months ago
    В метро было так же тесно, как и в автобусе. Полусонные люди стояли в поезде близко друг к другу.

    Марина с интересом разглядывала их и улыбалась самой себе.

    Раньше она косилась на них с презрением, старалась ездить на такси, чтобы не видеть близко эти заспанные лица.

    А теперь… Это было так ново, что улыбка недоумения все сильнее растягивала ее губы.

    – Ты что смеешься? – наклонился к ней Сергей Николаич.

    – Да так… ничего… – облегченно вздохнула она.

    Неожиданно поезд остановился между двумя станциями.

    В окнах застыли какие-то сумрачные трубы и кабели, тишина повисла в вагоне, только шуршала одежда переминающихся людей.

    Марина продолжала рассматривать их неподвижные фигуры.

    Они были близки ей, как никогда, но их молчание становилось гнетущим.

    Марина повернулась к Сергею Николаичу, чтобы не нарушить тишины, еле слышно спросила:

    – Разве нечего сказать?

    Он вздохнул, лицо стало серьезным:

    – Время еще не пришло. А сказать есть что. Поезд дернулся, пополз и стал набирать скорость:

    – А что мешает? – спросила Марина.

    – Америка! – серьезно ответил он и снова вздохнул, – Ты это поняла?

    Она кивнула.
    женя аутлоhas quoted5 months ago
    Марина приподнялась с ощущениями заново родившейся, радостно трогая свое тело, побрела в совмещенку.

    Все было новое, неожиданное, удивительное: блестящий под электрическим светом кафель, прохладная струя воды, мокрая щетина зубной щетки. Медленно полоща рот, она рассматривала себя в забрызганное зеркало. В лице ничего не изменилось: те же большие раскосые глаза, прелестный носик, пухлые губы. Но выражение… выражение стало совсем другим, каким-то радостно-умиротворенным.

    Марина провела рукой по щеке и улыбнулась:

    – Как хорошо…

    Это было удивительно. Никогда еще ей не было так спокойно.

    Словно за одну ночь свалился тягостный груз, столько лет давивший на плечи.

    Разведя ноги, она потрогала бедра возле паха. Свежая сперма медленно стекала по ним.

    Продолжая улыбаться, Марина подтерлась влажным полотенцем, накинула халат и вышла.
    женя аутлоhas quoted5 months ago
    Оргазм, да еще какой, – невиданный по силе и продолжительности. Вспыхнув в клиторе мучительным угольком, он разгорается, воспламеняет обожженное прибоем тело, как вдруг – ясный тонический выдох мощнейшего оркестра и прямо за затылком – хор. Величественный, огромный, кристально чистый в своем обертоновом спектре, – он прямо за спиной Марины, – там, там стоят миллионы просветленных людей, они поют, поют, поют, дружно дыша ей в затылок, они знают и чувствуют как хорошо ей, они рады, они поют для нее:

    СОЮЗ НЕРУШИМЫЙ РЕСПУБЛИК СВОБОДНЫХ СПЛОТИЛА НАВЕКИ ВЕЛИКАЯ РУСЬ ДА ЗДРАВСТВУЕТ СОЗДАННЫЙ ВОЛЕЙ НАРОДОВ ЕДИНЫЙ МОГУЧИЙ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ!

    Марина плачет, сердце ее разрывается от нового необъяснимого чувства, а слова, слова… опьяняющие, светлые, торжественные и радостные. – они понятны как никогда и входят в самое сердце:

    СЛАВЬСЯ, ОТЕЧЕСТВО НАШЕ СВОБОДНОЕ!

    ДРУЖБЫ НАРОДОВ НАДЕЖНЫЙ ОПЛОТ – ПАРТИЯ ЛЕНИНА, СИЛА НАРОДНАЯ НАС К ТОРЖЕСТВУ КОММУНИЗМА ВЕДЕТ!

    Море розовеет, потом краснеет, наливаясь кумачовым тоном, Спасская башня из белой становится красной, блистают золотом стрелки и украшения, нестерпимо алым горит пятиконечная звезда, от нее во все стороны расходятся лучезарные волны, созвучные великому хоралу:

    СКВОЗЬ ГОДЫ СИЯЛО НАМ СОЛНЦЕ СВОБОДЫ И ЛЕНИН ВЕЛИКИЙ НАМ ПУТЬ ОЗАРИЛ!

    НА ПРАВОЕ ДЕЛО ОН ПОДНЯЛ НАРОДЫ, НА ТРУД И НА ПОДВИГИ НАС ВДОХНОВИЛ!

    Оргазм еще тлеет, слезы текут из глаз, но Марина уже подалась назад и встала на единственно свободное место в стройной колонне многомиллионного хора, заняла свою ячейку, пустовавшую столькие годы.

    СЛАВЬСЯ, ОТЕЧЕСТВО НАШЕ СВОБОДНОЕ!

    ДРУЖБЫ НАРОДОВ НАДЕЖНЫЙ ОПЛОТ – ПАРТИЯ ЛЕНИНА, СИЛА НАРОДНАЯ НАС К ТОРЖЕСТВУ КОММУНИЗМА ВЕДЕТ!
    женя аутлоhas quoted5 months ago
    Хрущев ошибаться может, Сталин может, а народ – не может. Ты вот мне сегодня все нутро свое наизнанку вывернула, словно школьница какая. А почему? Да потому что в тупик зашла со всеми глупостями своими. Баб любить! С диссидентами общаться! Масло воровать, ради острого ощущения! Ну что за поебень, извини за выражение?! Ты отдельно живешь от народа, понимаешь? Отсюда и завихрения все. Надо вместе с народом, вместе. Тогда и тебе легче станет и народу хорошо. Свой народ любить надо, Марина. Любить! Это же как дважды два! Американец свой народ любит, англичанин – любит, а ты что – хуже их? Что такое диссидентство ваше? Чушь собачья. Нигде такого еще не было, чтоб жить в своей стране и своих ненавидеть. И на запад смотреть, рот раскрымши. Это ведь ненормально, не по-человечески, пойми. И правильно, что их в психушки пихают, психи они и есть! Дело надо делать. Ежедневное, ежечасное дело. Тогда будет и удовлетворение и польза. Знаешь как я доволен? Как никто. Я на работу как на праздник иду. Радуюсь. И усталости нет никакой, и раздражения. И запоев. А сколько радостей вокруг! Ты оглянись только, глаза разуй: страна огромная, езжай куда хочешь – на север, на юг, в любой город. Какие леса, горы! А новостройки какие! Дух захватывает! Профсоюзная путевка – сорок рублей! Ну где еще такое бывает? Все бесплатно, я это уже говорил. Пионерские лагеря для детей, хлеб самый дешевый в мире. безработных нет, расизма нет. «Только для белых» у нас на скамейках не пишут.
fb2epub
Drag & drop your files (not more than 5 at once)